Инвалидов-колясочников в Беларуси дискриминируют


Чиновники Мингорисполкома рапортуют об успехах создания безбарьерной среды в Минске. Между тем люди, которые передвигаются в колясках, говорят, что жизнь большинства из них по-прежнему ограничена стенами квартиры.

Инвалидов-колясочников в Беларуси дискриминируют
 
Как сообщила Оксана Подорожная, главный специалист отдела по работе с ветеранами, инвалидами и пожилыми людьми Комитета по труду, занятости и социальной защите Мингорисполкома, за первое полугодие 2009 года на создание безбарьерной среды в столице потрачено 101,1 миллиарда рублей. Это на 48 процентов больше, чем было запланировано, пишет агентство «Минск-Новости».
Председатель ОО «Республиканская ассоциация инвалидов-колясочников» Сергей Дроздовский между тем заметил в интервью «Белорусским новостям», что далек от радужного восприятия безбарьерной среды в Минске. Безусловно, сказал он, столица приспособлена к передвижению людей с ограниченными возможностями лучше других городов страны. Однако лишь единицы из тех, кто передвигается на коляске, могут самостоятельно выйти из дома. «В почти двухмиллионном городе 90% инвалидов-колясочников не покидают своих квартир. Одних сразу сдерживает подъезд, отсутствие лифта, пандусов. Другие не могут отъехать от своего жилища дальше чем на несколько метров. Не будет преувеличением сказать, что я знаю всех, кто выезжает в город. Их очень мало».
Отчет чиновников Сергей Дроздовский назвал «примером популизма». И объяснил — происходит подмена понятий. Необходимо говорить, считает он, не о том, сколько потрачено средств, а о том, насколько городская среда стала безбарьерной.
Белорусским правительством в 2007 году была принята Программа о безбарьерной среде жизнедеятельности физически ослабленных лиц на 2007—2010 годы. Исходя из нее, половина городских объектов должна в итоге соответствовать правилам безбарьерной среды. По информации Минтруда, удельный вес объектов, приспособленных к доступу инвалидов и других физически ослабленных лиц, увеличился в Беларуси с 19,9% в 2006 году до 30% в 2008-м.
Сергей Дроздовский говорит на этот счет: «Только объективные данные о том, что белорусские города стали более доступными для физически ослабленных лиц, могут свидетельствовать об эффективности работы программы».
Он рассказал, что в Минске предприятие «Инкотех» разработало специальный паспорт доступности объекта для инвалидов-колясочиков. Паспорт, или анкета доступности, основывался на стандартах строительства, утвержденных в Беларуси, и представлял собой единую таблицу, которую следует заполнить, ответив на вопросы, касающиеся соблюдения правил безбарьерной среды для объекта.
Так можно оценить соответствие подземных, наземных переходов, станций метро, строящихся или уже построенных зданий требованиям безбарьерной среды. Минкстройархитектуры в этом году утвердил проект, но Совет Министров его не принял. Таким образом, считает собеседник «Белорусских новостей», «вопрос оценки соответствия различных объектов принципам безбарьерной среды в Беларуси стоит достаточно остро».
Сергей Дроздовский подчеркнул, что на его взгляд, «нельзя только лишь подсчитать пандусы, оборудованные автобусы и заявить, что коль их стало больше, значит, мы достигли успехов».
В мэрии как раз их-то и подсчитали. По словам Оксаны Подорожной, за январь — июнь в Минске приобретены 162 специально оборудованных транспортных средства для инвалидов-колясочников: 15 новых низкопольных автобусов и 147 низкопольных троллейбусов. Они уже работают на городских маршрутах. Кроме того, сооружены 132 пандуса, 51 пониженный борт, установлены 116 поручней. В 76 подъездах жилых домов выполнена окраска контрастной краской первых и последних ступеней лестничных маршей.
Сергей Дроздовский считает: проблема в том, что в городе есть определенное число автобусов, троллейбусов, но нет системы, чтобы инвалид-колясочник пользовался ими не когда повезет, а регулярно: «Вы когда-нибудь видели человека в коляске, который едет в общественном транспорте? Вы можете представить, что он едет в автобусе в час пик? Когда мы говорим о доступности общественного транспорта для колясочников, подразумеваем, что они едут не на экскурсию по городу, а по делам. Это означает, что человек в коляске приезжает на остановку, ждет автобус 15 минут, но не два часа, и едет на учебу, работу и так далее. Такое в Минске представить летом сложно, зимой невозможно».
Между тем суть безбарьерной среды в том, чтобы люди с ограниченными возможностями вели самостоятельную и независимую жизнь. Этого пока в Беларуси не получается, считают те, кто передвигается в колясках. К слову, когда в 1991 году в США принимали закон о запрете дискриминации инвалидов, сразу ввели норму: все городские автобусы должны быть доступны для всех граждан.
Сергей Дроздовский убежден — в Беларуси инвалидов дискриминируют. Доказать это — правда, безуспешно — председатель общества пытался в суде. Он подал в суд на действия охранника театра оперы и балета, сочтя их дискриминацией. Сергей Дроздовский и Владимир Потапенко 12 марта не смогли попасть в открывшийся после реконструкции театр из-за нарушения норм строительства. Попытка прояснить ситуацию в администрации закончилась конфликтом. Работник охраны, преградив путь, не позволил инвалидам попасть даже в фойе служебного подъезда.
Любопытно, что через два дня после инцидента руководство театра обратилось в Республиканскую ассоциацию инвалидов-колясочников и попросило перечислить нарушения принципов безбарьерной среды в театре. «В нашем ответе дирекции говорилось о более чем десяти местах в театре, куда трудно попасть колясочнику. Среди них, например, было помещение касс театра. Туда, кстати, не смог попасть наш немецкий гость, депутат бундестага, который передвигается в коляске»,– рассказал Сергей Дроздовский.
Если в случае с театром оперы и балета есть надежда, что ситуация уладится, то Дворец Республики для колясочников скорее всего, останется недоступным. Уже много лет С.Дроздовский обращает внимание общественности на то, что коляска в зрительном зале дворца может стать только ближе к проходу, но в таком случае становится препятствием для эвакуации в экстренных случаях. Пересаживаться в кресла между тем могут не все инвалиды-колясочники.
Пандусы во Дворце Республики есть, но они опасные: «Это не единственное место в городе, где по пандусам невозможно ехать по законам физики. Мы уже много раз предлагали чиновникам — если вы не верите нам на слово, давайте проедемся в коляске по городу. Не соглашаются».
Нет среди чиновников и желающих заехать в коляске в дома, строящиеся с нарушением норм безбарьерной среды. В случае если здание невозможно приспособить к нуждам инвалидов, по белорусскому законодательству его владелец должен согласовать условия строительства с общественной организацией инвалидов. Сергею Дроздовскому приходилось слышать от некоторых строителей, что в их доме нет инвалидов, им не нужны пандусы. «Для меня это звучит абсурдно, — замечает Сергей Дроздовский. — Известно же, что у 80% инвалидов-колясочников потеря способности ходить приобретенная, а не врожденная».
Он убежден, что создание безбарьерной среды упирается не в материальные средства, а в систему ценностей и приоритетов. Например, на парковке для автомобилей «разве много стоит определить место для машин инвалидов?».
Он уверен — все замыкается на госорганах, зависит от их настойчивости и контроля за соблюдением законов в этой сфере.
По разным данным, в Беларуси от 14 до 22 тысяч колясочников, а в Минске около 1 700. Лиц же, нуждающихся в безбарьерной среде, намного больше. Это люди с особенностями психофизического развития и физически ослабленные — беременные женщины, дошкольники и другие, у кого ограничены возможности передвижения. В общей сложности — вдумайтесь! — это около 2,6 миллиона жителей страны.
02:13 12/08/2009




Loading...


загружаются комментарии