Почему в Беларуси нет ветеранов Второй мировой?

1 сентября 1939 года войска нацистской Германии внезапно вторглись в Польшу, 3 сентября связанные с Польшей союзными обязательствами в войну вступили Англия и Франция. К 10 сентября Германии объявили войну британские доминионы. Постепенно война вовлекла в свою орбиту 61 государство, где проживало 80% населения земного шара. Она продолжалась 6 лет и унесла около 60 миллионов жизней.

Почему в Беларуси нет ветеранов Второй мировой?
В годовщину начала Второй мировой я всегда вспоминаю народного писателя Беларуси Янку Брыля — ветерана борьбы с германским фашизмом.
 
Доводилось видеть как скромно держался Иван Антонович на фоне иных кичливых собратьев по писательскому союзу, которые в дни юбилейных торжеств похвалялись наградами с профилем Сталина. Да, все правильно: тот выступающий с трибуны товарищ был призван в Красную армию в конце 1944 года, три месяца служил аэродромным техником — почет и слава этому ветерану Великой Отечественной.
 
А вот Янка Брыль в советскую эпоху молчал — потому, что изначально он был ветераном Второй мировой. Бывший польский морской пехотинец… Как западный белорус он с 1939 года служил в польской армии, воевал с немцами, попал в плен, затем бежал осенью 1941-го, стал участником советского партизанского движения.
 
Однако же не существовало для граждан СССР такого статуса — "ветеран Второй мировой". Да и само название войны писали с маленькой буквы, поскольку она — "не наша".
 
Будь, мол, доволен, Иван Антонович, что за советскую "партизанку" имеешь звание ветерана ВОВ, а то, что ты с германским фашизмом начал воевать еще в сентябре 1939-го, так это "не считается"…
 
Дискуссионных материалов, касающихся даты вступления СССР во Вторую мировую войну, появилось за последние лет двадцать немало, и не станем сейчас выстраивать общеизвестные факты. Мы знаем про совместный парад частей Гудериана и Кривошеина в Бресте осенью 1939 года, читали о том, что немецкие пилоты настраивали свои радиокомпасы по специальным сигналам минской радиостанции… Однако же в мозаичной картине общей истории отыскиваются примечательные фрагменты, относящиеся к личным судьбам.
 
Полтора десятка лет назад в моей журналистской почте оказалось письмо ветерана борьбы с фашизмом Владимира Мироновича Спецыана:
 
"Мне 78 лет. Я уроженец Западной Белоруссии, а сейчас ввиду возраста живу в Минске у сына. В 1937 году меня призвали в польскую армию, и я служил в пехотном полку в Ново-Вилейке. В сентябре 1939-го, когда началась война, полк после боев был окружен, и я попал к немцам в плен. В лагере нас были десятки тысяч: поляки и западные белорусы, затем французы и граждане многих других стран. Мы помогали друг другу, чтобы выжить. Два раза участвовал в побегах, но ведь куда денешься в Германии? Прошел три лагеря, работал у бауэра, пока нас не освободили американцы.
 
И вот после шести лет неволи вернулся в родную Беларусь. Кругом радость Победы, а кто я? Солдат "панской Польши"… Вызывали в отдел в Молодечно, избили, хотели представить врагом народа. Потом была коллективизация. В колхозе я проработал более сорока лет, в основном на ферме. Это — подъем в четыре часа, и так дотемна. Работал я добросовестно, за что награждали: рубахами, телогрейками, сапогами. Под старость получил медаль "Ветеран труда".
 
А вот о том, что я ветеран войны с фашизмом, власти не вспоминали. У нас в деревне немало ветеранов войны — бывших советских фронтовиков и партизан, и они мне не раз говорили: "Володя, как же так: ты с Гитлером воевал еще раньше, чем мы, но почему тебе ни уважения, ни льгот?" Как мне быть?.."
 
В меру своих возможностей тогдашняя "Народная газета" посодействовала ветерану, и спустя непродолжительное время прозвучал ответ вице-консула Генерального консульства Польской Республики в Минске Кшиштофа Длужевского:
 
"Да, я в курсе дел, касающихся конкретно уважаемого Владимира Мироновича. Но сначала объясню общую ситуацию.
 
Польское правительство учредило государственную награду — медаль "За участие в оборонительной войне 1939 года". Этой наградой решено отмечать не только польских граждан, но и представителей других государств, выступавших на нашей стороне в битве с фашизмом. Таких людей на белорусской земле немало, и для установления всех необходимых данных о них потребовалось осуществить огромный объем работы. При содействии ваших ветеранских организаций была разработана и разослана специальная анкета. Дело крайне осложняется тем, что у абсолютного большинства солдат сентября 1939-го не сохранились какие-либо воинские документы, многие уже ввиду преклонных лет не помнят номера своих частей и т. д.
 
Тут за проделанную работу я должен выразить огромную благодарность председателю комиссии по международным связям Совета ветеранов Беларуси полковнику Константину Александровичу Груздеву. Он и его коллеги готовили списки с анкетами ветеранов, которые затем Генеральное консульство отправляло в Польшу для последующей архивной проработки. Поверьте, это объективно достаточно долгий и кропотливый процесс с участием компьютера, поскольку на основании, как правило, скудных и отрывочных первоначальных данных (некоторые ветераны могут сообщить лишь фамилию своего младшего командира да одно-два географических названия) нужно составить официальный документ от имени польского правительства. Но в целом работа идет успешно. Мы уже подготовили документы на вручение 1550 медалей.
 
Затем после получения подтверждения Генконсульство передает списки ветеранов в Министерство иностранных дел Беларуси для визирования, поскольку по канонам международных отношений вручение зарубежной награды требует такой процедуры.
 
Конкретно Владимиру Мироновичу Спецыану могу сообщить, что его вопрос решен в Польше положительно, сейчас документы на медаль передаются в МИД Беларуси. Желаю уважаемому ветерану всего наилучшего".
 
Подумалось мне тогда, что такая государственная (а фактически межгосударственная!) награда — это самая авторитетная реабилитация человека.
 
Помянем участников первых сражений Второй мировой войны и в их числе — белорусов. Честь павшим и живым героям!
21:33 01/09/2009




Loading...


загружаются комментарии