Уве Гартеншлегер: У белорусов нет равных шансов на образование

Эксперты прогнозируют изменение тенденций на рынке труда – скоро белорусы поймут, что получить специальное образование важнее, чем любой ценой стремиться к высшему.

Во время финансовых неурядиц приобретает актуальность дополнительное обучение, а рабочие специальности могут стать в Беларуси перспективным направлением, считает заместитель директора института по международному сотрудничеству Немецкой ассоциации народных университетов Уве ГАРТЕНШЛЕГЕР. Но для этого он предлагает уравнять профессиональное образование с высшим.
В условиях кризиса обучение, позволяющее взрослым людям приобрести дополнительные навыки или быстро перейти на новое поле деятельности, многих может спасти от безденежья, безработицы и депрессии.
- В Германии образованием взрослых уже более полувека занимаются народные университеты. Законодательством определено, что каждый муниципалитет должен иметь такое учебное заведение. В стране их больше тысячи, и все они объединены в Немецкую ассоциацию народных университетов, - рассказывает Уве Гартеншлегер.
Народный университет - это здание в центре населенного пункта, куда любой желающий может прийти на различные курсы, тренинги, семинары. Ежегодно дополнительное обучение в таких университетах проходят в Германии около 10 млн. человек.
- Как развитие образования для взрослых может повлиять на адаптацию к кризису отдельных личностей и повышение качества жизни общества в целом?
- Я бы отметил здесь три аспекта, важных не только в кризис. Мне кажется очевидным, что в XXI веке тех знаний, умений и навыков, которые человек приобрел в молодости, уже не хватает на всю жизнь. Надо постоянно совершенствоваться в профессиональном плане, а, потеряв работу – менять квалификацию. Вторая непременная составляющая качества жизни – это развитие индивидуума, его самореализация. И третье – каждый человек должен иметь возможность участвовать в жизни общества и быть активным гражданином. Впрочем, сегодня, по-моему, неактуально говорить о разделении этих категорий: развитие личности, гражданское и бизнес-образование. Почему, например, человек учит английский язык? Может, он хочет в Англию поехать в отпуск. А может, ему это для продвижения по службе пригодится.
- По вашей оценке, какие возможности дополнительного образования перспективны в Беларуси?
- Как человек, который уже два десятка лет работает на постсоветском пространстве, я хотел бы отметить, что у вас система профессионального образования в материальном плане находится на очень неплохом уровне по сравнению с другими постсоветскими странами. Может быть, местами она устарела, но факт, что система сохранилась, обнадеживает - на этой основе можно развивать современные подходы в профессиональном образовании.
- Вы, возможно, не в курсе, но именно в белорусских профессионально-технических учреждениях сейчас наблюдаются трудности с заполнением учебных мест. Рабочие профессии, несмотря на активную агитацию со стороны Министерства образования, не так уж и востребованы. Что бы вы посоветовали в этой ситуации белорусским чиновникам?
- Все дело в системе подготовки и в статусе специального образования. У нас в Германии очень высококвалифицированное профобразование главным образом за счет так называемой дуальной системы, которая связывает обучение с производством. Три дня в неделю учащиеся проводят на производстве, два дня - в учебных классах. И нам такая система кажется весьма удачной, поскольку уже через три года мы получаем высокопрофессиональные кадры. Немецких мастеров производства можно сравнивать по квалификации с инженерами во многих странах мира.
- Правда ли, что Германия была вынуждена пойти на такую перестройку, поскольку люди с высшим образованием просто перестали котироваться на рынке труда?
- Это общеевропейская тенденция. В Германии она коснулась, в основном, гуманитарных специальностей. Действительно, многим историкам и социологам пришлось работать таксистами. Но у нас это не переросло в массовое явление. А если посмотреть на Испанию, Италию, Грецию, например - там очень многие люди с высшим образованием не находят себе места на рынке труда.
А в Германии сейчас и бизнес-структуры, и работодатели, и профсоюзы сходятся во мнении, что сертификаты профессионального образования нужно уравнять с дипломами о высшем образовании. Такой весьма творческий подход, на мой взгляд, применим и для постсоветского пространства, на развитии экономики которого негативно сказывается очень низкий имидж профобразования.
- Эксперты белорусского Агентства гуманитарных технологий констатируют, что, имея формально высокий уровень образования, белорусы почему-то не в состоянии изменить жизнь общества к лучшему. А вы как думаете: почему?
- Скажу применительно к такой сфере, как образование взрослых. Его главный принцип – плюрализм. В этой сфере есть много игроков, и потребитель сам решает куда идти: в государственную структуру или коммерческую. А вот государство должно обеспечивать законодательные рамки существования системы образования взрослых, базовое финансирование всех, кто предоставляет подобные услуги, вне зависимости от того, государственные они или коммерческие. Для государства здесь важен социальный аспект. Может быть, ваше белорусское государство настолько социально-ориентированное, что об этом не стоит даже говорить? Но мне кажется, это абсурд – думать, что всем белорусам обеспечены одинаковые возможности для получения образования.
Я был недавно в одной из деревень Брестской области. И если кто-то мне скажет, что в Беларуси у людей равные шансы вне зависимости от того, где они живут, я подумаю, что этот человек далек от действительности. Я порекомендую ему поехать в глубинку и убедиться, что этого нет. И если я слышу, что в некоторых государственных вузах до 75% мест - платные, то о чем вы говорите? Тут нет равных шансов. Обеспечить их особенно в условиях кризиса - роль государства.
- 21 сентября в Беларуси открылось представительство Немецкой ассоциации народных университетов, программы которого будут финансироваться из средств Евросоюза и Министерства по экономическому сотрудничеству и развитию Германии. На что пойдут эти деньги?
- Мы будем концентрироваться именно на социальном аспекте, который, как вы уже поняли, для меня является главенствующим. В первую очередь, мы рассчитываем использовать методы образования взрослых для снижения бедности среди социально незащищенных слоев населения: жителей сельской местности, пенсионеров или людей предпенсионного возраста, тех, кто не закончил свое профессиональное или даже школьное образование, возможно, лиц, которые находятся в местах лишения свободы. Пилотные проекты будем осуществлять не в Минске, а в белорусской глубинке – в Брестской и Гомельской областях. А дополнительно на национальном уровне проведем тренинги для преподавателей, которые обучают взрослых.
У нас не будет системы тендеров, где мы навязываем, а белорусские партнеры исполняют то, что мы придумали. Мы будем работать над программами в режиме партнерства. Мне кажется, что в Беларуси очень широкое поле деятельности для развития образования взрослых.
15:31 30/09/2009




Loading...


загружаются комментарии