Бремя патриотизма

Так получилось, что мне с национальными съездами не везет.

Бремя патриотизма
10 лет назад в Москве я готовил репортаж для «Коммерсанта» со съезда Всероссийского Азербайджанского конгресса. После публикации в редакцию позвонил глава пресс – службы посольства Азербайджана в России Фархад Агамалиев. Материал был для организаторов мероприятия не очень удобный, и посему господин Агамалиев вначале повел себя, как и все недовольные  журналистскими публикациями чиновники – он меня попытался уличить в неточности. Но когда с этим ничего не вышло, в ход пошел другой аргумент: «Ты так написал, потому что ты не азербайджанец по крови!..» Да, я родился и вырос в Баку, но этнически не азербайджанец… И «обличительную» фразу посольский работник буквально проорал в трубку, да так, что это услышали несколько моих  сослуживцев по редакции. После этого мне приходилось несколько дней отбрыкиваться от шуток коллег, вроде, «раз тебя в азербайджанцы не приняли, добро пожаловать в ряды славян…»
Прошло 10 лет, и теперь я должен был писать материал с аналогичного мероприятия в Минске – съезда тех самых русоволосых славян, белорусов мира. Связался с оргкомитетом по проведению съезда,  мне предложили прислать факс или электронную заявку на аккредитацию, в ответ пообещав выслать программу. Контрольным звонком пресс – секретарю оргкомитета Татьяне Печенко убедился, что все дошло и отменил поездку с друзьями на Нарочь. Работа есть работа.
Но ночью меня ожидал сюрприз: в ответном письме вместо обещанной программы я прочитал уведомление о том, что, оказывается, срок аккредитации журналистов на съезде “Бацькаўшчыны” закончился, что зал маленький, что для меня места не найдется…
Понятно, что в «Батькаўшчыне» покривили душой: коллеги рассказывают, что они вообще никакую аккредитацию не оформляли, просто пришли и начали работать. Да и если срок аккредитации закончился, почему мне поначалу предложили прислать заявку? «Бортанули» -- это ясно. Но почему?  Ни руководителя оргкомитета Нину Шидловскую, ни Татьяну Печанко я в глаза не видел, про них ничего не писал и вообще впервые с ними разговаривал по телефону. С другой стороны, ясно, что и не в них дело: в противном случае мне бы просто по телефону сказали «до свидания» и я бы с чистым сердцем бултыхался в Нарочи.
«Ларчик открылся» уже утром: один известный белорусский политик на условиях анонимности рассказал, что, оказывается, дело не во мне и не в Шидловской с Печенко. Просто очень деятельное участие в проведении съезда принял главный редактор «Советской Белоруссии» Павел Якубович, а он нашу редакцию не любит. За что уж не знаю, но мы, конечно, писали про то, что на его совести кровь солигорской правозащитницы Яны Поляковой, которая повесилась после гнусного пасквиля в президентской газете.
Чуть позже информацию о «следе Якубовича» подтвердил и председатель организации Алексей Марочкин. Он, как я понимаю, и отказался баллотироваться в председатели именно по той причине, что не желает быть марионеткой в руках подобных деятелей.
… Мне сотни раз приходилось готовить репортажи с подобных мероприятий. И немало из них было организаций, которые все считали, мягко говоря, марионеточными. Но ни в Москве, ни в Баку, ни в других городах я не сталкивался с тем, чтобы списки журналистов сверялись с «куратором». Это новое слово, «овощи» обычно такого себе не позволяют, -- они вообще стараются без особой нужды с прессой не ссориться. Тут должны были быть веские причины.
На этом фоне совсем уж несерьезным выглядят лингвистические перипетии с представителями «Бацькаўшчыны». Отправляя запрос в пресс – службу этой организации на русском языке, я получил ответ по-белорусски. Ну, ответьте по-английски, если русский язык вам так уж противен. Но неужели непонятно, что в российском издании вряд ли кто-то владеет белорусским языком. Я ничего не имею против белорусского языка, его авторитета, роста сфер использования и так деле, но неужели непонятно, что русский язык – на постсоветском пространстве это язык межнационального общения. Сомневаюсь, что в Минске есть журналисты – полиглоты, которые могут ездить по столицам государств СНГ и общаться с местными политиками на их родном языке – в Астане по-казахски, в Тбилиси по-грузински, а в Кишиневе по-молдавски… В общем, давайте не забывать, что патриотизм еще со времен Сэмюэля Джонсона -- последнее прибежище идиотов.
12:08 20/07/2009




Loading...


загружаются комментарии