Самоубийства среди сотрудников милиции становятся нормой

Теплый августовский вечер на окраине Минска. В лесопарке по улице Гуртьева еще прогуливаются парочки влюбленных, но все больше компаний, которые распивают не только пиво. Наряд патрульной милиции выходит на связь с пунктом охраны правопорядка. "Что там у вас снова?"- слышат милиционеры-первогодки. "Товарищ капитан. Тут человек повесился. Наш… милиционер". Радио "Свабода" решила разобраться в ситуации.

Позже СМИ подсчитают: с начала года это уже четвертый случай самоубийства сотрудников милиции в Беларуси. В апреле застрелился участковый, тоже в Минске. В июне в Речице наложил на себя руки омоновец. В начале года в своем кабинете застрелился начальник отдела одного районного управления. Что происходит с сотрудниками милиции? Почему не выдерживают нервы у людей, которые прошли специальный отбор на пригодность к работе в милиции?
В пресс-службе столичной милиции ситуацию комментировать отказались. В Министерстве внутренних дел тоже не сказали ничего относительно увеличения количества суицидов, но пообещали позже рассказать о системе морально-психологической подготовки личного состава. Пока собирались эти данные, "Свабода" связалась с бывшим майором милиции Сергеем Парсюкевичем. Он убежден, что ситуация в милиции мало чем отличается от ситуации в стране в целом.
Сергей Парсюкевич

"Общее состояние дел влияет, полагаю. Куда ни посмотри, отдельно взятый человек - никто. В милиции это еще больше выявляется. Причем и офицеры в таком же состоянии, как все остальные. Просто такая работа - не очень хорошая, и чем дальше, тем хуже. Нагрузки большие, да и не раз приходится идти вопреки своей совести. Теперь это чаще проявляется. Поэтому, возможно, растут и суициды".
Сергей Парсюкевич вспомнил случай из своей службы, как покончил жизнь самоубийством знакомый милиционер. Причины, которые, возможно, подтолкнули человека к могиле, Сергею до сих пор не известны - никто ничего личному составу просто не сообщил. Что касается служебных проблем, которые могут наложиться на бытовые, меньше их не становится, говорит Сергей Парсюкевич:
"Никто же не собирается решать эти проблемы. Решают проблему людей: не нравится - уходи "на гражданку". В результате дошло до того, что по всем городам висят объявления о приеме в милицию. О чем это говорит?"
Мечислав Гриб
Генерал-лейтенант милиции в отставке Мечислав Гриб не удивляется, что у некоторых милиционеров не выдерживают нервы. Вспоминает 1970-е годы, когда служил в Витебской области. "У нас молодой оперативник застрелил жену, не простив измены. А характером был вроде такой спокойный", - говорит господин Гриб. Согласно Мечиславу Ивановичу, милицейская служба небезопасная для личной жизни еще и тем, что дает больше соответствующих возможностей.
"Обычному человеку еще надо купить веревку, кусок мыла, чтобы намылить, крюк найти. А тут, когда оружие в руках, это же проще.
Но удивляюсь: они же теперь всех, кому дают оружие, проверяют на детекторе лжи. Там сто разных показателей, что человек может быть склонен к тому или другому. Чтобы получить человеку оружие, он же тысячу комиссий должен пройти. Ну, конечно, "тысячу" - это условно, но много".
Из четырех нынешних суицидов сотрудников милиции, по крайней мере, два случая произошли после того, как относительно милиционеров возникли подозрения в коррупции. Мечислав Гриб объясняет, почему такие ситуации особенно болезненно воспринимают люди в погонах.
"Кто попался, они очень не хотят идти отбывать наказание в места лишения свободы. Потому что к ним там очень плохое отношение. Они это понимают, и поэтому часто между двух огней делают такой выбор - суицид".
В Министерстве внутренних дел сообщили: самоубийство в целом - причина для детальной проверки обстоятельств происшествия, относительно любого человека, не только сотрудника милиции. Что касается смерти милиционера - это еще основание проверить его дела по службе и вообще состояние дел в подразделении.
Психологическим состояниям сотрудников милиции занимается целая система, заверили в пресс-службе министерства:
"У нас фактически существует "психологическая вертикаль": служба морально-психологической подготовки в райотделе, в городском и областном управлениях, в министерстве - на разных этапах".
Ежегодно каждый сотрудник милиции обязан проходить диспансеризацию - она помогает выявить людей, у которых не в порядке нервы, говорят в Министерстве внутренних дел. Для тех, кто чувствует себя плохо, созданы условия, чтобы подлечиться в санатории. В одном из лучших - "Белой Руси" под Мяделем - лечатся за год 7 тысяч человек. Правда, не только сотрудники милиции и не только из Беларуси. На вопрос, сколько стоит "подлечить нервишки" на Нарочи, в регистратуре ответили: "Сегодня путевка на 12 дней стоит 780 тысяч белорусских рублей".
Майор милиции в отставке Владимир Козулин вспоминает: в 1990-х годах путевка в санаторий "Белая Русь" ему в целом ничего не стоила, а платной была только для семьи. Правда, "выбить" место туда было достаточно сложно - ему лично помогло то, что работал в аппарате министерства. Владимир Козулин припомнил два случая, когда покончили жизнь самоубийством его сослуживцы. "Сплошной стресс" - говорит господин Козулин о своей бывшей работе. На вопрос, какими методами обычно "боролись со стрессом" сотрудники милиции из МВД, он ответил:
"Методы? Телевизор не смотрите? На 60-70% метод один - глушат водку".
Согласно психологу Игорю Сорокину, одна из причин суицидов среди служебных людей - разочарование в карьерных мечтах. Совет от психолога Сорокина, как уберечься от профессионального стресса:
"Характер работы не изменишь, фактор разочарования в карьере - тоже, остается одно: меньше пить, искать другие пути снятия эмоционального напряжения".
12:09 08/09/2009




Loading...


загружаются комментарии