Что делят между собой белорусы и поляки?

В дни, когда отмечалось 70-летие начала Второй мировой войны российские историки выступили в оправдательную защиту пакта Молотова-Риббентропа. А поляки обрушились с нелицеприятной критикой в адрес россиян. Вопрос примирения Польши и Беларуси, как отмечают эксперты «Завтра твоей страны», тоже пока остается открытым.

Что делят между собой белорусы и поляки?
- Беларусь – единственная из бывших советских республик, которая не раскрыла списки расстрелов офицеров польской армии в апреле 1940 года, - отмечает историк Игорь Кузнецов. - Украина дала сведения, и Россия тоже. В Беларуси – тишина, Все, что касается этих вопросов, сегодня блокируется белоруской стороной. По телеканалу «Лад» сейчас показывают фильм «Жаркая осень 1939 года». На мой взгляд, подобной фальсификации событий не допускали даже в советские времена. Лейтмотив таков: «Польша являлась агрессивным государством и еще надо разобраться, кто был худший агрессор – Германия или Польша». Это говорит о том, что никакого улучшения отношений пока не предвидится.
Эксперт: Белорусский народ поляков не угнетал и Польшу не оккупировал
Что бы ни говорили сейчас политики, а с точки зрения международного права, события 17 сентября 1939 года классифицируются однозначно – агрессия. В 1932 году СССР подписал с Польшей пакт о ненападении, в котором был пункт о том, что даже в случае необъявления войны применение насильственных действий расценивается как агрессия. В 1933 году СССР подписал международную конвенцию о квалификации агрессии. И нарушил свои обещания.
Но должны ли нести за это ответственность белорусы?
- Польша была на тот момент самостоятельным государством, а Беларусь - нет. Как же тогда белорусы могут каяться? – задается вопросом Игорь Кузнецов. - Мы можем осуждать действия советского руководства, которое ни о чем белорусов не спрашивало: ни когда подписывало Рижский договор в 1921 году, ни когда «освобождало» Западную Беларусь. Все делалось из имперских амбиций. Белорусы все время сами оказывались между молотом и наковальней.
А вот полякам, по мнению Игоря Кузнецова, стоит извиниться за ту политику, которую они проводили в Западной Беларуси в предвоенные годы.
- Эту политику нельзя назвать равноправной, потому что белорусов по сравнению с поляками считали тогда людьми второго сорта, - подчеркивает историк. Впрочем, тут же добавляет, что спустя семь десятилетий нет необходимости искать виновных.
- Не надо вдаваться в крайности. Следует просто осознать события 70-летней давности и идти дальше в налаживании диалога, - предлагает и белорусам, и полякам Игорь Кузнецов.
Эксперт: Самое важное – примирение воспоминаний
В 1960-е года отец экс-председателя Немецкого экуменистического совета церквей, профессора теологии Конрада Райзера активно участвовал в процессах примирения между народами Германии и Польши.
- Примирение между Германией и Польшей дает нам опыт для налаживания взаимопонимания между Польшей и Беларусью, - считает немецкий эксперт. - Хотя, конечно же, условия очень разные. Подобный процесс между Польшей и Германией начался в момент высшей точки “холодной” войны – Кубинского кризиса и возведения Берлинской стены. И тогда казалось, что обе стороны уперлись в тупик.
Отношения между Польшей и Беларусью намного сложнее. Речь идет не о чувстве вины и взаимных обвинениях, а о состоянии двух народов, живущих по обе стороны границы, которая столетиями передвигалась в разных направлениях. Эта граница проходит через всю Европу и символизирует водораздел между западным, римским типом мировосприятия и восточным, византийским. Польша и Беларусь – обе являются жертвами истории.
- И как же тогда опыт польско-германского налаживания отношений может помочь Беларуси и Польше?
- Примирение не может быть стратегически запланированным политическим проектом. Его нельзя навязать «сверху». Это процесс, который зачастую начинается неприметно. Здесь важно заметить его и не пропустить ключевой шанс. Процесс примирения между Польшей и Германией начался отнюдь не на уровне государственных институтов. Его подтолкнуло гражданское общество. Евангелическая церковь Германии выработала этот импульс и, выступая от имени общества, создала тот климат, который позволил политикам много лет спустя предпринять соответствующие официальные шаги по отношению к Польше. И это стало возможным только потому, что с польской стороны тоже задолго до того, как польское правительство было готово заключить Варшавский договор, были предприняты неполитические шаги.
- Какие уроки, на ваш взгляд, должны быть извлечены по обе стороны границы Евросоюза из совместных страниц истории Второй мировой войны?
- Дискуссия на тему Второй мировой войны (несмотря на то, что с ее начала прошло семь десятилетий и это может показаться делами давно минувших дней) является очень важной. Прежде всего, потому, что не все 70 лет была возможность на самом деле открыто говорить на эту тему. И сейчас воспоминания о Второй мировой войне очень сильно влияют на политику и на взаимоотношения простых людей.
Я, правда, не знаю, насколько многому может научить история. К сожалению, время показывает, что иногда опыт предыдущего поколения не учитывается. Те ошибки, которые были сделаны во время Второй мировой войны, не всегда помогают в сегодняшней ситуации справляться по иному с похожими проблемами. Самое важное для современного конструктивного диалога -- примирение воспоминаний.
- Что нужно, чтобы такое примирение состоялось?
- Люди должны встречаться и делиться друг с другом собственной ретроспективой тех событий, чтобы в Беларуси, Германии или Польше не главенствовала официальная позиция исторического видения. И тогда станет понятно, что трагедия войны, страдания, слезы – были на территории всех стран. И в первую очередь – это история людей, а не история войны.
Каждый процесс примирения не абстрактен. Речь идет о двух сторонах конфликта. И конкретно о том, как мы можем освободиться от отношений, осложненных прошлым, как мы можем трансформировать их в отношения мира и взаимопонимания. Такой процесс связан с конкретным опытом простых людей, а не политиков.
00:51 21/09/2009




Loading...


загружаются комментарии