Радзивиллы сказали министру Латушко: башню-луковицу на замке нужно заменить

Князья Радзивиллы во главе с 91-летней Эльжбетой Радзивилл пробыли в Беларуси неделю. Высокие гости находились тут фактически инкогнито — в отличие от майского визита, когда их принимали директора музеев, мэр Несвижа и другие официальные лица.

Радзивиллы сказали министру Латушко: башню-луковицу на замке нужно заменить
Теперешний визит стал скорее отдыхом в родном Несвиже. За все дни нахождения у князей было только одно официальное мероприятие — обед с министром культуры Павлом Латушко. Министр пригласил князей в ресторан “Новый Несвиж” в Минске, оформлен старыми снимками замка и семьи. По иронии судьбы — на некоторых фото изображен князь Альбрехт Радзивилл с дочкой Беткой — тот самой Эльжбетой Радзивилл, которую приветствовал министр на крыльце ресторана!..

По моей просьбе князь Матей Радзивилл рассказал о встрече с министром и детали недельного отдыха Радзивиллов в Беларуси.

Глеб Лабаденко: Пан Матей, что послужило причиной, что уже через два месяца после прошлого приезда Вы снова в Беларуси?
Матей Радзивилл: Это любовь к Несвижу!.. Нам очень понравилось, когда мы были здесь последний раз — в мае. Наша тетя Эльжбета хотела еще раз побывать здесь теперь, когда тепло летом. Мы тоже хотели погулять по замку. Встретились также с министром культуры Беларуси Павлом Латушко и разговаривали о реконструкции замка.

Глеб Лабаденко: О чем шла речь на этой встрече?

Матей Радзивилл: Мы очень рады, что реконструкция идет быстро. Но считаем, что некоторые элементы нужно изменить. И мы это сказали министру. Это в первую очередь проблема башни-луковицы, которая была сделана несколько лет назад. Она не похожа на башню, которая была в Несвиже перед войной. Возможно, она похожа на ту башню, которая была в XVI веке. Но я думаю, что это тоже была другая башня. И что нельзя делать реконструкцию по образцу строчной гравюры XVI века!.. Я надеюсь, что Министерство культуры в один день решит изменить башню, чтобы она была такая, как перед войной.

Глеб Лабаденко: Какие еще замечания по реконструкции замка Вы сделали на встрече с министром?

Матей Радзивилл: Всегда возникает вопрос: какой замок мы воссоздаем? Тот, со времен Николая Криштофа Радзивилла Сиротки?.. Может быть, тот, со времен Рыбаньки, с середины XVIII века?.. Либо замок эпохи Марии де Кастелян — конца ХІХ столетия?.. Либо со времен перед Второй мировой войной?.. Наша тетя Эльжбета Радзивилл-Томашевская полагает тоже, что въездные ворота изменены, и их прежний вид нужно восстановить. Что не нужно было конструировать такие три несуразные трубы на крыше, которых тут не было раньше…

Глеб Лабаденко: Вы пробыли в Беларуси более пяти дней. Какие еще встречи, помимо свидания с министром, были за это время?

Матей Радзивилл: Мы еще раз посетили исторический музей в Минске, где есть радзивилловские портреты. Погуляли по Несвижу — на этот раз без журналистов… Мы прошлись по парку, ведь в мае на это не хватило времени… Пошли в костел, спустились, как всегда в нашу крипту, чтобы там помолиться о наших родственниках, наших предках.

Глеб Лабаденко: Прошлый визит можно назвать официальным — ведь Вас приветствовали руководители разных уровней, было много журналистов, а сейчас вы прибыли инкогнито. Почувствовали ли вы разницу в том, как встречали вас люди в разных уголках Беларуси?

Матей Радзивилл: И тогда, и сейчас все люди очень сердечные, очень приятные. Мы ощущаем себя здесь как дома, как на Родине. Этот раз, правда, был был более спокойным. Хотя нам очень приятно, что сейчас мы были приняты официально — это для нас важно. Важный знак, что Беларусь меняется. Я всегда вспоминаю мой первый визит в 1989 году, во времена Советского Союза. Я въехал в Несвиж нелегально, ведь имел приглашение только на Минск. И, наверняка, меня не хотели пускать в замок. Но я успел его повидать. Я был первый Радзивилл, который вернулся в Несвиж после войны. Теперь это уже другая Беларусь. И я очень рад, что Республика Беларусь хочет восстановить замок, костел, другие замки. И что все реставраторы, архитекторы, историки искусств — они задают вопросы, советуются с нами. Это очень важно и приятно. Ведь для нас, и в первую очередь для нашей тети, — это дом, а не только замок. Это наш дом, наше место в мире.

Глеб Лабаденко: Было ли у вас ощущение, что реставраторы прислушаются к вашим просьбам?

Матей Радзивилл: Да. Я думаю, что несколько элементов надо было изменить, потому что теперь замок будет музеем. Там будет ресторан, несколько комнат для отеля… Есть разные противопожарные законы, надо конструировать лестницы… Не все это нравится нашей тете Эльжбете. Но она понимает, что функция замка теперь будет другая, чем перед войной. Она несколько раз сказала, что она не против перемен, что она понимает, что нельзя точно восстановить внутреннее убранство, ведь оно было важное для тех людей, которые жили тогда в замке, а теперь другое время.

Глеб Лабаденко: Пан Матей, теперь начинается настоящая война за вещи, которые раньше были в замке. Позиция Несвижа — что все должно вернуться в замок. Позиция минских музеев — что вещи и впредь должны оставаться у них. Что Радзивиллы думают на этот счет?

Матей Радзивилл: Мы понимаем, что директора музеев, где теперь находятся картины, книги и документы, хотят, чтобы эти вещи всегда оставались у них. Но я надеюсь, что все договорятся. Что все вещи, о которых известно, что они были в замке —  вернутся в замок, чтобы он снова жил. С нашей стороны — мы уже привезли в замок две оригинальные гравюры XVII века, а также 162 копии гравюр Лейбовича — эти картины находились в замке в XVIII веке. Мы планируем сделать качественные цифровые копии 40 картин Радзивиллов, которые сейчас находятся у семьи. Я также надеюсь, что Народный музей в Варшаве решит наконец передать Беларуси копии картин из Несвижа, которые находятся в музеях Польши. Я не надеюсь, что они отдадут эту коллекцию теперь, возможно — в будущем. Я очень рад также, что древняя часовня в замке будет восстановлена в первоначальном виде. У нас есть оригинал иконы Божией Матери, которая была в замке. Перед войной там была уже копия, потому что Несвиж был около границы с Советским Союзом — и отношения между Польшей и СССР были тогда очень плохие. Радзивиллы тогда решили забрать эту икону в Варшаву, она сохранилась во время войны. Мы теперь сделаем копию, чтобы эта икона вернулась в замок. Чтобы это была часовня, а не только музей.

Глеб Лабаденко: Пан Матей, какой главный месседж вы получили от Павла Латушко?

Матей Радзивилл: Я очень рад, что реконструкция Несвижа — это приоритет, самая важная задача министерства. Что они сделают все, чтобы найти деньги, чтобы успешно закончить реконструкцию в 2011 году. Мне тоже очень понравились слова министра Латушко, что нужно как можно быстрее закончить строительные работы, однако после не стоит торопиться в воссоздании интерьеров. Что качество должно быть на самом главном месте.

Глеб Лабаденко: Станут ли теперь такие визиты Радзивиллов в Беларусь хорошей традицией?

Матей Радзивилл: Я надеюсь!.. У нас есть идея создать Фонд воссоздания Несвижского замка. Мы разговаривали с директором замка господином Столярчуком, представителями Министерства культуры. У них тоже есть идея создать такой Совет, куда будут приглашены представители нашей семьи. Мы очень рады!..

13:00 28/07/2009




Loading...


загружаются комментарии