После президентского разноса разнесли и охотничью усадьбу в Жлобинском районе

Первый раз с высокой трибуны «охотничье дело» выстрелило словами президента еще 16 апреля.

После президентского разноса разнесли и охотничью усадьбу в Жлобинском районе
«Сегодня в Гомельской области по моему поручению завершена проверка так называемого охотничьего дела, где большие начальники милиции, руководители крупных предприятий поохотились так, что сегодня приходится разбираться в рамках уголовного дела. Не буду забегать вперед, люди об этом узнают, но прощения не будет никому, — заявил Александр Лукашенко. — Хочешь охотиться — охоться. Но у нас есть закон! Объединяйтесь, собирайтесь, покупайте лицензию и делайте это честно. Не думайте, что никто не увидит того правонарушения, которое вы там совершите. Есть люди, которые видят и знают все».

Если верить видеообращению бывшего начальника УБКиЭП УВД Гомельского облисполкома Александра Малаева, ныне арестованного, под «людьми, которые все видят и знают», президент подразумевал сотрудников спецслужб, проводивших проверку «охотничьего дела». Видеообращение бывшего милицейского начальника к президенту с упованием на справедливость и просьбой разобраться с «беспределом КГБ» появилось в интернете 17 июня. В нем А.Малаев, обращаясь к Александру Григорьевичу, за которого «он голосовал», заявил, что противодействие сотрудников силовых ведомств началось в Жлобине еще до разборок с незаконной охотой. Мол, сотрудники КГБ вели себя в некоторых случаях неправомерно, у милиции имелся на этот счет материал, в отместку за что спецслужбы и раскопали «охотничье дело».

Суть уголовного дела, как и обещалось народу, президент поведал через два с половиной месяца после первого упоминания. 29 июня на совещании с сотрудниками МВД Лукашенко заявил: «В поле зрения КГБ недавно попал начальник отдела по борьбе с коррупцией и экономическими преступлениями Жлобинского РОВД Миненков, который организовал условия для занятия охотой, рыбалкой и еще кое-чем».

«Установлено, что в 2003 году он приобрел и оформил на подставное лицо усадьбу площадью более 2 га на территории Жлобинского района, захватив при этом еще более 1 га лесных угодий, самовольно возвел 14 построек, обзавелся сворой из 29 породистых собак и тремя дикими кабанами. Все это хозяйство обслуживали местные жители», — прокомментировал президент. По его словам, «на собственной базе регулярно осуществлялись охота, рыбалка с участием руководителей, в том числе Белорусского металлургического завода и высокопоставленных должностных лиц органов внутренних дел».

Корреспонденты БелаПАН отправились в Жлобинский район, чтобы посмотреть на «милицейский беспредел» — угодья в два гектара, овчарню, конюшню и то, где можно было заниматься «еще кое-чем». В прямом смысле — в лесную глушь, место, отдаленное от городов и крупных деревень, расположенном в междуречье Березины и Днепра. Добраться было нелегко, без помощи бывалых охотников мы вряд ли когда-нибудь попали бы туда. Без проводника не прорвались бы лесными дорогами и при информационной поддержке местного населения и объяснений: «До речки, потом налево, по лесу километра четыре, а потом направо, потом по дамбе, затем вдоль леса, потом налево, и еще пять километров».

Опытный гид привел нас через леса-болота к «Охотничьему домику». Печальное зрелище! Оказалось, после публичного словесного разноса президентом силовиков «разнесли» и их поместье. Навстречу нам выбежал мужчина. На удивленный вопрос: «Ой, а что это тут у вас за домик среди леса» ответил раздраженно: «А вы не знаете? Интернет читать надо!».

Как пояснил Василий (так представился человек), он здесь с напарником работают сторожами, а «хозяев сейчас нет». «Один уже вроде сидит, а другой хозяин должен вроде приехать. Да вот уже неделю никого здесь нет», — пояснил Василий. Его напарник удил рыбу в пруду и на все вопросы отсылал за ответами в «интернет».

Его более словоохотливый коллега рассказал, что раньше, примерно месяц назад, здесь стояли вагончики и загончики, были 4 лошади и 30 собак, за которыми они ухаживали. «Но потом хозяин чего-то с КГБ заелся — вот все здесь и развалили. Чего он с ними только заедался?», — удивлялся сторож. Потом неохотно («уже меня КГБ сто раз допрашивало! Надоело!») поведал, что раньше каждые выходные сюда приезжали люди охотиться и рыбачить. «Министры ли они, начальники или кто — я их в лицо не знаю. И с семьями приезжали, и с детьми. И еще с кем — это не мое дело. Я баню топлю — они в доме гуляют. Они в баню перемещаются — я в дом ухожу. Что они тут делали — откуда мне знать? Я в 5 утра поднимаюсь и пошел работать, скотину смотреть», — прокомментировал Василий.

О былом размахе, 14-ти анонсированных постройках, напоминают горы досок, фундаменты «вагончиков», отрезанные электропровода, разрушенные здания. «Здесь раньше, когда вагончики стояли, 30 человек могли спокойно разместиться. Но когда эта заваруха началась — сказали из райисполкома все помещения, кроме дома и сарая, убрать: не положено, незаконные постройки. Вот убрали, и сейчас разбираем еще», — пояснил мужчина.

30 собак и лошадей, по словам сторожа, разобрали «те, кто надо», диких кабанов, стоящих в загонах, выпустили на свободу. «Да какие же они дикие, кабаны? Они же у нас уже ручные были!» — заметил Василий и в доказательство своих слов стал кричать «Машка! Машка!», попутно рассказывая о совсем ручной дикой свинье, которая тут гуляет на свободе и к ним приходит по старой памяти.

Сторож поведал, что сейчас идет спор между Новомарковичским сельским советом и Речицким лесхозом (охотничьи угодья находятся на границе Жлобинского и Речицкого районов) о том, кому принадлежит земля, на которой были возведены постройки. «Речицкий лесхоз доказывает, что это их земля, и что кабаны, которые стояли в загоне, испортили плодородный слой почвы, и за это наш хозяин им должен большие деньги», — добавил Василий. Он подчеркнул, что работал здесь бесплатно, так как с Хозяином дружит, а с друзей денег не берут.

Проводя экскурсию по территории «охотничьего домика», Василий с сожалением употреблял слова в прошлом времени: «Здесь был вагончик, там — еще, и там, а здесь — конюшня, а в доме какая была красота — и кожка рыси висела на стене, и разные чучела! Вот было чучело дикого кабана — на колесиках даже! И телевизор здесь был, и дивиди. Все разобрали, свет отключили», — сокрушался сторож.

Проведя экскурсию, он спохватился — то ли из-за недоделанной работы, то ли из-за своей разговорчивости, — и стал нас выпроваживать: «Все посмотрели? Езжайте. Мне работать надо — все это разбирать, порядок наводить, хозяин за досками должен приехать». Что за новый хозяин — мужчина не уточнял. Во всяком случае, мы его не дождались.

В Новомарковичском сельсовете нам пояснили, что собственно сам «охотничий домик» принадлежит частному лицу, предпринимателю из Жлобина. Этот дом был построен лесником, ему же и принадлежал, но после смерти лесника предприниматель купил домовладение. В сельсовете уточнили, что дом находится на территории сельсовета, а постройки, возведенные в лесном массиве — на территории лесничества.

В УКГБ по Гомельской области, куда мы обратились с вопросами (в отношении кого, по каким статьям уголовного кодекса возбуждено дело, касающееся незаконной охоты или незаконных построек в Жлобинском районе), отказались от комментариев. «То, что можно было, уже по этому делу сказали. Нам комментировать то, что уже сказано, никакого смысла нет. Ничего мы не говорим по этому поводу», — отметила сотрудница пресс-группы.

По сведениям БелаПАН, начальник отдела по борьбе с коррупцией и экономическими преступлениями ОВД Жлобинского района Леонид Миненков на данный момент находится в следственном изоляторе КГБ, в отношении его возбуждено уголовное дело за превышение власти или служебных полномочий, ему предъявлено обвинение, ведется следствие. По подозрению в каком преступлении задержан и помещен в СИЗО КГБ А.Малаев, в правоохранительных органах тоже не комментируют. В администрации же Белорусского металлургического завода лаконично отвечают, что генеральный директор завода Николай Андрианов здесь уже не работает, и где он — неизвестно…
11:03 07/07/2009




Loading...


загружаются комментарии