В Лельчицах советская власть “перепрограммировала” Радуницу

Тамошние деревни Крупка, Берзавод, Лазнищи отмечают ее в первый четверг после Пасхи. Традиция празднования встречи с родными, ушедшими в мир иной, здесь особые. Таких, пожалуй, нет нигде…

Тот же четверг выбран потому, что на десяток деревень был в советские времена один священник – и во вторник никак не поспевал побывать на всех кладбищах. А без молебна и утреннего освящения могил какая Радуница? Народ роптал, и батюшка нашел выход – сказал, что и накануне, в четверг можно праздновать.
Было это, как вспоминают старожилы, лет сорок- пятьдесят назад, но всем последующим священникам приходиться чтить эту традицию – приезжают с утра, обходят со святой водой и молитвой могилы.
В этот раз собралось народу меньше, чем обычно. Но машин оказалось значительно больше – так, что у лесного кладбища и припарковаться-то было сложно: растет благосостояние народа.
Люди на болоте
Кладбище это действительно далеко от всех деревень, хоронящих тут, пешком дотопать даже местным сельчанам тяжко. История размещения “могілак”  любопытная. Когда-то здесь были непролазные топи.
Выходцы из Украины, Польши, различных районов Беларуси заселили острова-хутора в начале двадцатого века, и когда ближе к 20-м годам встал-таки вопрос, где в этих болотах найти участок под кладбище, один из хуторян подарил деревням свой лесной холм – самый высокий в округе, который не затапливало ни при каких катаклизмах.
Так и стали хоронить – расширяя от центра. В центре – уже забытые, поросшие толстым мхом могильные холмы, по кругу за ними – с дубовыми крестами, дальше – с железными, ближе к ограде – новомодные памятники.
И по кругу у ограды – длинные столы.
Ставить водку тут не принято
Ежегодный ритуал для сотни потомков – уборка родных могил. Далее следует украшение искусственными цветами, венками, рушничками. И на могилу кладут рушник, под крест – освященные в церкви яйца, ломти куличей, конфеты.
Никаких рюмок с водкой и кусков хлеба на них – не принято тут такое. Дары соответствуют церковной традиции Пасхи – в день Пасхи мертвых.
После украшения не менее традиционный ритуал – беседы. С родственниками, земляками, одноклассниками. Узнают, кто помер, кто женился, у кого кто родился, чьи дети где живут, где учатся, у кого какие болячки…
– А Васіля нешта не бачу? – слышно.
– Так вунь ён.
– А які стары стал! Не пазнаць, а Пятро твой дзе?
– Помер, схаранілі тем летам, в Краснаярску.
– А мае ўсе тут… Сястра, брат, матка з бацькай…Я адзін застаўся на белым сьвеце…
В обед все вместе садятся за столы – по родам, по деревенским улицам (ведь люди, с которыми рос, становятся родными). Каждый выкладывает свои деликатесы. Рюмки поднимают нечасто и не по многу, с традиционным “помяни Господи усопших рабов твоих”. Напиваться на кладбище считается недозволительным грехом.
И дальше снова неспешные беседы, сбор группками, воспоминания, но уже веселее звучат голоса. Так и положено – ведь это праздник встречи – потомков и предков.
Кстати, за последние десятилетия в этот праздничный четверг ни разу не было тут плохой погоды – всегда припекает солнышко, а если и проморосит дождик, то мягкий, грибной, такой, что от него не приходиться прятаться, вставая из-за столов.
И еще странная традиция сохраняется – деревенские дети с пакетами, пока взрослые сидят за столами, собирают с могил конфеты, а то и яйца. И никто не может припомнить, откуда это повелось. Многие взрослые относятся к такому поведению осуждающе – но запрещают ходить только своим детям – чужих не гоняют.
Уходят с кладбища не позже четырех, считается, нельзя долго задерживаться.
06:02 29/04/2009




Loading...


загружаются комментарии