В Беларуси начали продавать долги осужденных руководителей

Конкурсный управляющий по делу скандально-известного винзавода ООО “BST-LTD” выставил на продажу долги бывших руководителей предприятия Анатолия КОЗЛОВСКОГО и Феликса ПЕКЕРА, которые были насчитаны им приговорами судов.

В Беларуси нет запрета на продажу долгов физических лиц, но до последнего времени эта практика в Беларуси не применялась. Главным образом потому, что здесь много правовых и моральных нюансов. Но теперь, похоже, ситуация меняется. Это тем более странно, что вопрос касается винзавода BST, история которого представляет собой историю непрерывных войн между различными приближенными к властям кланами.
Завод был основан в начале 1990-х белорусско-венгерским СП «Вебер Майи». В 1996 году он был приобретен ООО «ПКП BST Ltd» (впоследствии ООО BST Ltd). Уже тогда фактически был произведен криминальный захват предприятия с привлечением белорусских спецслужб.
После первого захвата, когда владельцем винзавода стала компания BST Ltd, первое время его никто не трогал. Но затем на прибыльное предприятие положили глаз более могущественные люди, и военные действия возобновились заново. Отголосок тех боевых действий слышен и ныне, а итогом их стало то, что бывшего мэра Гомеля и управляющего винзаводом BST, приговорили к семи годам лишения свободы.
Суть претензий заключалась в том, что в 1999 году Хозяйственный суд г.Минска признал ООО BST Ltd экономически несостоятельным и для проведения санации ввел внешнее управление. Внешним управляющим было назначено - ЗАО «Малиос консалт», директор которого Александр Ковалев выдал доверенность на ведение всей деятельности в ООО BST Ltd Анатолию Козловскому. А бывший мэр уж развернулся на своем новом посту.
Суд установил, что его действия на посту управляющего были направлены на банкротство завода. Осуществлялось это по достаточно простой схеме. Основной объем реализации продукции ООО BST Ltd был отдан четырем фирмам, которые рассчитывались с заводом не деньгами, а встречной поставкой комплектации: бутылками, пробками, упаковочными ящиками. При этом объем этой комплектации во много раз превосходил потребности завода.
По мнению суда, на самом деле поставок комплектации, в тех объемах, которые указаны в документах, не было. Все происходило лишь на бумаге, а деньги просто присваивались. Чтобы избавиться от излишне накопившейся по документам комплектации, завод поставлял ее (опять-таки только по документам) лжепредпринимательским структурам, которые просто не производили расчет с предприятием. В результате завод производил продукцию, продавал ее, но денег не получал, что и привело уже к настоящему банкротству.
Интересно, что из руководителей четырех фирм, которые брали на реализацию вино, но не расплачивались с заводом, к ответственности был привлечен только директор частного предприятия «БГСТ» Дмитрий Прискока. Остальных следствие не тронуло, как и не стало трогать тех людей, которые реально стояли за лжепредпринимательскими структурами.
С Феликсом Пекером приблизительно такая же история. И он был приговорен к семи годам лишения свободы, хоть и на год позже Козловского. Расследованием занимался КГБ. По данным следствия, которые были подтверждены в ходе судебных слушаний, Ф.Пекер, будучи и.о. управляющего предприятием, находившемся в стадии санации и банкротства, вместо принятия мер по уменьшению задолженности завода перед кредиторами занимался хищением средств предприятия «путем злоупотребления служебными полномочиями».
В мае 2003 года Ф.Пекером был заключен договор на закупку винодельческим заводом у одного из московских ООО крупной партии стеклянных бутылок. Оплата за нее была произведена банковскими векселями, приобретенными за средства предприятия, стоимостью 662 миллиона белорусских рублей. Договор был заведомо убыточным, так как стоимость стеклотары в нем завысили в 2,5 раза, а необходимости в таком ее количестве у обанкротившегося предприятия не было. Московское ООО существовало только на бумаге, никакой хозяйственной деятельности не осуществляло, а в учредительных документах были указаны вымышленные данные.
В итоге тару завод так и не получил. Векселя были предъявлены банку к оплате неустановленным лицом по подложным документам. Деньги за них были переведены на расчетный счет в Балтийский международный банк (Латвия).
Судом было доказано, что векселями распорядился именно Ф.Пекер по своему усмотрению. Так он "зарабатывал" денежные средства, необходимые для того, чтобы уже через другие коммерческие структуры выкупить задолженности ООО BST Ltd. у кредиторов и стать единоличным владельцем данного предприятия.
Суд, признав Ф.Пекера и А.Козловского виновными в инкриминируемых им деяниях, постановил также взыскать с них в пользу винзавода BST крупные суммы денег. С Ф.Пекера – 662 млн рублей, с А.Козловского – 1,889 млрд рублей.
Эти долги осужденных перед обанкротившимся и уже проданным предприятием сейчас и выставляются на продажу. Согласно данным конкурсного управляющего, задаток за участие в аукционе составляет 10 млн рублей, а первый шаг – 5% от начальной цены прав.
16:25 10/08/2009




Loading...


загружаются комментарии