Служба без опасности

Расклад сил в верхах -- вечная тема.

Служба без опасности
С лишением Виктора Шеймана роли куратора и координатора контролирующих органов и силовых структур и ликвидацией наиболее заинтересованной в существовании жесткого авторитарного режима группы в составе правящей элиты в значительной степени связаны «реформационные» изменения в Беларуси.
Вместе с тем эти изменения имеют свою логику развития и создают предпосылки для других изменений. С одной стороны, закат «группы Шеймана» при соответствующем усилении влияния других групп в составе правящей элиты сделал возможным расширение процесса экономической либерализации. С другой стороны, с расширением процесса экономической либерализации понижается значение контрольных и силовых структур в системе власти.
Ослабление влияния контролеров и силовиков делает крайне маловероятным проведение широкомасштабных антикоррупционных кампаний. Это означает ускорение процесса концентрации достаточно значительных финансовых ресурсов в руках номенклатуры и, как результат – расширение процесса «номенклатурной приватизации».
 
Закат «группы Шеймана»
 
В ситуации, когда Россия оказывала значительную экономическую поддержку режиму Лукашенко, внимание власти естественным образом концентрировалось на контроле над распределением ресурсов. Лукашенко выступал в роли активного борца с коррупцией, «грозы номенклатуры». Лидер группы силовиков и контролеров в составе правящей элиты, Виктор Шейман, имел статус второго человека в государстве. Политическое значение силового блока – силовых (КГБ и МВД) и контролирующих (КГК, прокуратура) структур – в системе власти заметно превосходило значение социально-экономического блока. Группа Шеймана оказывала серьезное влияние на внутреннюю и внешнюю политику Беларуси. Любые изменения в государственной политике в направлении демократизации и либерализации воспринимались многими представителями этой группы как опасное приближение к скамье подсудимых.
 
В конце марта 2006 г. выдвиженца Шеймана на должности председателя КГК А. Тозика сменил представитель «шкловско-могилевской группы» 3. Ломать. В июле 2007 г. С. Сухоренко, выдвиженца Шеймана на должности председателя КГБ, сменил «человек самого Лукашенко» Ю. Жадобин, ранее занимавший должность начальника Службы безопасности президента. Если учесть, что В. Шейман никогда не контролировал МВД, смещение двух его креатур в КГК и КГБ свидетельствовало в пользу заката его влияния. Имевшие место в июле 2007 слухи о том, что усиливается влияние министра внутренних дел В. Наумова, который будет назначен на должность премьер-министра, указывали на то, что, подобно КГК, МВД используется для крупного передела сфер влияния в системе власти и собственности – против интересов Шеймана.
 
В феврале 2008 г. выдвиженца Шеймана на должности генерального прокурора П. Миклашевича заменил Г. Василевич, ранее занимавший должность председателя Конституционного суда. Весной 2008 г. Шейман утратил еще одну важнейшую составляющую своего положения – контроль над финансовыми потоками, питающими группу силовиков и контролеров. Сменила покровителя компания «Трайгш», возглавляемая Ю. Чижом. В апреле 2008 г. арестован генеральный директор торгового дома «Ждановичи» Е. Шигалов: в середине 1990-х бывший автослесарь благодаря покровительству Шеймана сделал головокружительную карьеру и вошел в десятку крупнейших бизнесменов Беларуси.
 
Таким образом, группа Шеймана постепенно утрачивала позиции, проигрывая тем, кто оказался сильнее. В пользу этой версии свидетельствуют результаты использования излюбленного у кремленологов метода «рассадки»: во время выступления Лукашенко в парламенте 29 апреля 2008 г. Шейман занимал место, несоответствующее чиновнику его ранга, – у края второго ряда. При этом у него был хмурый затравленный вид. Скорее всего, В. Шейман допускал вероятность, что вслед за Шигаловым он может оказаться за решеткой.
 
Вскоре наступила развязка. 8 июля 2008 г. за некомпетентность, проявленную при организации массовой акции (концерта), посвященной Дню независимости (3 июля), Лукашенко отстранил Шеймана от должности государственного секретаря Совета безопасности. Также «в связи с переводом на другую работу» отстранен от должности выдвиженец Шеймана – глава Администрации президента Г. Невыглас. Это кадровое решение окончательно подвело черту под существованием группы силовиков и контролеров в прежнем виде. Эта группа перестала существовать как самостоятельная, имеющая свои интересы, свою ресурсную опору.
 
С отстранением В. Шеймана должность госсекретаря Совета безопасности перестала иметь существенное значение в системе власти. Статус координатора деятельности контрольных и силовых структур закреплялся за помощником президента по вопросам национальной безопасности, старшим сыном Лукашенко Виктором.
 
Скандал вокруг коттеджей
 
Как и в 2007, в 2008 г. представители силового блока вновь оказались фигурантами крупного коррупционного скандала. 13 ноября 2008 г. Лукашенко заявил об отстранении от должностей заместителя генерального прокурора Н. Куприянова и прокурора Минской области М. Снегиря, а также поручил генеральному прокурору Г. Василевичу возбудить уголовные дела в их отношении. В нарушении законодательства обвинялись и 10 высокопоставленных должностных лиц МВД, в их числе - первый заместитель министра внутренних дел А. Щурко, заместитель министра внутренних дел В. Филистович, а также два бывших заместителя министра внутренних дел Л. Глуховский и В. Радюкевич. Названные чиновники МВД, по словам Лукашенко, должны быть отстранены от должностей, а построенные ими коттеджи переданы многодетным семьям.
 
За все время существования режима Лукашенко это был наиболее громкий скандал, в котором замешаны представители руководства контрольных и силовых структур. Даже когда в июле 2007 г. Лукашенко устроил «чистку» в КГБ, отстранил от должностей председателя КГБ С. Сухоренко и первого заместителя председателя КГБ В. Дементея, он ограничился общими обвинениями в коррупции, не сообщая фактов. В этот раз сам Лукашенко сообщил детали коррупционного скандала.
 
Согласно официальной информации, подготовкой материалов обвинения в адрес представителей руководства МВД и прокуратуры руководили глава Администрации президента В. Макей и председатель КГБ В. Зайцев. Многие эксперты склоняются к мнению, что за ними стоял В. Лукашенко. Во-первых, В. Макей и В. Зайцев назначены на должности в июле 2008 г., при этом В. Макей сменил на должности выдвиженца В. Шеймана – Г. Невыгласа. Относительно Макея прошла информация, что его назначение состоялось благодаря поддержке со стороны В. Лукашенко.
 
Это были последние ротации в цепи назначений, в результате которых оказались отстраненными от должностей Шейман и его люди в КГК, КГБ, прокуратуре. К тому же маловероятно, что новые назначенцы, занимавшие свои должности менее полугода, могли положить на стол А. Лукашенко компромат на заместителя генерального прокурора Н. Куприянова, генералов МВД, занимавших высокие посты и долгое время преданно служивших Лукашенко. Наконец, тот факт, что А. Лукашенко весьма эмоционально отреагировал на компромат на своих преданных служак и предал огласке детали, также указывает, что компрометирующие материалы мог представить только человек, которому президент полностью доверяет. Это вполне мог быть Виктор Лукашенко. Таким образом, скандал был инициирован В. Лукашенко с целью снижения значения силового блока и усиления контроля над ним.
 
С одной стороны, скандал является сигналом со стороны влиятельного сына президента широкому кругу сотрудников силовых и контрольных структур, органов государственного аппарата. Виктор Лукашенко продемонстрировал масштаб своих политических возможностей, показал представителям силового блока, кто их «новый хозяин». С другой стороны, этот сигнал предназначался конкретным адресатам - руководящим сотрудникам силовых и контролирующих структур, которые сделали карьеру при Шеймане и все еще находятся на своих должностях после нескольких крупных ротаций в 2006-2008 гг. Все крупные чиновники-фигуранты коррупционного скандала (за исключением прокурора Минской области М. Снегиря) сделали карьеру благодаря В. Шейману, получили назначения на нынешние высокие должности в МВД и прокуратуре в 2002-2005 гг., когда В. Шейман имел статус «второго лица в государстве».
 
Кроме того, В. Лукашенко продемонстрировал, что он является обладателем компромата на многих представителей власти – компромата, накопленного в процессе проверок со стороны Администрации президента, Совета безопасности, контролирующих органов и силовых структур. В нужный момент необходимые материалы могут оказаться на столе А. Лукашенко.
 
Месть «технократов»
 
В период наибольшего влияния группы Шеймана правительственные «технократы» и экономические топ-менеджеры выступали главной мишенью коррупционных скандалов. Теперь роли поменялись. Некогда неприкасаемые силовики и контролеры начинают искать компромат друг на друга, и он пускается в дело.
 
В этом контексте возбуждение уголовного дела в отношении прокурора Минской области М. Снегиря выглядит довольно логичным. Согласно официальной информации, он отнял у бизнесмена квартиру стоимостью около ИЗО 500 тыс. В числе других упомянутых правонарушителей на незаконно приобретенной земле построил особняк в Минском районе стоимостью более ИЗО 1 млн. Между тем возбуждение уголовного дела в отношении заместителя генерального прокурора Н. Куприянова выглядит не столь безупречно. Он не был отмечен в числе «захватчиков земли» и владельцев роскошных коттеджей, к тому же Куприянов вроде бы лишь покрывал своего подчиненного, с которым, по словам Лукашенко, находился в приятельских отношениях. Н. Куприянов вполне мог рассчитывать на снисхождение со стороны А. Лукашенко в большей степени, чем замешанные в скандале представители руководства МВД. Он был назначен заместителем генерального прокурора в июле 2002 г., в то время, когда все упомянутые генералы МВД, за исключением А. Щурко, имели звание полковника. Но именно потому, что Куприянов давно находился в «высшем слое» силовиков и контролеров, выполняя карательные функции, он и стал жертвой системы, которой долго и преданно служил.
 
До назначения заместителем генпрокурора Н. Куприянов занимал должность прокурора Минска. В те времена, когда В. Шейман занимал пост генерального прокурора, Куприянов лично вел уголовные дела директоров крупных промышленных предприятий, руководил подготовкой государственного обвинения на судебных процессах в 2001-2002 гг. Тогда к длительным срокам тюремного заключения были приговорены довольно успешные и широко известные среди руководителей промышленных предприятий и в Беларуси директор Минского тракторного завода М. Леонов и директор Минского завода холодильников Л. Калугин.
 
Нынешние лидеры группы «технократов» и директорского корпуса премьер-министр С. Сидорский и первый вице-премьер В. Семашко также вышли из среды директоров крупных промышленных предприятий. В частности, С. Сидорский в течение 8 лет являлся генеральным директором крупного промышленного предприятия г. Гомеля – научно-производственного объединения «Ратон». Вполне вероятно, что когда Шейман по поручению Лукашенко обрушил волну репрессий на представителей директорского корпуса, С. Сидорский, В. Семашко, нынешние члены их группы – министры и руководители промышленных предприятий – допускали возможность попадания под антикоррупционный маховик. Правдоподобно также, что они сочувствовали людям сходных карьерных линий, с общими интересами, которые тогда оказались в тюрьме.
 
Компромат, который лег на стол Лукашенко, судя по всему, был хорошо подготовлен. В отношении «дел директоров» Куприянов выступал «правой рукой» Шеймана. Со временем «технократы» усилились и получили возможность отомстить.
 
Прекращение существования влиятельной и самостоятельной группы силовиков и контролеров в составе правящей элиты (некоторые из них причастны к политически мотивированным антикоррупционным кампаниям, репрессиям, наконец, подозреваются в причастности к физическому устранению ряда деятелей оппозиции) сделало возможными шаги в направлении политической демократизации и экономической либерализации, способствовало определенному улучшению отношений с Западом.
 
 
20:19 27/09/2009




Loading...


загружаются комментарии