Драгоценные камни Берестья

Министерство культуры РБ одобрило концепцию регенерации  Брестской крепости.

Драгоценные камни  Берестья
При всем масштабе подобная идея созрела очень быстро. Она  не могла родиться даже каких-то 10 лет  назад. И не потому, что часть территории, ставшей предметом жарких споров, — памятник истории и культуры, а львиная доля отдана под нужды военных. Просто брестчане многие годы биографию Бреста связывали исключительно с крепостью. Будто до строительства Цитадели не было города, о котором писали в «Повести временных лет».
Десятивековая история  Бреста долгое время оставалась известна исключительно специалистам. Помню, в начале 90-х коллектив «Вечерки»  знакомился с красотами Праги. Нам  рассказывали о строительстве собора Святого Вита, кто-то из коллег с  горечью сказал: «А в это время мы имели деревянные лачуги, что в музее “Берестье”». Было больно. Но очень быстро после этого выяснилось: музейные срубы «Берестья» — не вся правда о прошлом. Как-то вдруг из разных источников нахлынула информация: в средние века Брест, оказывается, сравнивали с Венецией, здесь стояли замок, костел и коллегиум иезуитов, архитектурный ансамбль храмов ордена бернардинцев… Наш город, который в советское время порой небрежно называли «перевалочной базой», в средние века был развитым торговым и ремесленным центром. Ну не напрасно же Брест первым среди белорусских городов получил Магдебургское право! Здесь созрел план Грюнвальдской битвы с крестоносцами, подписана Брестская уния!
Исчезновение древнего Берестья при строительстве крепости общество стало оценивать как трагедию сравнительно недавно — всего каких-то 10-15 лет назад. Одновременно в воздухе повисла идея возрождения. Пока на территориях утраченного города находились военные части, воссоздать объекты старины не представлялось возможным. Но как только люди в погонах покинули эти земли, пришло осознание, что огромные территории — 110 гектаров Кобринского укрепления и 48 га Волынского укрепления — нуждаются в освоении. Трудность заключалась в том, что, согласно законодательству об охране памятников истории и культуры (каким является Брестская крепость), на ее территории и в ее внешней охранной зоне запрещается строительство, не связанное с Цитаделью.
Но брестчане выработали смелую концепцию. В архитектурной  мастерской Михаила Гайдуковича  появилась идея воссоздать на свободных территориях крепости ансамбли древнего Берестья, которые вместе с существующими крепостными сооружениями сформируют историко-культурный комплекс. В глубинном смысле проект должен послужить формированию связи времен и поколений; «стать самой действенной культурной формой для хранения исторического и культурного наследия в регионе».
Первым шагом в  формировании концепции стал заказ  мэрии спроектировать информационно-туристический  комплекс народных ремесел «Город мастеров», который мастерская М. Гайдуковича предложила организовать на сохранившейся базе Западного форта Кобринского укрепления крепости. Кобринское укрепление включает Восточный и Западный форты, три встроенные в кольцевой вал и две отдельно стоящие обвалованные казармы, Западные и Северные ворота. Все эти точки войдут в комплекс. В стенах восточного форта задуман музей, раскрывающий историю беспримерной обороны. Специалисты склонны думать, что именно здесь разыгрывались самые трагические бои 1941 года. В западной части укрепления, согласно историческим справкам, в средние века проживала городская элита. Здесь размещался относительно самостоятельный район древнего Берестья — с центральной площадью и строгой геометрией улиц. По идее архитекторов, в этом месте может разместиться гостиничный комплекс с полным набором туристических услуг.
Малые звенья стали  началом формирования большой идеи — возрождения старого города. Это было почти мистическое прозрение. Как будто идея рождалась не в  современной архитектурной мастерской, а кто-то из глубины веков подсказывал, по какому пути идти дальше. Уже без мучительных поисков проект стал развиваться в сторону Госпитального острова, где до сих пор сохранились каменные свидетели Средневековья. Здесь брестчане предлагают воссоздать архитектурный ансамбль храмов и монастырей. Подлинный облик строений установить нетрудно: по требованию епископата при разрушении города в 30-е годы XIX столетия было составлено полное описание культовых зданий Бреста. В историческом музее Санкт-Петербурга хранятся и труды шведских ученых, которые во время шведско-русско-польских войн подробно исследовали завоеванные территории.
К 1000-летию города архитекторы предлагают создать  макет средневекового города в масштабе 1:10. А это значит, что знаменитые шпили с гравюры Дальберга  будут достигать человеческого  роста. Правда, чтобы заглянуть в окна горожан древнего Берестья, придется несколько пригнуться.
Известно, что недалеко от современного музея «Берестье» стоял  замок. Есть мысль восстановить его  вместе с ремесленным посадом, корчмой, водяной мельницей и броваром. Внешний вид замка воссоздать сложно — описания отрывочны и скудны. Но доподлинно известно, что все перечисленные помещения и сооружения: и пивоварня, и мельница, и даже средневековый водопровод — делали Брестский замок одним из самых комфортных и значительных сооружений Европы.
Итак, территорию Волынского укрепления архитекторы предлагают благоустроить «по-старинному»: архитектурные  ансамбли древнего города, булыжные мостовые, средневековая пристань... Пространство Кобринского укрепления решить в  пейзажном стиле. Мемориальный комплекс «Брестская крепость-герой» сохранить без изменений — объекты древнего Берестья, располагавшиеся на его территории, восстанавливаться не будут.
Поначалу концепция  сохранения, воссоздания и использования  исторического наследия в увязке с мемориальным комплексом «Брестская крепость-герой» тепло была принята в кругах брестских архитекторов. Казалось, идея давно лежала на поверхности, как можно было раньше ее не замечать?! Приветствуя здравый смысл, концепцию одобрил председатель горисполкома Александр Палышенков. Она была поддержана в Министерстве спорта и туризма, Министерстве транспорта РБ, но в Министерстве культуры предложение возродить древнее Берестье встретили с недоверием.
Резкой критике  концепция Гайдуковича подверглась  на заседании Белорусской республиканской научно-методической рады по вопросам историко-культурного наследия при Минкультуры РБ. В республиканской прессе даже появилось сообщение, будто идея брестских архитекторов получила «неудовлетворительную» оценку и подлежит полному переосмыслению. Собственно, такую позицию министерских работников предвидели: Брестская крепость признана историко-культурной ценностью категории «0», а это значит, что по положению Конвенции ЮНЕСКО об охране всемирного культурного и природного наследия вмешательство в уже созданный комплекс может быть минимальным.
Несколько месяцев  Минск молчал, но в конце концов в столице решили согласиться  с концепцией мастерской М. Гайдуковича: объекты древнего Берестья на территории крепости можно воссоздавать. Правда, с серьезными оговорками: регенерация застройки средневекового Бреста не должна воздействовать на комплекс крепости XIX века. Размещение новых объектов, которые не связаны с историей формирования и развития Брестской крепости, с историей средневекового Бреста, считается «нецелесообразным».
Как только первая информация о смелой идее брестских архитекторов просочилась в прессу, появились  ее противники, поспешившие назвать  возрождение средневековых зданий строительством «картонных домиков». Но если бы наши соседи не восстановили «домики» в Варшаве, польская столица не имела бы своего исторического центра. Именно Старе Място привлекает в город англичан и немцев, американцев и японцев. Но дело даже не в перспективах развития туризма, не в деньгах, которыми гости пополняют местный бюджет. Нам важно почувствовать себя частью богатой истории древнего Берестья, научиться испытывать гордость за наследство, оставленное предками. Возрожденное в камне, оно станет ближе.
02:40 22/08/2009




Loading...


загружаются комментарии