Дело «витебского дезертира»

От родных и соседей Петра Гринькова «Еврорадио» узнало, как парень сбежал из армии, и каким образом семья 15 лет (!) прятала беглеца от милиции и военного комиссара.

Дело «витебского дезертира»
«Еврорадио» стали известны подробности "дела витебского дезертира", которого судили за бегство из военной части только через 15 лет после происшествия. Восемь лет из этих пятнадцати Гринькова, который сам родом из Щучинского района, не могли задержать.
 
Хотя военная прокуратура и сообщила витебской региональной прессе об этом случае, но обстоятельства дела держались в строгом секрете. Сообщалась лишь фамилия дезертира — Треньков.
 
Проведя расследование, Еврорадио выяснило, что Треньков — это псевдоним. Настоящее имя и фамилия дезертира — Пётр Гриньков. Семья этого человека живёт на хуторе у деревни Плянты Щучинского района.
 
Раньше в прессе сообщалось, что мужчина скрывался от милиции по лесам, а был задержан, когда однажды вернулся в родной дом. Но как рассказал сосед Гриньковых дед Тадеуш, дезертир всё это время скрывался в своём же доме, а из армии примерно в 1995 году сбежал из-за дедовщины. Притом сделать это его заставила родная мама.
 
Дед Тадеуш: "Говорят, что подрался он с каким-от солдатом, ему надавали там, побили. И он, кажется, заявил начальству, а начальство ничего не сделало. Она поехала и забрала его".
 
Дед Тадеуш говорит, что оригинальное жилище Гриньковых стоит глубже в лесу. Оно, кстати, замаскировано, как немецкий бункер времён Первой мировой войны.
 
Всё хозяйство Гриньковых ограждено забором, вдоль которого идут густые посадки деревьев, поэтому дома почти не видно. Калитку можно открыть только с внутренней стороны. На окнах установлены решётки. Как рассказали в Щучинском райисполкоме, это была идея мамы дезертира, чтобы в дом неожиданно не влезли какие-нибудь военные комиссары или милиционеры.
 
Отец дезертира, тоже Пётр Гриньков, только после десяти минут нервной беседы немного успокоился и заговорил.
 
Пётр Гриньков-старший: "Так уже ведь!.. Пятнадцать лет уже закончились! Всё, мой сын отстоял правду, всё! Идите отсюда!"
 
О том, что произошло с сыном в армии, он говорить сначала не хотел, но потом не выдержал.
 
Пётр Гриньков-старший: "Били его, да, били. Как приехал, пуговицы на кителе сбиты были. Мать хотела сюда его забрать, ей плохо становилось. Я туда поехал, но на один день не успел — сын оттуда сбежал. А перед этим прислал письмо: "Мама, папа, простите!". Мама говорит: "Не могу выдержать, дедовщина там...". И из военкомата здесь ходили, и из милиции каждый день. Всё, всё, идите!".
 
Как рассказали в сельском совете, облаву на дом Гриньковых провели только через восемь лет после бегства Петра. Дезертира задержали. Несмотря на это, следствие растянулось аж на семь лет, всё это время Гриньков продолжал прятаться в своём "бункере". Местные говорят, что делу умышленно не давали хода. Потому что если бы в воинской части, в которой служил Гриньков, "раскрутили" дедовщину, то "у многих высоких чинов возникли бы проблемы".
 
Чтобы не заводить новое уголовное дело, притормаживали и дело Гринькова. И наконец военный межгарнизонный суд Витебска постановил остановить уголовное дело дезертира в связи с окончанием сроков давности привлечения к уголовной ответственности. Через пятнадцать лет скрывания от армии и милиции Пётр Гриньков может наконец свободно вздохнуть.
 
Спрашиваем у отца "дезертира", где сейчас сын.
 
Пётр Гриньков-старший: "Мой сын — всё нормально, работает, в Минске, всё...".
 
Еврорадио: "Соседи говорят, что в Лиде".
 
Пётр Гриньков-старший: "Ну пусть в Лиде! Ну что? Пусть в Лиде!".
 
По словам соседей, Пётр Гриньков действительно живёт в Лиде. Туда же с ним вместе переехала и мама — одного сына она не отпустила. Петру исполнилось 33 году, жены у него нет.
 
"Он ремонтирует  машины, он специалист", — сообщил Еврорадио на прощание сосед Гриньковых дед Тадеуш.
15:17 19/10/2009




Loading...


загружаются комментарии