Убийца амнистирован

Белорусская армия и суды лелеюет беспредел старослужащих.

Убийца амнистирован
Казенный дом (милиция, прокуратура, суд) для правозащитника — "дом родной". Только что не ночует там. Хотя и такое бывает. 2 июня 2009 года правозащитная дорожка также привела автора в казенный дом. На этот раз к военному суду.
В этот летний день Белорусский военный суд рассматривал кассационную жалобу родителей рядового Павла Козика, убитого в воинской казарме, и кассационный протест заместителя Витебского межгарнизонного военного прокурора Ю.Смолянко на приговор межгарнизонного суда от 30 марта 2009 года.
Гибель в мирное время солдата —  происшествие чрезвычайное и, вполне закономерно, что "Комсомольская правда в Белоруссии" осветила на своих страницах данный факт (№ 83 от 5 мая 2009 года). За что нарвалась на гневную отповедь министра обороны с требованием опровержения…

Из кассационной жалобы родителей

Старослужащий Арзуманов 4 мая 2007 года в 9-м часу утра в казарме в/ч 14848 (г. Витебск, микрорайон Журжево) на глазах у сослуживцев, младших командиров и офицеров, из хулиганских побуждений, беспричинно нанес удар кулаком в солнечное сплетение нашему сыну Козику Павлу, пробывшему на военной службе три месяца. Сын упал и, не приходя в сознание, скончался на месте преступления.
Государственное обвинение квалифицировало преступные действия Арзуманова по ч.3 ст.443 УК (насилие над военнослужащим, повлекшее тяжкое последствие).

Военный суд переквалифицировал действия старослужащего на ч.1 ст.443 УК (насилие, повлекшее причинение военнослужщему лишь легкого телесного повреждения).

В приговоре суда утверждается, что смерть наступила не от удара в солнечное сплетение, повлекшее остановку дыхания и сбой в работе сердца, а от ишемической болезни сына. Но при призыве на военную службу врачебная комиссия заболеваний сердца не обнаружила и признала Павла годным к строевой службе без ограничений.

Причина преднамеренного искажения объективных причин смерти сына усматривается в стремлении военного суда выгородить командование части от уголовной ответственности за преступно-халатное отношение к выполнению своих служебных обязанностей по укреплению воинской дисциплины.

С этой целью суд лишил нас, родителей солдата, убитого при исполнении служебных обязанностей, статуса потерпевших, а военкомат уничтожил вещественное доказательство -— военный билет рядового Козика с записью заключения призывной комиссии: "годен к строевой военной службе без ограничений".

Выгораживая командование, военный суд отклонил наши иски к убийце и к воинской части о компенсации материального и морального вреда.

Из кассационного протеста
Государственного обвинителя — заместителя Витебского межгарнизонного военного прокурора подполковника Смолянко:

Рядовой Арзуманов (последнего полугода службы), нарушая воинский правопорядок, умышленно нанес рядовому Козику (первого полугода службы) сильный удар кулаком по туловищу в область грудной клетки спереди, от чего тот упал и, не приходя в сознание, скоропостижно скончался. Тем самым Арзуманов совершил насилие над военнослужащим (младше его по сроку службы), повлекшее тяжкое последствие в виде причинения смерти.

Арзуманов являлся старослужащим, развитым в физическом отношении. Со всей силы ударил молодого солдата за то, что тот не дал, в виду отсутствия, сигарету марки "Винстон" военнослужащему (последнего полугода службы).

От удара Арзуманова рядовой Козик упал на колени и не подавал признаков жизни: не дышал, не наблюдалось признаков сердечной деятельности, отсутствовало артериальное давление, зрачки не реагировали на свет, не определялся пульс, имелись каловые выделения.

Суд посчитал, что вышеуказанные показания не могут указывать на причинную связь между нанесенным ударом и наступлением смерти.

Государственным обвинителем было предложено суду признать старослужащего Арзуманова виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.443 УК, и назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на семь лет в исправительной колонии в условиях усиленного режима.

Суд, приговором от 30 марта 2009 года, содеянное Арзумановым переквалифицировал на ч.1 ст.443 УК, в соответствии с которой назначил наказание в виде ареста на срок шесть месяцев.



Из приговора суда

Состав суда: председательствующий — майор Стефановский, заседатели — майор Горошко, старший прапорщик Гапеева:

Смерть является ненасильственной и не является результатом какого-либо травматического воздействия.

Смерть наступила от внезапной остановки сердечной деятельности. Нанесенный молодому солдату удар лишь совпал с наступлением смерти. Признаков шока (в том числе болевого) у Козика не обнаружено.

Старослужащий, ударом в грудь, причинил Козику физическую боль, но эти действия военный суд квалифицирует по ч.1 ст.443 УК.

Поскольку содеянное Арзумановым квалифицировано по ч.1 ст.443 УК, не предусматривающей наличие тяжких последствий, в том числе смерти потерпевшего, то в указанном случае исковые требования (о компенсации материального и морального вреда) подлежат оставлению без рассмотрения.



Из решения судебной коллегии Белорусского военного суда

Состав коллегии: председательствующий — заместитель председателя БВС полковник Тузов, подполковник Рутковский, майор Паутов (и.о. заместителя председателя БВС):

1. Приговор суда в отношении Арзуманова оставить без изменения, а кассационную жалобу и кассационный протест без удовлетворения.

2. Освободить Арзуманова от наказания в связи с амнистией.


Пункт первый решения судебной коллегии в свете "ноты протеста" Министерства обороны "Комсомолке" на публикацию о попустительстве к убийцам был, в общем-то, прогнозируемый. Ведь и должности, и звания судей находятся в прямой зависимости от благосклонности министра.

Верится с трудом, что судья Паутов, заинтересованный в замене приставки и.о. на заместителя, а майорских погон на подполковничьи, рискнет высказаться за отмену приговора. Аналогично, не выскажется за удовлетворение кассаций и полковник Тузов, который, полагаю, не прочь пересесть из кресла заместителя в вакантное ныне кресло председателя БВС.

Зато пункт второй об амнистии убийцы шокировал и мать, у которой государство забрало навечно единственного сына, и присутствующих в зале журналистов.

Да, акт амнистии применен в соответствии с законом (ст.2). Более того, согласно закону (ст.21) применение амнистии в данном случае — прямая обязанность БВС.

Но, если бы…

— судебная коллегия приговор Витебского межгарнизонного суда в отношении Арзуманова отменила, а дело направила на новое рассмотрение по предъявленному прокуратурой обвинению, убийца под амнистию не подпадал.

— военный суд поставил приговор по обвинению, инкриминируемому прокуратурой, об амнистии не могло быть и речи. Согласно ст.8 Закона на осужденных по части 3 ст.443 УК амнистия не распространяется.

— военный суд не отклонил иск родителей о компенсации материального и морального вреда, судебная коллегия применить амнистию уже права не имела (ст.11 Закона).

— судебные медики, третий съезд которых (2-5 июня 2009 г.) совпал с заседанием судебной коллегии БВС, освидетельствовали Павла Козика как военнослужащего, а не гражданское лицо, если бы не изобрели в угоду командованию военных железнодорожников несуществующую ишемическую болезнь у убитого молодого солдата, судья Стефановский вряд ли пошел на такой шаг, как переквалификация обвинения на статью, подпадающую под амнистию.

— Арзуманов находился в СИЗО, то тоже мог не попасть под амнистию по недисциплинированности (статья 11 Закона). Но убийцу продержали под стражей… всего три дня.

Витебский военный суд, изучив законопроект об амнистии, все эти "но" убрал, обеспечив тем самым убийце "зеленую дорогу" на свободу.

По мнению автора, осталось за кадром следствия и суда еще одно "но".

Убитый молодой солдат — Козик Павел Андреевич, по отцу белорус. Арзуманов Андрей Вагашанович, нанесший смертельный удар, судя по отчеству не белорус. На предварительном следствии обвиняемый утверждал, что перед нанесением Козику кулачного удара между ними была словесная перепалка. В связи с чем, не исключено насилие по мотивам национальной розни. А это уже ч.2 ст.443 УК, арест по которой не предусмотрен.

Данная версия ни следствием, ни судом даже не рассматривалась.

Мало того, что Министерство обороны замяло убийство, оно не предприняло мер воздействия к командованию воинской части 14848. Наоборот. Через несколько дней после убийства в казарме молодого солдата, командира части подполковника Поддубного награждают орденом Мужества, а затем вместе с заместителем по идеологической работе майором Кривко повышают по службе. И это в то время, когда в части беспредельничают старослужащие, на территории части процветают поборы и пьянство. В том числе пьянство в составе суточного наряда.

Ярко характеризует данных офицеров белорусской армии и такой факт. Убийство Павла Козика вначале попытались списать на гибель от передозировки наркотиков. Когда же эта версия провалилась, послушные судебные медики "родили" ишемическую болезнь сердца.

Непринятие Министерством обороны должных мер воздействия к командованию воинской части 14848, ненадлежаще исполняющего свои обязанности, тюремный принцип опоры офицеров на старослужащих делают армию небоеспособной. Неуставные взаимоотношения в белорусской армии процветают.

Не случайно в Витебском гарнизоне очередной труп…


07:49 05/06/2009




Loading...


загружаются комментарии