Про либерализацию и страх в Беларуси

Общественная активистка из Бреста Инга Абрамова полтора года стажировалась в гражданском медиа-центре «Беннахауз»  в Германии и, вернувшись в Беларусь, решила использовать приобретенные в Европе навыки. 16 октября она поехала в Минск, чтобы на центральной площади столицы принять участие в акции солидарности с политзаключенными. С «Белорусским партизаном» она решила поделиться впечатлениями от увиденного и пережитого.

- Полтора года я не принимала участия в акциях и митингах в родной стране, за рубежом много читала о сближении с Евросоюзом, - говорит она. – Приехав в Беларусь, решила участвовать в Дне солидарности. Проведение таких мирных акциях в Германии не сопряжено со страхом быть арестованной или избитой. Там нужно лишь заранее позвонить в полицию, прийти туда в назначенное время, объяснить про цель акции и указать место её проведения. Внимательно выслушав, мне выдали разрешение. Всё просто, цивилизованно и никакого эксрима.
А вот в Минске, на Октябрьской площади, я в 16.45 зашла в кафе, из окон которого заметила несколько пар милиционеров, которые прогуливались по площади, на парковку подъехало несколько микроавтобусов с сильно затонированными стёклами, потом – ещё несколько автобусов. Увидела много людей с кинокамерами, мужчин в штатском, разговаривающих по рации. Потом появилось много милиционеров.
Подхожу к группе молодых людей и слышу: «Далучайся!» Мы становимся в шеренгу. Мне дали в руки портрет политзаключённого. Милиция по громкоговорителю предлагает всем немедленно разойтись. В ответ мы берём друг друга под руки.
Но власть действует молниеносно. Со спины к нам подъезжает автобус, слышу топот ног – чьи-то сильные руки вырывают меня из цепочки и тащат к автобусу.
Пытаюсь сопротивляться, но их трое, и моей силы недостаточно. За «строптивость» меня несколько раз бьют по ногам. «Мужественные бойцы» бросают меня вперёд, я падаю на ступени автобуса, больно ударяясь коленями. Меня подбрасывают уже повыше, и я приземляюсь на пол. Придя в себя, поднимаюсь и сажусь на сидение автобуса. Прокатили бесплатно с обзорной экскурсией по городу. Молодой человек в гражданской одежде, сопровождающий нас, хвастается, что недавно закончил учебное заведение ОМОНа и научился обращаться с такими, как мы. 
Подъехали к зданию Минского ГУВД. Всех завели в коридор, заставили встать лицом к стене с поднятыми за голову руками. Запретили разговаривать и звонить по мобильнику. При мне омоновец бил одного парня, который, как ему показалось, недостаточно широко расставил ноги. А надо было расставить чуть ли не на шпагат. Видимо, ему не терпелось применить на практике знания, полученные в учебном заведении ОМОНа. По одному заводили  в кабинет, где, как в школе, - доска, парты. Забрали личные вещи и мобильные телефоны. Записывают личные данные – и снова в коридор: «Руки за голову! Лицом к стене! Не разговаривать!»  Без объяснений, за что нас задержали.  У многих взяли отпечатки пальцев.
У них – сила, власть, они всё решают. Анатолия Лебедько волокли по коридору в направлении «бомжатника». Мы пытались подбежать к нему, но нас затолкали обратно. Одного парня сильно бьют.  И тогда мы – три девушки и два парня – садимся на пол. Мы не будем стоять лицом к стене с поднятыми за голову руками, мы протестуем, мы не являемся вооружёнными террористами. Почему нас задержали таким грубым образом без объяснения причин? Мы не обязаны стоять, мы будем сидеть. Милиционер кричит: «Ну, всё девочки, домой вы уже сегодня не вернётесь».  Прошло около часа, сидеть на полу было очень холодно. Сотрудникам милиции надоело наше сидение, к нам подошёл злой дядя и начал бить всех по ногам. Больно, холодно, мы встали. Прошло около 3-4 часов с момента нашего задержания. Нам возвращают вещи, паспорта. Отпускают всех – 22 человека.
На прощание милиционер с грустными, ничего не выражающими глазами говорит мне: «На Октябрьской площади собираться нельзя!» «А на площади Якуба Коласа можно?» - спрашиваю я. «Тоже нельзя», - также безразлично ответил он. «А где же можно?» - «Вообще собираться нельзя НИГДЕ!»
Мне до сих пор непонятен смысл разгона мирной акции. Люди просто стояли с портретами, ни к чему не призывали, не мешали проезду транспорта, не мусорили. Почему власть так боялась их? На полсотни мирных граждан натравили более сотни свирепых, размахивающих дубинками омоновцев. Зачем?  Ведь мы живём в самом центре Европы…»
 
19:01 19/10/2009




Loading...


загружаются комментарии