«В одну ночь избили четверых, один из них умер…»

Почему здоровые до армии солдаты внезапно умирают от тяжелых болезней и не попадают в списки погибших?

«В одну ночь избили четверых, один из них умер…»

Около 8 часов утра в казарме в/ч 14848 один из солдат ударил сослуживца в грудь. Тот упал на колени. Через некоторое время он был уже мертв. 30 марта Витебский военный суд вынес приговор обвиняемому - полгода в арестном доме. Трагедия случилась почти два года назад, в мае 2007-го. И если бы не настойчивость родителей, суда вообще бы не было.

Погибшего солдата звали Павел Козик. Он был единственным сыном у родителей. В армии успел прослужить только 3,5 месяца. Его внезапную смерть следователи Витебской межгарнизонной прокуратуры объяснили якобы имевшейся острой ишемической болезнью сердца. И отказали в возбуждении уголовного дела.

- Но этого заболевания никогда у сына не было, - рассказывает мать погибшего Светлана Козик. - Кроме того, отдел по надзору Генеральной прокуратуры выявил в материалах проверки Витебской межгарнизонной прокуратуры «достаточные данные, указывающие на признаки преступления ч. 1 ст. 443 УК РБ (насилие, издевательство над лицом, на которое распространяется статус военнослужащего, либо жестокое обращение с ним…)» в отношении сына. После чего уголовное дело было возбуждено. Но Белорусская военная прокуратура все равно его закрыла, ссылаясь на болезнь и отсутствие насилия.

Добиться повторного возбуждения уголовного дела родителям удалось через полтора года после смерти сына: появились свидетели - демобилизовавшиеся сослуживцы Павла.

- Ребята рассказали мне, что утром 4 мая один из солдат ударил сына в солнечное сплетение, после чего он схватился за грудь и упал на колени. Этот удар вызвал нарушение ритма сердца. Мой сын не приходил в сознание. В первый момент не были сделаны необходимые реанимационные мероприятия. Тело просто перенесли на кровать. Врачи «Скорой помощи», прибывшей через час, потому что никто раньше ее не вызвал, уже ничего не могли сделать, - продолжает мать погибшего солдата.

Светлана Васильевна попросила сослуживцев сына рассказать о происшедшем при помощнике депутата. Возможно, именно эти показания, засвидетельствованные в обращении депутата Светланы Окружной к генеральному прокурору Беларуси, уже сложно было не считать доказательством. Белорусская военная прокуратура наконец признала мать погибшего солдата потерпевшей. Дело дошло до суда. Когда судья спросил свидетеля, почему тот сразу не рассказал, как было дело, молодой парень ответил: «Боялся, что со мной будет то же самое». Обвиняемый же признался, что нанес тот роковой удар.

Казалось бы, справедливость восторжествовала. Но, несмотря на свидетельские показания и выводы судмедэкспертов Госслужбы медицинских судебных экспертиз, которые не исключили полностью возможность смерти от удара, а также указали, что у погибшего «признаков заболевания обнаружено не было», судья  И.Стефановский приговорил подсудимого к шести месяцам за насилие над военнослужащим, не повлекшим тяжких последствий. В приговоре можно прочитать много удивительных вещей. Например, судья ссылается на мнение некоторых экспертов и пишет, что «нанесенный удар, по их мнению, свидетельствует о том, что он совпал с наступлением его смерти». Даже если такие совпадения  бывают, остается вопрос: что повлекло внезапную остановку сердца? Но на него, говорится в приговоре, «эксперты дать обоснованные ответы не могут».

НЕ ВСЕ СОЛДАТЫ ПОПАДАЮТ В СПИСКИ ПОГИБШИХ

Хорошо еще, что родителям вообще не пришлось доказывать факт, что их сын погиб. Потому что у них на руках есть поразительный документ, согласно которому Павел не умирал в армии. Это ответ из витебского военкомата, который родители получили через год с лишним после смерти сына. На их вопрос о том, сколько в в/ч 14848 погибло солдат, им ответили, что «с 1996 года по настоящее время случаев смерти (гибели) военнослужащих в/ч 14848 не было» (!). Хотя собственное расследование родителей показало: в этой части только с 2004 года умерло вместе с их сыном четыре человека! Один из этого списка значится как самоубийца, второй - утопленник (об Алексее Шведко «Комсомолка» писала 20 марта 2007 года). И тогда смерть солдата военные следователи списали на неосторожность: мол, он утонул, причем в подпитии. И только - опять же! - благодаря настойчивости родителей военная прокуратура обратилась к еще одной экспертизе, которая показала, «что этанол в жаркую погоду мог образоваться в организме человека сам по себе», комментировал тогда «КП» полоцкий межгарнизонный прокурор. И хотя честное имя солдата родители восстановили, истинные причины смерти, как они считают, до сих пор не установлены.

Как же так получается, что погибшие в армии солдаты не попадают в армейскую статистику смерти и чего она стоит после этого?

В процессе журналистского расследования мы совершенно неожиданно получили новое свидетельство в деле о смерти Вадима Юшко из 103-й мобильной бригады ВДВ: здоровый парень умер за три месяца в больнице от гломерулонефрита в 2006 году (Проводив в белорусскую армию абсолютно здорового сына, назад родители получили труп). Несмотря на то, что Вадим рассказал матери перед смертью о том, что его избили в армии и в деле есть подтверждающие этот факт показания его соседа по палате, военные настаивают, что умер Юшко от заболевания. И вот… Солдат, служивший в одной части с Павлом Козиком, Антон, лежал в военном госпитале и слышал много историй, из-за чего солдаты попадали на лечение. Упомянул он в разговоре с нами и 103-ю мобильную бригаду:

- Один из солдат был тоже из Витебска, 103-й мобильной бригады ВДВ. Он рассказал, что зимой у них был случай, кода в одну ночь были избиты четыре солдата, один из которых умер. Об этом я рассказал военному прокурору Витебской области Владимиру Ализарчику, когда был у него по своему делу…

Однако семья Юшко и после своего обращения в эфире программы «Выбор» к президенту не может восстановить справедливость. Сегодня они подали жалобу в комитет по правам человека ООН.

ДВА РАЗНЫХ ДИАГНОЗА - И ОБА ОФИЦИАЛЬНЫЕ

У семьи Хальчуковых нет доказательств того, что причина смерти их сына Степана - физическое насилие. Но от этого картина смерти не становится менее ужасной. Наоборот. Оказывается, в нашей армии можно умереть не только от руки сослуживца, но и от халатного отношения.

Степан Хальчуков призвался в армию летом 2006 по первой степени годности. Более того, он закончил факультет физвоспитания, имел 2-й разряд по спортивной гимнастике. Но, прослужив в в/ч 5523 МВД (Могилев) полгода, попал в больницу, где через месяц умер. Официальная версия военных следователей - вдруг появившееся «в период военной службы» смертельное заболевание: острый лимфобластный лейкоз (злокачественное заболевание кроветворной системы).

- Сын никогда не лежал в больнице. Все анализы, которые он сдавал во время призывной кампании, были в норме. Почему же он заболел в армии такой страшной болезнью? - спрашивала у военных мать погибшего Тамара Хальчукова. Ответ на этот вопрос ей никто не дал.

Диагноз был выставлен только после вскрытия. Причем родители Степана до сих пор имеют два совершенно разных диагноза смерти - и оба официальных. В извещении о смерти со ссылкой на 80-ю центральную судебно-медицинскую лабораторию говорится, что Степан умер от болезни Ходжкина (онкологическое заболевание лимфатической системы). Это подтверждает через 12 дней и государственный судебный медэксперт этой лаборатории Г.Мережко, проводивший дополнительную судебно-гистологическую экспертизу кусочков внутренних органов. Но его заключение выдается отдельным приложением к новому заключению 20 марта - «острый лимфобластной лейкоз» (заболевание крови). Второй диагноз выставил другой специалист этой же лаборатории Адианов и начальник патологоанатомического отделения 432 ГВКМЦ Малахов.

- Еще в Могилевской инфекционной больнице, куда сына направили из части, врачи по результатам стернальной пункции исключили заболевания крови. Не обнаружили заболевания крови и за неделю до смерти, когда повторно брали на исследование костный мозг. Кроме того, в деле есть документ из НИИ онкологии им. Александрова, в котором говорится, что у сына болезнь Ходжкина, - недоумевают родители.

И то и другое заболевание - онкология. Но разница в том, как следует из отчетов противоракового общества России, куда входят ведущие специалисты-онкологи, что «приблизительно 90% больных болезнью Ходжкина излечиваются с помощью химиотерапии и облучения». А вот острый лимфобластной лейкоз, как поясняет в материалах военной проверки главврач Могилевского областного онкологического диспансера А.Лысов, «является смертельным заболеванием и молниеносная форма данного заболевания приводит к смерти в течение года». Случай со Степаном Хальчуковым не вписался даже в этот срок - парень умер за месяц после госпитализации. Но этого никто не берет во внимание, и все ссылки дальнейшие экспертизы (ЦВВК МВД, Госслужба медицинских судебных экспертиз) делают только на непонятно как появившийся второй диагноз. Легче все списать на смертельную болезнь, чем найти истинные причины смерти?

ПОКАЗАНИЯ МЕРТВЫХ НЕ ПРОВЕРИШЬ

У родителей умершего сына есть свой взгляд на причину смерти.

- Все это следствие психологического стресса от увиденного в армии и переохлаждения, которое постоянно испытывал сын, так как носил бушлат на 3 размера больше - 54-й, - рассказывать мать погибшего. - Перед последним обращением в санчасть он сильно промерз 19 и 21 декабря. Степан рассказал, что 19 декабря солдаты встречали поезд с заключенными, который опоздал на 40 минут, стоя неподвижно в оцеплении на холодном ветру. Через день он был привлечен к патрулированию по городу в течение шести часов с голой шеей, без шарфа - его забрал один из дедов. А поднять воротник нельзя… На следующий же день сын обратился в медпункт с жалобами на боль в горле. Но его отправили на службу. И только 28 декабря положили в лазарет, откуда отправили с увеличенными лимфоузлами в инфекционную больницу. В инфекционный больнице за 10 дней было поставлено четыре диагноза под вопросом (!), которые лечили разными способами. В итоге с кровотечением кишечника Степана увезли в Больницу скорой помощи… Но следователь не отразил в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела факт переохлаждения сына, хотя об этом говорится в медицинских картах. Странная оценка дана следователем и судмедэкспертами профобязанностям врача медчасти Тихоновой Т.Е., которая ни разу не взяла анализы крови у сына, когда он три раза по пять дней лежал с температурой в санчасти. Хотя это предписывает приказ Минобороны от 15.03.2004 №10. В постановлении говорится, что «недостатки в обследовании (не выполнено исследование общего анализа крови и мочи), допущенные врачами части в прямой причинной связи с наступившей смертью не стоят».

Не находит следователь Будько и «случаев халатного отношения командного состава части»: начальники караульной службы отрицают факт опоздания поезда и отсутствие шарфа. Старшина роты отрицает и то, что солдат носил бушлат не своего размера, «так как он лично следил за этим».

Чего стоят эти показания, если в шкафу родителей висит бушлат сына 54-го размера? Вместо него они купили ему новый бушлат. В нем он проходит всего четыре дня перед своим последним больничным этапом жизни…


МНЕНИЕ ВРАЧА

Заболевания, приводящие к смерти, могут быть вызваны травмами

- Может ли человек умереть от одного удара?

- Да. Если сильный удар будет в область солнечного сплетения, грудины и область сердца, - говорит Владимир Губанов, военный врач, в прошлом начальник полкового медицинского пункта, сегодня председатель Брестского отделения БОО солдатских матерей.

- А можно ли лейкоз получить в армии?

- Да. Его можно заработать в ракетных войсках, где есть ракетное топливо. Либо если до армии человек столкнулся с радиоактивными веществами. Но призывная комиссия может это выяснить по анализам.

- Может ли сильное переохлаждение вызвать болезнь Ходжкина?

- Переохлаждение может вызвать, к примеру, воспаление легких, абсцесс, а это уже может привести к лимфадениту, а потом и к болезни Ходжкина.

- Еще одну смерть солдата списали на гломерунонефрит - заболевание почек. Может ли это заболевание возникнуть от избиений?

- Конечно. При сильной травме, когда отбиты органы, это заболевание может стремительно развиваться.

- Вы можете подтвердить или опровергнуть армейскую практику прикрывать насилие, повлекшее смерть, заболеваниями?

- Да. То же самое было с моим сыном. В день Советской армии в 1997 году сын был задушен. Его смерть следственные органы хотели списать на эпилепсию. Почти все медицинские документы, даже карточка новорожденного, были уничтожены. До приезда следственных органов были уничтожены и постельные принадлежности, а пленки с фотосъемкой места происшествия засвечены. Я долго боролся за честь сына и доказал, что он был при исполнении служебных обязанностей и что смерть его была насильственной. В заключении так и написано: умер от механической асфиксии, то есть задушения.

Скоротечно умирают только от сильной травмы, избиений. Травма и приносит дополнительные заболевания, которые поражают органы.

ОФИЦИАЛЬНО

На наш запрос в Минобороны, как получилось, что не все погибшие в армии солдаты попадают в статистику смертей военных комиссариатов, мы получили ответ, что такая «статистика ведется в военных комиссариатах по месту призыва граждан». А на замечание о том, что Витебский объединенный городской военный комиссариат не включил с статистику случаи смерти в армии солдата Павлюченко в 2004 году, солдат Дедкова и Шведко - в 2006, Павла Козика в 2007 году, уверение, что «трое из перечисленных в вашем обращении военнослужащих не погибли. Причины их смерти не связаны с исполнением обязанностей по военной службе».

 

 

09:47 06/05/2009




Loading...


загружаются комментарии