… а паспорт не надо

Лет пять-шесть назад на Брестчине насчитывалось около  180  так называемых «отказников» - людей, которые отказывались получать  паспорта образца 1996 года с личным идентификационным четырнадцатизначным номером. На сегодняшний день, по данным управления по гражданству и миграции УВД Брестского облисполкома, таковых осталось 87 человек.  Чего добиваются эти люди?

… а паспорт не надо
В чём суть конфликта?
Бывшая работница брестского ОАО «Белалко» Татьяны Ячник, проработавшая на предприятии три с половиной десятка лет,  до сих пор  не получает пенсию, которая ей положена уже более года. Брестчанин Николай Лавренюк, проработавший более половины жизни, уже около полутора лет также не получает  пенсию.  Это связано с отсутствием у них новых белорусских паспортов образца 1996 года. Люди просто не желают получать эти документы.
Для оформления пенсии они представили в отделы по труду и социальной защиты по месту жительства союзные паспорта образца 1974 года, трудовые книжки, бумаги, необходимые для назначения пенсий по возрасту. Но документы не были приняты из-за отсутствия паспортов образца именно 1996 года. Судебные инстанции жалобы на решения районных комиссий по назначению пенсий оставили без удовлетворения. И тем самым, как считают жалобщики, отказались применять норму Международного пакта о гражданских и политических правах – о свободе совести и религии.
«Отказники» ссылаются на то, что они как православные христиане отказались от белорусских паспортов, поскольку личные идентификационные номера несут в себе антихристианскую символику. Мол, они уподобляют человека бездушным вещам или товарной массе, на  которую накладывают клеймо. Такое обезличивание, по их мнению, несовместимо с Божественным замыслом о человеке как образе и подобии Божием и оскорбляет религиозные чувства верующих. Принимая добровольно личный идентификационный (лат. identificare – отождествлять) номер, по их убеждению, человек отождествляется с ним и отрекается от имени, данного ему при крещении.
В отказе оформить им пенсию по старым советским паспортам Николай Лавренюк и Татьяна Ячник усматривают дискриминацию по признаку религии. Посему они направили жалобы в Комитет по правам человека ООН,  в которых просят принять меры для осуществления их прав и назначении им положенных пенсий.
На протяжении последних десяти лет аналогичные обращения верующих граждан поступали в Конституционный суд Республики Беларусь. В его  решении от 15.04.2004 года сказано: «Для избежания конфликта, в основе которого лежат религиозные убеждения верующих, можно было бы рассмотреть вопрос о выдаче таким гражданам паспортов без указания в них личного номера либо найти иные решения в направлении, когда бы права граждан не противопоставлялись интересам государства, а обеспечивались надлежащим образом». Разумный подход, который, однако, как показывает практика, носит не обязательный, а рекомендательный характер.
Наши соседи - россияне и украинцы – не стали мудрствовать лукаво и обошлись без конфликта весьма простым способом. Как сообщили нам в Генеральных консульствах Российской Федерации и Украины в Бресте, в национальных паспортах граждан России и Украины просто отсутствуют личные идентификационные номера, а есть только серия и стандартный шестизначный номер. Ну, как когда-то в советских.

Официальная позиция: никаких послаблений

А как оценивают неординарную ситуацию белорусские официальные органы власти?  Они стоят на своём: личный идентификационный номер необходим! Вот как прокомментировал ситуацию начальник управления по гражданству и миграции УВД Брестского облисполкома Виталий Аксёнов: «Получение паспорта регламентировано постановлением Совета министров РБ о паспорте гражданина Республики Беларусь (№463 от 14.07.1993 года) в редакции постановления правительства от 11.09.2006 года.
В 2008-м году был принят указ президента № 294 «О документировании граждан Республики Беларусь» - с изменениями и дополнениями к постановлению правительства.
Верующие-«отказники» ездили к Главе государства, в Министерство внутренних дел, но ничего не изменилось.  
Подавляющее большинство граждан Беларуси, начиная с 1996 года, получили паспорта. На  Брестчине их имеют 1 млн. 460 тысяч человек, которым личные номера не мешают жить и работать.
Во всём мире имеются паспорта с личными номерами.
С 60-х годов Западная Европа ввела единый регистр. Уже при рождении ребёнка ему присваивается личный номер и на него заводится папконакопитель.
Для каждого человека – с учётом всех мнений – невозможно принять подходящий для всех людей закон. Закон не должен подстраиваться под маленькую группку людей. Тогда получится не закон, а неизвестно что. Все священнослужители имеют этот документ, паспорта у нас единого образца, установленного государством. А россказни насчёт того, что личный идентификационный номер обезличивает человека и приравнивает его к вещи – это что-то надуманное и непонятное.  
Есть единообразный установленный образец паспорта, где указывается фамилия, имя, отчество гражданина, его личный номер, дата рождения, пол… Ничего компрометирующего человека в личном номере нет. Например, меня личный номер не обезличивает. С другой стороны, наличие личного номера намного облегчает работу сотрудников пенсионного фонда, а его отсутствие приносит людям очень много неудобств.  Если раньше учёт пенсионеров вёлся по карточкам, то сегодня вся база данных занесена в компьютер, и все изменения удобнее и без задержек вносить в эту базу.  
- Есть ли такие страны, где личный номер ставится в паспорт по желанию человека?
- О чём вы говорите! Как можно ввести паспорт с какими-то изменениями? Я таких стран не знаю. В США, например, выдаётся паспорт с личным номером, отпечатками пальцев и  сканированной сетчаткой глаза. И в Беларуси сейчас решается вопрос о введении биометрического паспорта – для тех, кто будет выезжать в страны Евросоюза и Америку.
Договорились до того, что этот номер «дьявольский»… Я говорю таким людям: «Если даже вы не хотите получать тот паспорт, вы его получите и положите куда-нибудь в кубышку и не трогайте его. Но паспорт необходим для оформления пенсий, нотариальных сделок, решения многих социальных вопросов».
Итак, получился некий «бермудский» паспортный треугольник: «отказники» - Конституционный суд – официальные службы по гражданству и миграции, по труду и социальной защите.  Между всеми субъектами неординарного конфликта согласия нет. Видимо, только на ООН и надежда.
10:20 10/07/2009




Loading...


загружаются комментарии