Александр Растопчин: Путешествия по воображаемой родине

Александр Растопчин, белорусский блюзмен, бывший участник «Сузор’я» и «Песняров», давно живущий в Нью-Йорке, выпустил альбом Rodnaje.  

Беларусь в затуманенных ностальгией глазах тех, кто давно находится за границей, — уже не столько страна, сколько некая тихая, торжественная земля обетованная. Именно такой образ восстает из блюзовых композиций маэстро Растопчина, блистательного отечественного гитариста, ранее игравшего с «Песнярами», а потом эмигрировавшего в Нью-Йорк. Буклет диска трогательно повествует о том, что автор стремился не изобразить Беларусь или приблизиться к ней посредством переигрывания наиболее знаковых для истории страны композиций, а скорее предпринять индивидуальное музыкальное путешествие по стране, «смешивая координаты времени и пространства».  

Музыканту несомненно удалось перемешать все, что можно. Во многом благодаря аранжировкам (к ним приложили руку трубач Ирвин Гроссман и валторнистка Сьюзен Гроссман), которые превращают неофициальные белорусские гимны в уравновешенные пьесы в стиле барокко, а фолк-классику изменяют до неузнаваемости. «Мы выйдзем шчыльнымі радамі» звучит то шляхетно, как полонез Огинского, то задушевно, как средневековый романс. Композиции вроде «Ой рана на Івана» выполнены в «песняровских» фолк-роковых традициях, а трэк «Ой, сівы конь бяжыць» гитарным подходом к аранжировке напомнит меломанам старания Роберта Фриппа.

Отвечая на извечный вопрос: «и где здесь, собственно, белорусское?» — нужно обращать внимание не столько на репертуар (хотя на диске есть и пресловутый полонез «Прощание с родиной», и даже совершенно лубочные «Купалінка» и «Зорка Венера»), сколько на подход к компиляции. Например, пафосная бетховенская «Ода к радости» переходит в тихую органную версию «Магутны Божа», которой и заканчивается диск. У Растопчина уже совершенно небелорусское музыкальное мышление, но все равно близкая нам ментальность (и это прекрасно!). Общеевропейское и национальное гитара Растопчина презентует как цельный музыкальный сплав, тяготеющий к традициям классической музыки — даже если бы маэстро записал просто диск средневековых лютневых мелодий или прелюдий Баха, в этом было бы что-то «роднае».

Сыграв белорусскую классику с таким же педантично-эмоциональным подходом, с которым играется классика вообще, Растопчин дарит отечественному слушателю возможность гораздо более широкого обобщения, чем это может себе позволить отечественный меломан, имеющий дело с  местным музыкальным продуктом. Например, в англоязычной версии диск называется Cherished: точного аналога слову «роднае» не существует — и именно от этого и есть смысл отталкиваться.

08:11 16/05/2009




Loading...


загружаются комментарии