Алесин: Белорусская армия заслуживает уважения

Военкомат и сам бы рад поменьше брать людей в армию. Потому как армия маленькая, а призывного контингента в Беларуси очень много. Такое парадоксальное, на первый взгляд, мнение высказывает военный аналитик Александр Алесин.

Алесин: Белорусская армия заслуживает уважения
- Нужна ли вообще Беларуси армия? Вы не считаете, что обязательная служба — это ненужный советский рудимент? В советские времена мы были огромной страной, и нам был нужен каждый, кто хоть как-то был годен, чтобы создать огромную армию. А теперь мы — маленькая страна, и никакая армия не спасёт нас от реальной угрозы...
 
Александр Алесин: Армия является обязательным атрибутом любого самостоятельного государства. Многие страны, даже для которых нет военной угрозы, всё равно в том или ином виде имеют армию. Можно по пальцам пересчитать государства, у которых нет армии, которые надеются на соседей в случае чего (Исландия, Коста-Рика и т.д.). Даже у нейтральной Швейцарии есть очень солидная хорошая армия.
 
- Сколько человек служит в белорусской армии?
 
- Белорусская армия является наследником белорусского военного округа. Этот округ был самым большим в Советском Союзе. Здесь располагалось 240 тысяч военнослужащих. И по количеству солдат на одного жителя Беларуси приходился рекорд - не только в Советском Союзе, а может даже в Европе и мире. Здесь также располагалось и ядерное оружие, и большое количество танков.
 
После приобретения независимости встал вопрос, что со всем этим делать. Прежде всего, это был большой социальный вопрос - нужно было адаптировать военных к мирной жизни. И здесь нужно сказать, что военное руководство Беларуси проводило трезвую политику, они ничего не рушили, не ломали и очень аккуратно поступили с армией.
 
Согласно международным договоренностям, Беларуси разрешалось иметь 100 тысяч солдат. У нас на то время было в 2,5 раза больше. Сначала удалось сократить армию до 80 тысяч человек. А теперь у нас 65 тысяч человек. Сейчас белорусская армия - это очень небольшая армия. Возможно, будут ещё сокращения, есть такие предложения.
 
Было сокращено и большое количество вооружений. На момент получения независимости на территории Беларуси размещалось почти 4 тысяч танков, более 4 тысяч бронемашин, 427 боевых самолётов и 220 ударных вертолётов. Нам, как я уже говорил, разрешалось иметь 100 тысяч солдат, 1800 танков, 2600 бронемашин, 1615 орудий, 260 самолётов и 80 вертолётов. Эти квоты нам когда-то достались в наследство от Советского Союза. И по количеству танков, бронемашин и пушек на 1000 военнослужащих, Беларусь сегодня занимает первое место в Европе. То есть если солдат у нас немного, то вооружения очень много.
 
Беларусь представляет довольно значительную военную силу по масштабам нашего региона. Стоит также отметить, что у нашего народа не было неприятия армии, отношения как к оккупантам.
 
- Ну, у нас, возможно, враждебного отношения нет. Но всё равно молодёжь, особенно с высшим образованием, не торопится идти служить в армию, многие хотят "откосить"...
 
- На самом деле в Беларуси призывают в армию всего одного из восьми, годных по здоровью и умственным способностям. Там существует масса отсрочек — на завершение образования, кроме того, когда человека нельзя отлучить от работы, есть такой институт, как служба в резерве, то есть на протяжении ряда лет его вызывают на сборы, он набирает, так сказать, часы без отрыва от работы, не теряя квалификации. Кроме того, сейчас существует отсрочка для молодожёнов.
 
То есть военкомат ищет сейчас легальные возможности не брать людей в армию. Потому что армия маленькая, а призывного контингента очень много. С одной стороны, существуют люди, которые хотят "откосить", но есть и большая категория людей, желающих служить в армии.
 
- И какие это мотивы, в основном? Как объясняет молодёжь своё желание служить?
 
- Кто-то, возможно, по патриотическим убеждениям, кто-то из некого романтизма - ему хочется в спецназ, пограничные войска. Но многие по прагматическим соображениям - чтобы получить в армии специальность. Шофёра, например, строителя, повара и т.д. Второе - для тех, кто служит в армии, существуют определённые льготы при поступлении в ВУЗ, устройстве на работу в силовые структуры, милицию, комитет госбезопасности, МЧС.
 
- А как много людей всё-таки успешно "откашивают"?
 
- Я бы не сказал, что их много. По официальным данным, это 2000 человек, которые по тем или иным причинам не являются вовремя в военкоматы, на призывные пункты, не проходят медкомиссию и т.д. В России нам зверски завидуют, потому что у них армию комплектовать некем.
 
- Сегодня страны не воюют поодиночке, они собираются заранее в коалиции - НАТО, ОДКБ... И в этих группах есть проблемные страны. Мы же – не проблемная страна. Значит ли это, что мы будем защищать чужие интересы в конфликтах?
 
- Сегодня белорус понимает, что он находится на своей территории, что он служит в своей армии. И законодательство Беларуси запрещает посылать солдат срочной службы участвовать в военных конфликтах за пределами страны. Возможно лишь участие в миротворческих операциях контрактников по их добровольному заявлению с разрешения президента.
 
- Как часто армии нужно воевать, чтобы быть армией?
 
- Министр обороны Мальцев говорит, что армия должна своим фактом существования выполнять сдерживающую функцию. Если война началась, значит, армия уже свою функцию не выполнила. То есть армия существует для того, чтобы не было войны. Эта идея мне очень симпатична.
 
И, конечно, в данном случае нужна не только армия, но и пиар вокруг армии. Она может быть не такой мощной и сильной, но обязательно нужно пиарить, показывать, что она мощная, чтобы было опасение...
 
- Боится ли кто-нибудь нашей армии?
 
- Боится-не боится, но уважают точно. У нас достаточно высокий уровень дисциплины. У нас, по сравнению с российской армией, высокий уровень выучки и физической готовности. Есть возможность отбирать призывников физически более крепких, а это приводит к тому, что реально давать большие нагрузки, повысить уровень их подготовки.
 
Я думаю, что по выучке, по подготовке, наша армия в субрегионе  - одна из самых боеспособных и сильных.
 
Наиболее боеспособный элемент - это мобильные войска. Это силы очень высокой готовности. В случае, если кто-то, не дай бог, нападёт, они должны маневренными боевыми действиями сдерживать противника и дать возможность развернуть основную часть армии.
 
Если взять оценки призывного контингента, то есть тех, кто прошёл службу в армии, получил военную специальность, тех, кто служил в советской армии, но ещё не старый  - 40-45 лет, то Беларусь может выставить довольно солидный контингент, где-то 500 тысяч военнослужащих.
 
Помимо этого, есть запасы не очень ещё старой боетехники с советских времён. И плюс есть ещё одна часть, так называемая "территориальная оборона", есть люди более зрелого возраста, которые ещё вполне могут держать в руках оружие и которые могут выполнять караульные и охранные функции на той территории, где живут. С этой точки зрения можно даже рассматривать, что Беларусь может стать военным лагерем.
 
Военная система Беларуси напоминает передовые образцы Западной Европы. Я думаю, что белорусская армия заслуживает уважения. Она, конечно, не самая сильная и мощная, потому что не хватает передовой техники, но с другой стороны — мы не хуже, а может даже и лучше соседних стран.
 
- Чем НАТОвские армии отличаются от нашей?
 
- Конечно, техническое обеспечение у них лучше. Но по индивидуальной подготовке солдата мы ни в чём не проигрываем...
 
- А что касается именно структуры — мы отличаемся от НАТОвских армий?
 
- По структуре мы примерно уже соответствуем наиболее передовым образцам. Это, в основном, весьма гибкие бригады.
 
- Ещё такой вопрос: все НАТОвские учения — они либо гуманитарные, либо антитеррористические. А у нас, в основном, военные — то есть мы защищаемся от внешнего врага. О чём это говорит?
 
- Это не совсем так. НАТО проводит разные учения, и военные тоже. Но в последнее время армия сталкивается с необходимостью вести разного рода миссии, не связанные с прямыми военными действиями — миротворческие, гуманитарные, антитеррористические. Но это не значит, что армия теряет свои основные функции. Просто сейчас задачи армии усложнились.
 
И нужно сказать, что Беларусь также пытается участвовать в миротворческих миссиях, например, в рамках "партнёрства ради мира".
 
То есть Беларусь сотрудничает с НАТО, у нас есть миротворческая рота, которая при помощи специалистов НАТО и других стран готовится к ведению миротворческих операций. Возможно, нужно было бы и больше сотрудничать, но это, прежде всего, большие расходы.
 
Каждая страна, участвующая в миротворческих операциях, должна сама готовить, обеспечивать свой миротворческий контингент. Такова идеология НАТО. НАТО своих войск не имеет, оно оперирует контингентом, который ему дают страны, входящие в НАТО. Поэтому страна, выделяющая контингент, целиком его и содержит. Поэтому позволить себе такое могут страны с достаточно хорошим экономическим положением.
 
- Вы затронули тему стоимости армии. Сколько денег ежегодно тратится на белорусскую армию?
 
- НАТО рекомендует, чтобы страны-участницы тратили на военные расходы 2% от внутреннего валового продукта. Согласно некоторым оценкам, Беларусь тратит только 1,5%. По моим оценкам, это примерно 800 миллионов долларов. В принципе, это не много, но позволяет содержать личный состав, обеспечивать его нормальную деятельность, вести учения, модернизировать технику.
 
- Выходит, что белорусская армия чуть не идеальна... Есть ли у нас какие-нибудь проблемы?
 
- Конечно, не всё так радужно в белорусской армии. Основная проблема — старение технической базы. Почти вся военная инфраструктура — советских времён, со временем, конечно, техническое состояние ухудшается, необходимо её поддерживать, а это большие деньги.
 
Недостаточно денег, чтобы закупать новую технику. Сегодня один боевой танк стоит 2,5-3 миллиона долларов, самолёт — 30-50 миллионов долларов, а военная электроника вообще очень дорогая. Наши возможности по замене боевой техники советских времён довольно скромны. И с каждым годом будет всё сложнее удерживать эту технику в боеспособном состоянии.
 
- Что вы думаете об альтернативной армии? Будет ли у нас когда-нибудь такое - не хочу служить, иду ухаживать за больными... Когда есть выбор - служить в армии или заниматься общественными делами?
 
- В принципе, такие законопроекты предлагались...
 
- И что мешает их принять?
 
- Конечно, у нас есть люди, которые хотели бы нести альтернативную службу. Но я думаю, что это объясняется тем, что их процент небольшой, голос их не слышен очень сильно... Наверное, если бы их количество было больше, если бы они были организованнее, если бы они выступали в СМИ, то, вероятно, власти вынуждены были бы решать этот вопрос.
 
Если будет такое давление со стороны общественности, я думаю, ускорится рассмотрение этих законопроектов. Мне кажется, законодатель просто не осмысливает, что это нужно делать, что это созрело.
 
- А что касается службы на коммерческой основе?
 
- Прежде всего, это, конечно, должна быть достаточно благополучная страна, чтобы обеспечить своим военнослужащим уровень жизни. Это достаточно большие деньги. В Беларуси была такая установка — чтобы переходить к смешанной армии, но этот процесс замедлился из-за того, что наши финансовые возможности невелики.
 
На самом деле это очень сложно и требует тщательного продумывания. Само общество должно созреть. А вот просто так объявить, что завтра мы будем профессиональной армией, — так нельзя. Мы для этого бедные.
 
- Развивается ли у военнослужащих комплекс неполноценности — мол, на них тратятся деньги, а они толком непонятно чем занимаются. Войны нет, они ничего не изготавливают, живут за счёт налогоплательщиков...
 
- Я думаю, что такого нет. И быть не должно. В обществе всё-таки должно воспитываться нормальное отношение к армии, что это нужное дело, что это служба почётная. Чтобы армия не превратилась в разрушающий элемент, чтобы она не разлагала общество, как это есть сегодня в России.
01:31 23/09/2009




Loading...


загружаются комментарии