Загадка Грюнвальдской битвы

В этом году исполняется 599 лет со дня знаменитой Грюнвальдской битвы. Еще есть время сделать что-нибудь стоящее к ее 600-летию. Хотя несомненным итогом битвы был полный разгром Ордена  Витовтом и Ягайло. Грюнвальдскую битву окутывает одна тайна, которая не разгадана и сегодня. Но, возможно, ее и не хотят разгадывать.

Загадка Грюнвальдской битвы
... В начале июля 1410 года полки Великого княжества встретились с польскими хоругвями около Червеньска на Висле, а через две недели произошла битва, которая стала кульминацией всей войны 1409-1411 годов.

Великое княжество Литовское выставило на поле боя 40 хоругвей. Помимо них, с Витовтом пришла конница хана Джелаледина. В орденских хрониках записано, что великий магистр Ульрик фон Юнгинген погиб в битве от рук татарского хана Багардина, что могло быть и правдой. Польская армия пришла на битву в составе 50 хоругвей; из них  7 выставили подчиненные Польше украинские земли. Немцы выставили 60 полков.

Польский историк Стефан Кучиньский, автор  работы "Большая война с орденом крестоносцев в 1409-1411 годах", опираясь на мобилизационные способности
стран-участников битвы, попробовал определить количество воинов немцев, поляков и литовцев (белорусско-литовская армия). Польскую армию он назвал в 20 тысяч воинов, белорусско-литовскую - в 11,5 тысяч. Для Великого княжества, однако, расчеты основывались на списках армии ВКЛ от 1529 года, по которым конная армия составляла 24,5 тысячи всадников. Витовту была нужна победа над Орденом. В этом случае он возвращал Жмудь, получал Судавы, а король Ягайло возвращал ему ту часть подольских земель, которыми пользовалась Польша. Поэтому силы Великого княжества в битве под Грюнвальдом надо оценивать в 20 тысяч конницы, несколько тысяч пехоты, 2-3 тысячи татар и 3-4 тысячи челяди. Такие же по количеству силы привел на битву Ягайло. Более 30 тысяч воинов вывел великий магистр Ордена.

Путь, которым продвигались армии Ягайлы и Витовта, неминуемо проходил через деревни Людвиково, Танненберг и Грюнвальд, и тут великий магистр решил навязать врагу бой. Первыми шли хоругви Витовта, а сзади король. Проследим основные главные моменты битвы в описания польского историка Яна Длугоша (1415-1480).

"Когда среди литовцев, русских и татар закипела битва, литовское войско, не имея сил выдерживать вражеский натиск... было вынуждено снова и снова отступать и наконец обратилось в бегство... Враги рубили и забирали в плен бегущих, преследуя их на расстоянии многих миль, и считали себя уже вполне победителями... В этом сражении русские рыцари Смоленской земли упорно сражались, стоя под собственными тремя знаменами, одни только не обратившись в бегство, и тем заслужили великую славу. Хотя под одним знаменем они были жестоко изрублены, и знамя их было втоптано в землю, однако в двух остальных отрядах они вышли победителями. Бегущих же охватил такой страх, что большинство из них остановили побег, только достигнув Литвы; там они сообщили, что король Владислав убит, убит также и Александр, великий князь литовский, и что, более того, их армии полностью уничтожены".

Александр же Витовт, великий князь литовский, печалясь побегами своей армии и остерегаясь, что из-за несчастливой для Литвы битвы будет сломан и дух поляков, посылал одного за другим гонцов к королю, чтобы тот торопился без всякого промедления в бой".
Версия Длугоша о разгроме и побегах с поля боя армий ВКЛ была взята на веру многочисленными историками и вошла в оборот. Меж тем этот разгром сложно представить, поскольку он находится в противоречии с реальными условиями.

Поле боя по фронту занимало 2,5 километров. Учитывая примерное равенство сил союзников, можно принять, что войска Витовта противостояли немцам на 1-1,25 километров. Если считать по С.Кучиньскому литовскую армию в 11,5 тысяч, то на их участь приходилось менее 1 километра. На деле, хоругви Великого княжества, поскольку первыми приняли бой, вынуждены были занять все 2,5 километров. Резерва, на который рассчитывал Витовт, у них не было. Даже тяжело представить, о чем думал Ягайло, принимая молодых воинов в рыцари, исповедуясь, но в течение часа полки Витовта, двоюродного брата короля, воевали в одиночку. Может, он желал, чтобы князь Витовт ослабел настолько, чтобы быть покорным королевской воле.

О том, что разгрома и побега не было, свидетельствует и сам Длугош несколькими страницами далее, когда описывает осаду армиями союзников орденских столицы Мариенбурга:

"Польское войско король разместил в верхней части замка к востоку и югу, литовское же поставил в нижней части; помимо того, в специальном месте, к югу от замка, он разместил воинов земель своего королевства - Подолии и Руси…"

Посмотрим сейчас, как Ян Длугош описал боевые действия польской армии:
"В это же время (то есть во время так называемого побега армий Витовта) обратилась в бегство и хоругвь св. Ежи на королевском крыле, в которой служили только чешские и моравские наемники, которых дали вести чеху Яну Сарновскому. Со всеми чешскими и моравскими воинами хоругвь зашла в рощу, где Владислав, король Польши, отдал верных воинов рыцарским перевязям, и стояла в этой роще, не думая возвращаться в бой".

Все же Ягайло удерживал поляков далеко от боя не "в течение часа", а намного больше, потому что хоругви Витовта были вынуждены отходить.
"После того, как литовская армия обратилась в бегство, снова начался жестокий бой  между польскими и прусскими армиями. Между тем, как крестоносцы стали собирать все силы к победе,  знамя польского короля Владислава с белым орлом… под вражеским напором рушиться на землю. Однако благодаря очень опытным и заслуженным рыцарям, которые находились при нем,  знамя подняли  на место… Польские ряды,  под многочисленными знаменами, обваливаются на стоящих под шестнадцатью знаменами врагов (к ним сбежались и другие уцелевшие с хоругвей, разбитых под другими знаменами) и сходятся с ними в смертельном бою. Почти все воины, которые сражались под шестнадцатью знаменами, были перебиты или взяты в плен".

Вот, пожалуй, и все, что приводит Длугош о действиях хоругвей польской армии.

Другой взгляд на ход битвы представляют белорусско-литовские летописи: "Хроника Литовская и Жмойтская", "Хроника Быховца". Навряд ли найдется документ, который проливает свет на многочисленные загадки этой битвы многочисленных народов. Поэтому все выдвинутые историками версии хода битвы носят гипотетический характер.

В 1981 году я написал роман "Погоня на Грюнвальд", в котором литовские армии бились на своей половине фронта (1,25 километра). Я не обратил внимания на эту загадку - польские войска вступили в битву через час, когда хоругви Витовта сломали наступательное движение крестоносцев и сами уменьшились на треть. Наверное, Городельская уния 1413 года, по условиям которой ВКЛ переходило под власть Польши, целиком может стать итогом этой ошибки Великого князя Витовта и пошла на пользу Польскому королевству.
06:31 16/07/2009




Loading...


загружаются комментарии