Круговорот строителей в природе

Десятки километров пешком и сотни на попутках пришлось преодолеть пятерым гомельским гастарбайтерам, чтобы сбежать из Москвы домой. В Белокаменную они потянулись за длинным рублем, поверив обещаниям предприимчивого жителя Чечерска, который предложил подзаработать на стройке.

Круговорот строителей в природе
Трудоустройство по-черному
На деле всё оказалось, как в страшном сне. Мужчины проишачили два месяца, но зарплаты так и не дождались. Более того, заказчик и в дальнейшем не собирался оформлять с ними контракт и вообще какие-либо официальные документы. Жили рабочие в выселенном доме, запланированном под снос. В нем не было ни воды, ни газа.
Деньги выдавались в виде подачек только на еду. Пищу приходилось готовить с помощью электроплитки, а мыться прямо на стройке.

Интересно
Отток профессиональных кадров есть и в России. Причем наибольший наблюдается из реального сектора экономики. По данным Федеральной миграционной службы России, свыше 60 процентов трудовых мигрантов — именно строители. Показательно, что российские гастарбайтеры ищут лучшей доли как на Западе, так и на Востоке, например, в Китае.

— Эти люди попали, по сути, в рабские условия. Их использовали в качестве бесплатной рабочей силы, — сообщила региональный координатор программы “Борьба с торговлей людьми в Республике Беларусь” Татьяна Горелик. — Вместе с ними “благодаря” этому же вербовщику в Московскую область выезжали еще около 40 — 60 человек из Добрушского района. Они по-прежнему находятся в тяжелых условиях и без денег на дорогу домой.
По данным областной организации Белорусского общества Красного Креста, в 2008 году было зафиксировано 18 случаев торговли людьми с целью их дальнейшей трудовой эксплуатации. И что показательно, все случаи связаны с работой в строительной сфере. За первые три с половиной месяца нынешнего года таких случаев уже 20. Так что об опасности поиска больших денег за границей и говорить не стоит — об этом и так все знают.
— Если бы у меня была возможность заработать достаточно, чтобы прокормить семью, думаете, поехал бы в Москву? Там же одни проблемы: поборы, рэкет, а условия проживания и спартанскими не назовешь — просто бараки какие-то, — рассказал Василий Сизов, у которого опыт гастарбайтерства сложился также не совсем удачно.
Сейчас он работает каменщиком на гомельских стройках. Говорит, зарплата увеличилась (по данным главного статистического управления Гомельской области, заработная плата в строительстве в марте 2009 года составила 1190,9 тысяч рублей). Есть смысл оставаться и трудиться на родине. Кушать дома борщ, жить в комфортных условиях, общаться с друзьями куда приятнее, чем перебиваться первопрестольным фаст-фудом, мыться раз в неделю и ночевать в тесном вагончике с еще 30 такими же работягами. Хотя тех, кто хочет очень много получать на стройке в Белокаменной, по мнению Василия, не остановят ни трудности с медицин-ским обслуживанием белорусов в России, ни угроза вымогательств со стороны “предприимчивого” криминалитета, ни нелегальность работы (зачастую о заключении контракта с гастарбайтером наниматели даже разговора не ведут).

Сколько штукатура ни корми...
Вместе с тем, проблема квалифицированных кадров для гомельских строек стоит по-прежнему остро. И хотя мировой финансовый кризис больно ударил по московским фирмам, многие из них закрылись, а белорусские специалисты вынужденно вернулись домой и теперь устраиваются здесь, всё это временное решение. Ситуация может вернуться на круги своя, как только московские стройки приобретут докризисный размах.
Евгений окончил гомельское ПТУ-67 строителей. По распределению не работал ни дня. Сразу после диплома его забрали в армию, которая была засчитана в срок отработки. Когда вернулся со службы, пытался трудиться в Гомеле, но зарплата не устроила. Обеспечить жену и маленького ребенка на те деньги, что предлагали дома, было невозможно, и Евгений по совету знакомых отправился в Москву.
— Сначала полтора года работал в Московской области. Занимался отделкой квартир и коттеджей. Теперь уже лет 6 — 7 непосредственно в российской столице, — рассказал он.
— Разница в деньгах действительно такая существенная?
— В Гомеле на тот момент мне платили 170 тысяч рублей в месяц. А из Московской области я привозил до 500 тысяч. Сейчас в Гомеле отделочник на госпредприятии получает около миллиона, а я из России привожу по полторы тысячи долларов. Так что разница остается та же — там платят примерно в три раза больше. Кроме того, на гомельские предприятия после армии устроиться совсем не просто, все хотят видеть специалистов с опытом работы. А где его взять, если вместо отработки ты служил в армии?
— Вам не кажется, что ездить в Москву — в какой-то степени авантюризм, ведь неизвестно чем это закончится?
— Проблемы находит себе тот, кто ищет. Меня ни разу не грабили ни на вокзале, ни на стройке — нигде. Если ты нормально одет, не лезешь в сомнительные компании, то никто тебя трогать не будет.
— Но ведь в Москве продукты питания дороже, да и условия проживания обычно ужасные…
— По моим наблюдениям, еда в России стоит дешевле, чем у нас. Правда, смотря какая. Что касается условий, то каждый сам себе их создает. Мы жили прямо в квартирах, которые отделывали. Вполне нормально. Не надо было тратить деньги на проезд.
— Трудовой договор не заключали с московскими фирмами?
— Документы не оформляли. Мне особо выбирать не пришлось. В Гомеле достойной работы я не нашел. А семья, ребенок уже были, и нужно было обеспечивать их всем необходимым.
— Наверняка вы слышали о случаях попадания в трудовое рабство за границей. Боялись, что за работу не заплатят?
— Абсолютно нет. Во-первых, я поехал вместе с теми, кто уже там работал. Во-вторых, “кидают” обычно разнорабочих гастарбайтеров, которые приезжают без всякой специальности и вообще мало что умеют. А я работал в Москве по профессии, по которой у меня есть диплом, — мастером отделочных работ. И, наконец, самое главное: в России нужно пахать, а не каждые полчаса уходить на перекуры. Если ты будешь только делать вид, что работаешь, заказчик будет делать вид, что тебе платит. В Москве никто не дает деньги только за то, что ты просто пришел на стройку. Зарплата зависит от объема выполненной работы. Больше сделал — больше получил. Никакой уравниловки. И если не веришь прорабу, можешь сам вести учет и контролировать всё. Лично я считаю, что обманывают тех, кто позволяет это с собой делать.
— Но несмотря на то что вы так красочно описываете плюсы московских строек, насколько я знаю, сами сейчас ищете работу в Гомеле. Почему?
— Уровень оплаты там упал в связи с кризисом — безработных много, работы мало. Поэтому нет особого смысла ехать. Фирмы разоряются, строительство объектов замораживается. Устроиться тяжело, а денежной выгоды, за которой раньше ездили, почти нет. Но как только в России закончится кризис, поеду туда снова. И высокая зарплата — не единственное, что могло бы удержать меня в Гомеле. Хотелось бы, чтобы здесь было больше частных строительных фирм.
— Не чувствуете угрызений совести, что государство потратило деньги на ваше обучение, а вы сейчас работаете в другой стране?
— Не отрабатывал, потому что ушел служить в армию — это тоже гражданский долг, который я выполнил перед своей страной. И не я один такой. В нашей группе было примерно 25 человек. Из них распределились по местам работы 7, остальные ушли в армию. И то из 7 — четыре девушки.

Я б в строители пошел — пусть меня научат?
Между тем подготовка строителей обходится государству в немалую копеечку. По оценкам специалистов управления образования облисполкома, на профессиональное обучение одного строителя в год расходуется около 4 миллионов рублей бюджетных средств. Представьте, сколько денег тратит государство фактически в никуда, если потом эти люди уезжают работать на стройки соседних стран. Эффект такой же, как если установить батарею отопления на балконе и вместо квартиры обогревать улицу?
— Надо сказать, современная молодежь считает профессию строителя не престижной. По специальности “Каменщик” у нас вообще очень низкий конкурс, — отмечает директор Гомельского государственного профессионально-технического училища № 67 строителей Иван Самусев. — Берем всех желающих и при этом еле комплектуем группу из 30 человек, хотя на рынке труда острый дефицит таких специалистов.
Особенно, по словам собеседника, молодежь пугают тяжелые условия работы. Каменщики трудятся и в зной, и в стужу, и под шквалистым ветром, так что надо обладать недюжинным здоровьем. И тем не менее в училище многое делается, чтобы переломить негативные стереотипы и завлечь ребят. В этом году открыли новую специальность “Производство строительно-монтажных и ремонтных работ. Эксплуатация и ремонт автомобиля”, которая, по сути, включает в себя подготовку сразу по трем профессиям — каменщика, водителя категорий В, С и слесаря по ремонту автомобилей. При том, что конкурс на вступительных экзаменах в среднем по училищу не превышает 1,3 человека на место, на эту специальность он возрос до 1,7 — 1,8 человека. Практичность этого варианта подтверждают Сергей Курницкий и Максим Стаськов, которые обучаются по данной специальности.

Мнение
Петр Алесько, областной военный комиссар:
— Министр строительства и архитектуры поднимал вопрос о том, чтобы строители получали отсрочку от армии. Но я не вижу в этом смысла. Нужно не отсрочку давать, а создавать приемлемые условия труда. Если будут достойно платить и помогать с решением жилищного вопроса, то и дефицита кадров не будет. Нужно сделать так, как было при Советском Союзе, — возводится дом, и 5 процентов жилья в нем выделяется строительной организации. Уверен, что и сейчас многие пошли бы работать на стройку, чтобы быстрее получить собственное жилье. Кроме того, не думаю, что молодежь захочет получать отсрочку. По нашим опросам, 75 процентов ребят желают отслужить быстрее, а не потом, когда уже появятся семья, стабильная работа, в 25 лет пойти в армию. Вообще считаю, что проб-лема нехватки строительных кадров больше надуманная.

— Я всю жизнь бредил машинами. В детстве с папой автомобиль собрал. Сначала хотел поступить в другое училище на водителя-электрика, но в итоге выбрал училище строителей, — рассказал Сергей. — Здесь бесплатное питание, хорошая учебная база и единственная в Беларуси специальность такого рода. Я одновременно получаю права и становлюсь автослесарем и каменщиком.
Ребята подчеркивают: конечно, они больше хотят связать себя с машинами, но не исключают, что жизнь может повернуться по-иному, и они окажутся на стройке.
С некоторой тревогой думают они об армии — оба не против службы, но не стремятся надеть солдатские сапоги сразу после окончания училища. Максим хочет до призыва успеть поступить в вуз, чтобы получить высшее образование. В планах Сергея открыть собственный бизнес по ремонту машин. Впрочем, и он считает, что лучше отработать 2 года на стройке, чем сразу идти в армию. Но если все-таки придется, то уж после службы он себя в рядах строителей совсем не видит.
— В этом нет перспективы. Учащийся может на производственной практике заработать до миллиона рублей, а после армии без опыта работы тебе нигде в Гомеле столько не заплатят. Так что я прекрасно понимаю тех, кто после службы уезжает в Москву, — рассуждает он. — А вот в автобизнесе можно организовать собственную клиентуру, работать на себя и всегда быть при деньгах.
— Поскольку строители пользуются большим спросом, нужно поднять вопрос о том, чтобы предоставлять им отсрочку от армии и давать хотя бы возможность отработать то, что положено, на стройке, — считает Иван Самусев. — Может быть, есть смысл подумать об альтернативной службе.
К слову сказать, в этом году ГГПТУ № 67 выпустит 227 человек. Если даже представить, что все они отправятся на гомельские стройки (что маловероятно из-за летнего призыва), всё равно дефицит кадров будет по-прежнему высокий.
Это понимают и в управлении образования облисполкома. Набор на строительные специальности из года в год увеличивается. Если в 2008-м в ПТУЗы области было принято 1650 человек, то в 2009-м — уже 1800. И тенденция к росту будет сохраняться. Причем прием в ПТУЗы, в том числе на все строительные профессии, происходит только на основании договоров на подготовку кадров. Иными словами, всем выпускникам изначально гарантируется первое рабочее место. Другое дело, что не все они до него добираются.

Идет кадровая война
Тем временем, например, в Литве Министерство иностранных дел разработало рекомендации по иммиграционной политике. Там тоже есть серьезный дефицит квалифицированных специалистов, и документ рекомендует, приглашая рабочую силу из третьих стран, отдавать предпочтение представителям постсоветского пространства — белорусам, молдаванам, украинцам, россиянам. Вообще государства ведут целые мини-войны за квалифицированные кадры. Каждая страна пытается создать выгодные условия для привлечения специалистов в нужные секторы экономики. Мэр Москвы Юрий Лужков еще в ноябре 2007 года на заседании совета делового сотрудничества Беларуси и Москвы открыто приглашал наших строителей на работу. Более того, московский градоначальник распорядился строить сборно-разборные конструкции, благоустроенные внутри, для более комфортного проживания рабочих на стройках. Нужно ли говорить, каким заманчивым показалось предложение Лужкова для наших соотечественников, если учесть, что, по данным журнала “Большой город”, даже средняя зарплата дворника в Москве составляет 20 тысяч российских рублей?
В Беларуси же вопросы остановки оттока кадров ставились на коллегиях Минтруда и Минстройархитектуры, но реального решения пока найдено не было. Да, увеличился набор на соответствующие специальности, повысилась зарплата в строительном секторе, но пока ожидаемого эффекта эти меры не принесли.
06:05 15/06/2009




Loading...


загружаются комментарии