ЧП: Из милиции – в реанимацию

Прокуратура расследует обстоятельства ЧП, произошедшего в здании УВД на транспорте в Минске: парень, вызванный для беседы в милицию, оказался в реанимации. Родственники пострадавшего утверждают, что парня жестоко избили сотрудники милиции.

ЧП: Из милиции – в реанимацию
 
Немногим более недели назад УВД на транспорте сообщило, что 9 октября из окна туалета, расположенного на 4-м этаже здания УВДТ, выпрыгнул парень, который в тяжелом состоянии доставлен в больницу. Якобы пострадавший был сильно пьян и не отвечал за свои действия.
 
На следующий день после сообщения родственники парня подали в Генеральную прокуратуру и МВД заявления, в которых указали, что пострадавший вовсе не прыгал с четвертого этажа, а его просто жестоко избили сотрудники милиции. «Ежедневник» попробовал выяснить, как это было.
 
Как рассказал сам пострадавший Максим Кузьминых, история началась довольно странно. В понедельник 2 октября Максиму на мобильный позвонил неизвестный. Он представился участковым из Брестского УВД и предложил встретиться, чтобы поговорить. Максим ответил, что живет и работает сейчас в Минске и ему будет проблематично приехать. Участковый сказал, что никаких проблем нет, после чего отключился.
 
На всякий случай Максим позвонил домой матери, чтобы выяснить, что случилось. Мать связалась с участковым и с удивлением узнала, что тот не звонил. В результате долгих разбирательств выяснилось, что звонил совсем другой сотрудник, который и сам не знает, кому и по какому поводу Максим понадобился – просто попросили из Минска его найти.
На следующий день Максиму начали звонить милиционеры из Минска. Они даже не называли свои фамилии и должности, а просто очень настойчиво предлагали встретиться. Как они говорили, на нейтральной территории в интимной обстановке поговорить о чем-то. Не понимая, что происходит, Максим попросил их прислать повестку. Сказал, что работает с 8.00 до 17.00 и не может в рабочее время ездить по всяким встречам, тем более непонятно с кем. Однако сотрудники милиции были настойчивы и все предлагали встретиться в любом месте в любое время. Так они звонили-звонили и вдруг перестали.
 
В пятницу 9 октября сотрудник милиции по имени Сергей объявился у сестры Максима, от нее он позвонил парню и опять настойчиво попросил встретиться. Он приехал на стройку, где работал Максим.
 
«Он сказал, что надо срочно ехать с ним, поговорить. Был весь нервозный, взбрыкивался постоянно. Я ему начал объяснять, что на работе нахожусь, что не могу вот просто так взять и уйти. Он потребовал вызвать прораба. Я вызвал и прораба, и мастера. Они меня отпустили. Я сел к этому Сергею в машину, и мы поехали», – рассказал корреспонденту «Ежедневника» Максим. По утверждению пострадавшего, по дороге сотрудник милиции постоянно ругался матом – по поводу пробок, того, что его заставляют раскрывать взрыв, который произошел на День Независимости, а он вот вынужден бегать за Максимом. «Он был зациклен на этом взрыве, такой нервный был, так говорил, будто вот его лично президент заставляет этот взрыв раскрыть», – рассказал Максим.
 
В Управлении внутренних дел на транспорте, расположенном на ул.Брилевской, 14, Максиму начали задавать всякие вопросы, не поясняя, зачем привезли и почему так настойчиво просили о встрече.
 
«Помню, как приехали, как зашли на 4-й этаж, как другие сотрудники тыкали пальцами. Помню их ухмылки: «Этот тот?» Помню, как этот Сергей на меня бросался. А потом я упал на пол и очнулся, только когда меня «скорая» забирала. Я чувствовал боль, холод, но они были притуплены. Да и само состояние было какое-то странное. Только позже я узнал, что у меня в крови обнаружили большое количество алкоголя», – рассказал Максим.
Сейчас сотрудники милиции пытаются доказать, что Максим был пьяный и, находясь в невменяемом состоянии, выпрыгнул в окно 4-го этажа, в результате чего и получил увечья. Вот только не все сходится в этом пояснении. Во-первых, травмы, которые получил пострадавший, не характерны для падения с высоты. Это сразу отметили медики, хотя, конечно, экспертное заключение будет позже. Но главное, мастер и прораб видели, что со стройки Максима забирали абсолютно трезвым.
 
«На следующий день сотрудники милиции звонили мастеру и прорабу, просили, чтобы они подтвердили, что меня якобы оттуда пьяным забирали. Очень настоятельно уговаривали так сказать, но они, конечно, отказались. Мастер им ответил: как я могу сказать, если он был трезвым, если бы был пьяным, я бы к работе его не допустил», – пояснил «Ежедневнику» Максим. По его словам, и в больницу сейчас к нему приходят какие-то люди, пытаются убедить, что это был несчастный случай, что ничего страшного не произошло. «Пролежишь, отдохнешь и спокойно пойдешь дальше работать», – говорят они.
 
Сейчас прокуратура и Управление собственной безопасности (УСБ) МВД проводят разбирательство по заявлению Татьяны Гайс – сестры Максима, которая утверждает, что ее брата сильно били в УВДТ. Как написано в заявлении, Максим позвонил ей еще с работы, когда его забирали в милицию. Через два часа после этого сестра позвонила брату сама. Он сообщил, что все еще находится на Брилевской, что от него требуют подписать какие-то документы. Еще через час, когда сестра позвонила, Максим сказал, что все подписывает, что на него наехали, избивали. Как пояснила Татьяна «Ежедневнику», в это время Максим уже был какой-то невменяемый, и она едва могла разобрать, что он говорит.
 
В 21.00, когда Татьяна позвонила вновь, телефон брата уже не отвечал. Тогда сестра позвонила сотруднику милиции – тому самому Сергею. Он пояснил Татьяне, что сейчас Максим кое-что вспоминает и не может ей ответить. Милиционер попросил позвонить позже, до 23.30. Однако ни позже, ни утром на звонки сестры не отвечали ни Максим, ни сотрудник милиции. Женщине пришлось приложить немало усилий, чтобы узнать, что ее брат в реанимации. Якобы он выпрыгнул из окна 4-го этажа.
Кстати, сотрудники УСБ, которые опрашивали Максима после ЧП, сказали, что все документы, которые он подписал, ничего не значат. Они написаны совершенно неразборчиво, что подтверждает, что в этот момент Максим был невменяемым.
Чем бы ни закончилось начатое прокуратурой и МВД разбирательство, уже сегодня очевидны несколько фактов. С «Минск-Арены» Максима забирали трезвым, что могут подтвердить около 20 человек, включая прораба и мастера. В УВДТ Максим вдруг стал пьяным и покалеченным. Прыгал он из окна или нет, теперь даже неважно, потому что совершенно понятно, что в здании милиции доставленный для допроса человек не мог напиться по собственной воле. И отсюда напрашивается один единственный вывод.
 
Информация по делу. После отставки министра внутренних дел Владимира Наумова случаи избиения граждан страны в милиции стали возникать уж слишком часто. Не так давно «Ежедневник» писал  о жестоком избиении задержанного в Логойском РОВД. Несколько дней назад прокуратура г.Барановичи возбудила уголовное дело в отношении милиционеров полка ППСМ УВД Брестского облисполкома. Прапорщик и старшина вблизи железнодорожного вокзала в г.Барановичи, находясь при исполнении служебных обязанностей, при задержании за совершение административного правонарушения жителя д.Липска Ляховичского района жестоко избили его, нанеся серьезные телесные повреждения. Прокуратура расценила эти действия как превышение власти или служебных полномочий, совершенные лицом, занимающим ответственное положение, либо повлекшие тяжкие последствия, а равно умышленное совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы прав и полномочий, предоставленных ему по службе, сопряженное с насилием, мучением или оскорблением потерпевшего либо применением оружия или специальных средств. Данные действия подпадают под ч.3 ст.426 УК РБ, которая предусматривает наказание до 10 лет лишения свободы.
15:11 19/10/2009




Loading...


загружаются комментарии