Через три года люди оказались виноватыми

Два с лишним года ответчики по гражданскому делу в интересах ОАО «Кобринский мясокомбинат» ищут правду. Сначала в суде первой инстанции, потом в областном суде, недавно обратились за помощью в столицу. В Верховный суд и Министерство юстиции отправлены коллективные жалобы на несогласие с принятым решением. Кроме того, группа ответчиков делегировала своего представителя в Минск записаться на прием к помощнику президента. Они все-таки не теряют надежды на то, что последнее судебное решение изменят в их пользу.

За сроком давности?
 
История с недостачей на солидную сумму «выплыла» весной 2004 года. Именно тогда в мясоперерабатывающем цехе КМК прошла инвентаризация с приемом-передачей товарно-материальных ценностей по состоянию на 15 мая. Комиссия зафиксировала недостачу кишечного сырья на сумму более 56 миллионов рублей. По данному факту в Кобринский РОВД направили заявление для проведения проверки. Дополнительную документальную ревизию законности приобретения, порядка учета поступления и расходования кишсырья поручили специалистам КРУ по сельскому хозяйству и продовольствию Брестского облисполкома. В итоге к вышеназванной сумме приплюсовалась еще одна недостача в размере 21 301 955 рублей. Акт проверки финансово-хозяйственной деятельности был составлен и подписан 23 июля 2004 г.
 
Семнадцать (!) работников КМК стали ответчиками по иску прокурора Кобринского района в интересах мясокомбината. Правда, узнали они об этом спустя несколько лет, получив иски аж в 2007 году. Некоторые из них уже трудились в других организациях.
 
– Потрясение было – не передать словами, – комментирует это событие бывшая кладовщица центрального склада Тамара Богданович. – Мы же не знали ни о ревизии, ни о ее результатах. А тут, пожалуйста, через три года мы оказались виноватыми!
На июльском заседании районного суда в 2007-м было озвучено решение, по которому шестнадцать ответчиков освобождены от возмещения недостачи. В мотивировочной части черным по белому записано: «Поскольку днем обнаружения ущерба суд считает акт проверки финансово-хозяйственной деятельности ОАО «Кобринский мясокомбинат» от 23 июля 2004 года, а исковое заявление… подано 31 мая 2007 года, суд пришел к убеждению, что истцом пропущен срок исковой давности для взыскания материального ущерба и в иске к указанным ответчикам следует отказать за пропуском срока…» Только в отношении Виталия Марчука суд поддержал исковое требование, обязав бывшего начальника мясоперерабатывающего цеха возместить «свою долю» нанесенного предприятию ущерба.
 
Непорядок в мясном «королевстве»
 
Надо заметить, что житие мясокомбината в период с 2001 по 2004 год не отличалось благополучием. Об этом свидетельствуют и материалы другого (уже уголовного) дела, по которому проходил бывший руководитель предприятия Николай Казлов. Как уже писала «Вечерка» (01-02.05.2009, «Тайм-аут для директора»), в указанный период комбинату и государственным интересам был причинен ущерб на сумму более 200 миллионов рублей.
Но вернемся к недостаче кишечного сырья. В 2007-м было установлено, что его оформление, получение, хранение и выдача на КМК производились не так, как следовало бы. «Фактически сырье на центральный склад не поступало, а завозилось в мясоперерабатывающий цех, где… поступало на склад цеха либо сразу шло в цех на переработку. Товарно-транспортные накладные подписывались материально ответственными лицами без надлежащей проверки поступления товара. Фактически не использовались внутренние накладные для движения сырья по мясоперерабатывающему цеху» (из мотивировочной части решения суда Кобринского района от 31 июля 2007 г.). Кстати, в этом же документе указано следующее: при допросе 14 сентября 2006 г. в качестве подозреваемого Виталий Марчук признал отсутствие надлежащего контроля и организации работы с его стороны, халатное отношение к своим должностным обязанностям.
 
Между прочим, в суде ответчики подтвердили, что под руководством и давлением начальника цеха производилось документальное оформление передачи кишечного сырья без проверки его фактического наличия. Итоговая (общая) сумма недостачи составила 78 млн 20 тыс. 184 рубля. Около 32 миллионов должны были взыскать с бывшего начальника цеха, остальная часть ущерба, можно сказать, повисла в воздухе.
 
Ответчики со стажем
 
Но освобожденные от выплат ответчики радовались рано. Как оказалось, дело на этом не завершилось.
 
– Марчук не согласился с такой постановкой вопроса и написал жалобу, – рассказывает корреспонденту «Вечерки» бывший старший мастер цеха Алла Ярович. – Опять нас стали вызывать повестками, опять снимали показания… Пошли по новому кругу.
 
Ничего нового ответчики добавить к своим прежним пояснениям по делу не могли. Как не могли и представить, что следующий суд (в мае 2009-го) вынесет абсолютно другой вердикт.
 
«…Из акта ревизии и материалов проверки следует, что все сырье фактически поступило на мясокомбинат. Все документы комбината нашли свое подтверждение при проведении встречных сверок с поставщиками кишечного сырья, расхождений в имеющейся кредиторской и дебиторской задолженности не установлено. Фактически сырье поступало и принималось в мясоперерабатывающий цех, хотя документально оформлялось как поступающее с центрального склада. При этом в ряде случаев сырье поступало в цех и сразу пускалось в промышленную переработку, а накладные на приход в центральный склад и передачу в цех подписывались кладовщиками центрального склада позднее… Приемку сырья с центрального склада производили кладовщики цеха… Далее сырье для обеспечения производства колбасных изделий со склада специй по отвес-накладным отписывалось в цех. В получении кишечного сырья расписывался мастер-технолог, работавший в смене… Руководство цехом осуществлялось… Марчуком В. И., который не смог объяснить причины возникновения недостачи…» (из решения суда Кобринского района от 11 мая 2009 г.).
 
Объяснили другие. Кладовщики Анна Полупанова и Елена Кравчук, а также мастер-технолог мясоперерабатывающего цеха Татьяна Бобровская сообщили суду, что в сентябре 2003 г. под давлением начальника цеха кладовщик
 
А. П. Полупанова подписала накладную на поступление кишечного сырья за май того же года на сумму около 23 млн рублей. Сумма недостачи по данной накладной (с учетом НДС) составила 26 991 962 рубля. В октябре 2003-го старший мастер-технолог цеха Татьяна Бобровская обнаружила недостачу кишсырья и сообщила об этом Марчуку. Однако начальник цеха на сие не прореагировал.
 
«Начальник МПЦ Марчук В. И., зная об имеющейся недостаче, своими действиями способствовал ее увеличению… В объяснении на имя директора он указывает, что привоз сырья превышал в течение 2003 г. месячные заявки цеха, но сырье на остатке не значилось и на хранении не находилось… По объяснению Марчука В. И., были случаи поставки некачественного кишечного сырья, которое возвращалось поставщикам, но документы, подтверждающие возврат, отсутствуют…» (из решения суда Кобринского района от 11 мая 2009 г.)
 
Надежда умирает последней
 
Итак, суд, состоявшийся в мае нынешнего года, решил: исковые требования прокурора Кобринского района в интересах ОАО «Кобринский мясокомбинат» подлежат удовлетворению в полном объеме. Но так как «установить степень вины каждого из ответчиков не представляется возможным», то «следует взыскать с них размер ущерба пропорционально отработанному времени». На бывшем начальнике цеха выплата по ущербу остается прежней – 31 652 170 рублей, остальные 15 человек (пока шли судебные тяжбы, один из 17 ответчиков умер) должны вернуть комбинату соответствующие суммы – кто-то чуть более 600 тысяч рублей, а кто-то пять с лишним миллионов…
 
Судебная коллегия по гражданским делам областного суда, рассмотрев в июле текущего года кассационные жалобы, поданные частью возмущенных и несогласных ответчиков, оставила решение Кобринского районного суда без изменения. Как и суд первой инстанции, члены коллегии разъяснили ситуацию следующим образом. Для обращения нанимателя в суд по вопросам взыскания материального ущерба, причиненного работником, устанавливается срок в один год со дня обнаружения ущерба, т. е. со дня, когда ему стало известно о наличии причиненного работником ущерба (п. 10 постановления Пленума Верховного суда РБ от 26.03.2002 г.). Днем обнаружения ущерба в данном случае считается акт проверки финансово-хозяйственной деятельности комбината, а именно – 23 июля 2004 г. Есть одно «но». Бывшему начальнику мясоперерабатывающего цеха Марчуку прокурор предъявил иск 22 июля 2005 года, поэтому срок исковой давности по отношению к другим ответчикам был прерван. А значит, ошибок в решении суда, принятом в мае 2009 г., нет.
 
– Мы с этим не согласны, – заявили те из ответчиков, кто присутствовал на заседании коллегии. – Никаких уважительных причин, по которым прокурором Кобринского района или мясокомбинатом к нам не был предъявлен иск еще в 2005 году, в суде установлено не было. Истец не заявлял ходатайства о восстановлении пропущенного срока и в 2007 году, когда в исковом заявлении ко всем ответчикам (за исключением бывшего начальника цеха) судом было отказано из-за пропущенного срока исковой давности. Что ж, будем искать справедливости в вышестоящих инстанциях.
 
07:57 16/08/2009




Loading...


загружаются комментарии