И битвы, где вместе рубились они…

Лазурному берегу идет бикини, парижским подиумам – наряды от кутюрье, а древнему Полоцку – средневековые латы и строи.

И битвы, где вместе рубились они…
Удивительно гармонично на Верхнем замке возле белоснежной Софии, у Музея книгопечатания и даже на заполотском лугу смотрелись девушки в полотняных платьях, молодые люди в кольчугах и шлемах и пилигримы в холщовых хламидах. Очень многим хотелось содрать с себя потертые джинсы, скинуть кроссовки и, пусть не в мягких сапожках с загнутыми вверх носами, хоть босиком, пройтись по этой прогретой столетиями земле.
Фестиваль средневековой культуры «Рубон», вызвав интерес у многих взрослых, восторг – у детей и подростков, удивление – у иностранных туристов, второй раз прошел на берегах Полоты. Прошел без помпезности, без сонма официальных гостей, без калиток-металлоискателей и батальонов милиции и спецназа. А ведь оружия хватало.

Кто кивер чистил, весь избитый…
За час до открытия в кустах на Верхнем замке пели птицы. Как-то даже не верилось, что на таком, не очень уж и большом пространстве собрались сотни людей. Однако привычного шума толпы не было. Кто-то занял место на сиденьях перед эстрадой и терпеливо ждал начала действа, молодежь примеряла на лотках перстеньки да сережки, трогала мечи и шлемы. Люди семейные интересовались сделанными под старину декоративными вазами да горлачиками, деревянными кухонными принадлежностями. Многие подходили к знаменитому Борисову камню, чтобы, дотронувшись до него, получить в будущем счастье. Выпивших не было. Живописная группа в черных сутанах сидела за дубовым столом с глиняными пивными, но пока еще пустыми кружками.
С другой стороны собора, где вдоль кирпичной стены под шикарно цветущими деревьями раскинулись под стягами и хоругвями разноцветные шатры главных участников, царило сосредоточенное напряжение. Проверяли оружие, жены и подруги помогали облачиться в кольчуги и латы. Процесс снаряжения непростой – в средние века все было на завязках. А для участников подобных праздников главное – аутентичность. Подготовка к бою требует тщательности, а бои ожидались нешуточные.
Но вот загремела музыка, и те, кто успел, стали подтягиваться к сцене.
Ведущий Юрий Устинович еще сильным и звонким голосом открыл праздник. Дружина «Северная вежа», клуб «Русич», «Чорны война», «Княжий гуф», «Белый лис»… Минск, Гродно, Могилев, Жодино, Березино… Десятки клубов со всей страны.
Мэр города «вельможный пан» Точило Владимир, которому предоставили слово, каши не испортил: его прозвучавшая на белорусском речь была краткой, но эмоциональной. Никакой официальщины:
– Вы видите, какие чудесные люди собрались к нам в Полоцк, под стены величавой Софии, на наш праздник «Рубон». С названиями дивными, сказочными, даже страшными. Но это друзья. Такие же воины собирались под знамена полоцкие, и всегда ворог отступал.

Пожалуй к бою
Объявив открытие и развернув хоругвь фестиваля, мэр не умчался по неотложным делам. Уже через несколько минут он учился стрелять по мишени из боевого лука. Не попал. Впрочем, и среди тех, кто участвовал в состязаниях, некоторые тоже пустили стрелы мимо цели.
Вообще соревнования лучников оказались очень интересными. Это отмечали и зрители, и участники. Инга из Гродно похвалила организаторов за придуманные уникальные конкурсы. Особенно понравилась «принцесса», которую спрятали между двумя «вражескими воинами». Ненароком попасть в нее – значит быть дисквалифицированным. Зрители, хоть и болели за участников, все же очень ждали, что у кого-то дрогнет рука, и все-таки дождались. После неудачного выстрела одного из «робин гудов» принцесса под вопли ребятни рухнула наземь. А в финальной дуэли победил своего товарища по команде Троя минчанин Ольгерд.
Если лучники все же боевая интеллигенция – поражают издали, но точно и больно, то ратники и латники рубят вплотную, с плеча. Рубят по-настоящему, зло! Неподготовленные зрители, плотным кольцом окружившие ристалище, ожидали игры. Какая игра! Со всего размаху тяжелым мечом по голове! Облепившие деревья мальчишки чуть не попадали вниз, как спелые яблоки. Тут даже под стальным шлемом голова нужна очень уж крепкая. Наиболее яростным в «ратном коле» выглядел минчанин Штази, который нанес своему сопернику по финалу Стасу из «Полоцкого звяза» настоящую рану на ноге, и тот был вынужден прекратить бой. Это не помешало соперникам после поединка дружески обняться.
А вот в «двубое» латников финала не было. Один из лучших бойцов Тихомир благородно отказался выйти против своего молодого ученика Тараса из «Княжего гуфа».
Самыми зрелищными состязаниями на рыцарских праздниках считаются бугурты. Это когда идут стена на стену, гурт на гурт. Поделившиеся поровну на «западников» и «ВКЛовцев» дружины раз за разом сходились, чтобы добить «короля» или «князя», потом, чтобы повалить стяг противника. Сражались по-серьезному, отчаянно. Никто не хотел уступать. Звенели мечи, трещали копья, грохали по стальным латам топоры. Старавшимся найти удачный план фотографам и телеоператорам, несмотря на то, что крепкие ребята из числа организаторов древками защищали подходы к барьерам, за которыми толпились зрители, то и дело приходилось отчаянно по-заячьи скакать в сторону, унося свои незащищенные части тела от неминуемой ампутации.
Отчаянные и стойкие эти увлекающиеся средневековыми боями ребята! Когда у вас на глазах человека несколько раз рубят боевым топором, который потом с трудом вытаскивают из-под проема кольчуги судьи, а он поднимается и снова рвется в бой, – это впечатляет.

Мужество бесплатно, а красота стоит денежек. Ночное Fire Show было уже по билетам, и контингент зрителей значительно изменился. Конечно, 17 тысяч за вход не выглядят чем-то запредельным, но, как сказал один мужчина, детям бы показал, а для себя жалко – кризис. Те, кого прищемил кризис, пошли пить пиво и другие напитки, а любители ярких зрелищ – наслаждаться феерией огня. И даже противный дождь не разогнал дрожащую на холодном ветру под текущими с зонтов ручьями публику.
Люди любят смотреть на воду и огонь. Здесь хватало и того, и другого. Участники представления буквально завораживали зрителей. Впрочем, описывать словами красоту…

И снова бой!
Апогеем праздника стал штурм «замка». Построенное на крутой горе укрепление имело еще и форпост внизу, через ворота которого, перейдя мосток через Полоту, надо было пробиться нападавшим.
Долго и упорно отодвигали столпившихся зрителей, потому что по сценарию все должно было закончиться сражением на ровном поле. Наш народ упорный и хитрый: вроде все движутся назад, но умудряются – по шажку – как-то переместиться вперед. В сплошных зарослях крапивы на склоне возле пути штурмующих закрепились журналисты и просто любители со снимающей аппаратурой, испортив «чистую» картинку операторам телеканалов.
Наконец засвистели стрелы. Грохнуло орудие, началась атака. Ворота первого сооружения выбили довольно быстро, и бой растекся по берегу. Перегруппировавшись, нападавшие рыцари в тяжелых латах медленно стали подниматься вверх. Бахали орудия, горела трава, и сквозь дым упрямо и тяжело карабкалась по склону группа средневековых воинов. Сверху летели поленья, их отпихивали от ворот копьями, били сверху мечами. Не хватало только расплавленной смолы да катящихся вниз огромных бревен.
«Замок» устоял. Обессиленные тяжелым подъемом нападавшие стали отступать. Кто-то катился под гору, кого-то из раненых вчетвером еле-еле тащили наверх. Теперь в контратаку медленно-медленно по склону вниз пошли уже защитники замка…
Последним аккордом стали знакомое по акциям грохотанье по щитам и бросок с поднятыми мечами в атаку на зрителей, который, впрочем, их не очень-то испугал.
Потом с «воями» фотографировались, мальчишки примеряли шлемы и рассказывали друг другу, какие они тяжелые. Почти все хотели когда-нибудь тоже поучаствовать в таких сражениях и защищать родной город.
– Очень супер! Похоже на настоящее! Средние века как бы, – перебивали один одного.
Многие взрослые интересовались геральдикой, костюмами, вооружением…
На таких фестивалях гораздо больше чувствуют свою историю, чем на уроках и лекциях, узнают больше интересного, чем из книг, кем бы они ни были написаны. И учатся любить свою большую и малую родину.
Конечно, это игра. Но игра талантливая и мужественная. Игра и для себя, и для людей. Как сказал пан Войслав из клуба минского «Алтын тумен»:
– Мы приехали отдохнуть, сделать праздник для себя и для зрителей. Хорошо, что на нас смотрят, интересуются, спрашивают…
Доволен он и организацией праздника, и постановкой действа.
Все надеются, что фестивалю «Рубон» уготована долгая жизнь, что он будет развиваться, привлекая все больше и больше участников, гостей, зрителей. Что будет надлежащая реклама. Большинство полочан, толкавшихся на колхозном рынке, даже толком не слышали, что в городе проходит такой интересный праздник. А многие ли в республике из тех, кто не блуждает по сайтам, знали о нем? Что говорить о зарубежных гражданах. А с каким интересом и удивлением рассматривали эту средневековую атрибутику прибывшие откуда-то из Юго-Восточной Азии в Полоцк туристы. И как надолго задержалась у Софийского собора свадьба, чтобы обязательно сфотографироваться с участниками фестиваля.
Пока все держится на энтузиазме группы людей. Они почти год готовили мероприятие – от сценария до технического обеспечения. Однако энтузиазм с годами затухает. Об этом говорил совершенно севшим за два дня голосом ведущий программы и турниров Юрий Устинович. Люди отрывают от себя, чтобы помочь родному городу сотворить праздник. Может, их тоже надо как-то стимулировать? Юрий надеется, что Полоцк сможет сделать постоянным, пусть и в рамках «Рубона», и уникальный для республики фестиваль Fire Show. И еще он очень рад, что праздник прошел на Верхнем замке.
– Здесь веет сакральным, – говорит он. – Вечером сидишь в шатре – небо, звезды, Софийский собор…
У фестиваля есть всё, чтобы стать знаковым и притягательным для людей. Надо только этим умело воспользоваться. Потому что Полоцку идет этот средневековый наряд, который напоминает, что мы не без роду без племени, что за нами десятки поколений, которые жили, трудились, сражались, чтобы мы помнили.
06:30 26/05/2009




Loading...


загружаются комментарии