В лабиринтах беспамятства

В Минске забраковали концепцию регенерации территории Брестской крепости, ранее одобренную в облисполкоме.

В лабиринтах беспамятства
С размахом отмеченное 990-летие Бреста, однако, не сняло с повестки дня наболевшую проблему  регенерации территории Брестской крепости, а иначе старого города, который стоял тут восемь столетий - с XI по XIX век.
Об этом свидетельствуют  результаты заседания Белорусской республиканской научно-методической рады по вопросам историко-культурного наследия Министерства культуры Республики Беларусь.
Как пояснил участник заседания, председатель Белорусского добровольного общества охраны памятников истории и культуры Антон Астапович, обладающий правом совещательного голоса,  совет  не утвердил и отослал на доработку концепцию брестского архитектора Михаила Гайдуковича  "сохранения, воссоздания и перспективном использовании исторического наследия на территории Брестской крепости».
Председатель совета, заместитель министра культуры Владимир Гридюшко,  член совета,  доктор искусствовения, профессор БГУ Надежда Высоцкая и другие заявили, что представленный документ не отвечает требованиям концепции и выполнен на уровне служебной записки. Сам Астапович, с его слов, выступая,  сравнил её со слабой студенческой работой.
Однако почему-то  в региональной газете «Вечерний Брест» (№51-52) появилась фраза: «В целом концепция принята как перспективная».
Особое неприятие у членов рады вызвало то, что автор концепции регенерации территории крепости предложил без изучения 2-3 метрового культурного слоя бывшего старого города построить там гольф-клуб, паркинги для автомобилей, гостиничный комплекс, каретный двор с прокатом экипажей, базу электромобилей и велосипедов, обзорные площадки и площадки отдыха.  Ценители старины считают, что этим самым создаётся угроза потерять материальные свидетельства неисследованного прошлого. Этот слой словно непрочитанная книга мог бы многое рассказать археологам о 1000-летней истории города.
О грядущих опасностях и изъянах концепции мы беседовали с брестским координатором Движения "За Свободу", краеведом и исследователем истории Бреста Денисом Турченяком. Для тех, кто не знает его имя, сообщаем, что этот молодой человек с помощью  плана города 1823 года (ещё до строительства крепости) и системы глобальной спутниковой навигации (GPS) вычислил координаты древнего Симеоновского монастыря, где в своё время обитал иегумен Брестский Афанасий Филиппович. Кроме того, его предложение установить мемориальные знаки на месте ныне существующих и  существовавших некогда объектах старого города встретило одобрение в Министерстве культуры Беларуси.
- Что может послужить причиной утраты свидетельств исторического прошлого Бреста?
- Я считаю, что такой причиной может стать “Концепция сохранения, воссоздания и перспективного использования исторического наследия на территории Брестской крепости”(приложение №1 к протоколу №3/21-КАС от 2.10.2008 года межведомственного координационного совета по охране материального и духовного наследия при Брестском облисполкоме), которая была разработана М.Гайдуковичем и одобрена координационным советом. В случае реализации этой концепции культурный слой города может быть навсегда утрачен для ученых и последующих поколений брестчан.
- Какие на Ваш взгляд недостатки имеет концепция Гайдуковича?
- Утверждения её автора о том, что “…значительных следов средневекового Берестья на Кобринском укреплении (крепости) не выявлено” и что оно “заброшено”,  не соответствует действительности.
Территория этого  укрепления была заселена еще в XI-XII веках. Здесь находились первый католический монастырь(1380), еврейское кладбище(с XV века), городские улицы Виленская(с XIV вева), Войтова (с XV в.), Кобринское предместье города, городской госпиталь, юридики Радзивиллов, Богушевых...
В XVI веке тут был построен костел св. Барбары, сформированы доминиканский и тринитарский монастыри с прекрасными по архитектуре костелами. На этой территории находился большой фрагмент городских оборонительных укреплений. Всего этого уважаемый кандидат архитектуры почему-то не заметил на старинных планах города Бреста Литовского.
Относительно Брестского замка Гайдукович пишет, что он был срыт при строительстве крепости, хотя оборонительные валы замка сохранились до сегодняшних дней, а засыпан был только замковый ров.
Гайдукович утверждает, что в юго-восточной части Волынского укрепления располагалась Свято-Николаевская церковь, где в 1596 году была подписана знаменитая Брестская церковная уния.  На самом деле, как отображено на старых картах, та церковь находилась на центральном острове до середины XIX века, пока не была разрушена во время строительства крепости. В сегодняшние дни место, где раньше находилась Свято-Николаевская церковь, является местом паломничества униатов Беларуси.
Автор концепции пишет: “На валах городища предполагается восстановить замок с ремесленным посадом, корчмой, водяной мельницей и броваром…”. Сложно понять на каком городище Гайдукович собирается это разместить. На описываемой им территории старого Бреста городище отсутствует. Если же он имеет в виду средневековый Брестский замок, то на его территории уже расположен археологический музей “Берестье”.
- Как брестчане реагируют на изложенные в концепции предложения?
- Гайдукович пишет: “К 1000-летию города, на территории укрепления (Волынского) предполагается построить заупокойную часовню и макет средневекового Берестья в масштабе 1:5”. В этом плане я согласен с архитектором-реставратором Николаем Власюком, который подчеркнул: “Параграф 9 Венецианской Хартии - Кодекса чести реставраторов всего мира -- гласит: "Реставрация должна прекращаться там, где начинается гипотеза". В масштабе 1:5 отдельные здания получатся высотой до девяти метров. Представьте себе, какая проработка фасадов необходима! Более того, площадь средневекового города была примерно 1,8 х 1,8 км. В предлагаемом масштабе получится макет площадью 360 х 360 м, то есть по площади та территория будет равна большей части цитадели. Где же на Волынском укреплении можно выделить такую площадь?
- Что вызывает у Вас наибольшее неприятие?
- Если принять концепцию как руководство к действию, то она принесет с собой вторую волну разрушения старому Бресту, то есть сохранившемуся  культурному слою, содержащему материальные свидетельства о жизни горожан за последние 1000 лет. Сроки, отпущенные на изыскательские работы, смехотворны: окончательный срок реализации строительства – 2018 год.
Итак, за 9 лет предполагают выполнить такой объем археологических исследований, который, например, в Великом Новгороде предполагают сделать за 300 лет. Реально же у ученых не будет и 10 лет, так как необходимо еще время на постройку намеченных объектов, которые к 2018 году должны быть введены в эксплуатацию.Скорее всего, изыскания будут вестись по Открытому листу формы 4, выдаваемому Академией наук Беларуси на выполнение экстренных спасательных работ исторического наследия. Это значит, что раскопки будут производиться экскаватором, при археологическом надзоре специалистов, с болью в сердце собирающих остатки  нашей истории.
Здесь уместно сравнить объемы археологического исследования 1000-летнего Бреста и русского города Новгород, который лишь на 160 лет его старше. Сложившаяся за прошедшие 76 лет Новгородская археологическая экспедиция - это крупнейшее в мире научное предприятие по изучению городских средневековых древностей. Как заявил в интервью телеканалу РТР руководитель    экспедиции профессор МГУ  Валентин Янин, в Великом Новгороде за 76 лет исследовано не более 10% культурного слоя, а для полного его исследования, при условии сохранения нынешних  темпов работ, понадобится еще лет 300.
Разница в возрасте у Бреста с Новгородом - 160 лет.  А вот разница в объемах исследований несопоставима. Изучение же Бреста застыло в советском периоде, когда уважаемый археолог П.Ф.Лысенко изучил небольшую территорию древнего Берестья еще в 1982 году. Археологические раскопки, проводившиеся в рамках охранных работ в 2006 году, и обнаружение древней печи, позволили предположить, что Берестье зародилось гораздо раньше, чем официально признано (1019 год).
- Какова реакция местных властей на предложенную Концепцию?
- Координационный совет по охране исторического материального и духовного наследия при Брестском облисполкоме посчитал «целесообразным провести реализацию проекта… использования территории Брестской крепости (старого города) в три этапа…”
- Известны ли фамилии брестских чиновников, согласовавших концепцию на местном уровне?
- Возмущает, что “приговор” археологическому наследию Бреста подписал, поставив свою подпись под протоколом №3/21-КАС от 2 октября 2008 года, Леонид Нестерчук – главный специалист управления культуры Брестского облисполкома по охране материального и духовного наследия, который одновременно является секретарем координационного совета. Протокол также подписал и председатель облисполкома Константин Сумар,  являющийся и председателем координационного совета. “Приговор” подписан с молчаливого согласия принимавших участие в заседании членов того совета при большом числе приглашенных.
Подводя черту в своей концепции, М.Гайдукович, словно насмехаясь над историками, пишет, что формирование такого центра “… явится самой действенной формой для собирания и хранения исторического и культурного наследия в регионе”.
 
13:54 31/07/2009




Loading...


загружаются комментарии