Мать спасает сына-убийцу

Мать Андрея Жука, приговоренного к смертной казни  за убийство,  пытается использовать все возможные средства для спасения жизни своего сына.  Ранее женщина  уже апеллировала в Комитет по правам человека ООН, сейчас мать обратилась с просьбой о помиловании к Александру Лукашенко, сообщает spring96.org.

10 ноября Светлана  Жук через средства массовой  информации обратилась к Александру  Лукашенко с просьбой  о помиловании сына, смертный приговор которому вступил в силу после рассмотрения кассационной жалобы в Верховном суде.   
- Да, Андрей виновен.  Конечно, он не имел права  ни при каких обстоятельствах  лишать жизни этих людей. Но  получается, что у меня на глазах  сейчас убивают моего сына. И  я не хочу и не могу с  этим смириться. И он, и мы, его родные, до конца своих дней будем вымаливать прощение за этот тяжкий грех у семей погибших и у Бога. И я буду просить президента дать Андрею шанс своей работой искупить свою вину и заслужить прощение семей потерпевших, - пояснила свое решение Светлана Жук во время пресс-конференции в Минске.  
В мероприятии  также принимали участие Валентин Стефанович, представитель ПЦ «Вясна», который является одним из инициаторов  кампании «Правозащитники против смертной казни в Беларуси», и Хеза Макгилл, представитель международной правозащитной организации Amnesty International, эксперт по Беларуси. 
Во время своего выступления Хеза Макгилл высказала  мнение международного правозащитного сообщества на счет того, что пришло время, когда Беларусь должна сказать "Нет!" такому бесчеловечному наказанию. 
- Одна из проблем  - это именно страдания, которые  наказание смертью приносит родственникам  осужденных. Согласно решению Комитета  по правам человека ООН, принятому  в 1999 году, секретность, которой  окружена смертная казнь в Беларуси, на самом деле, в отношении родственников приравнивается к пыткам.  Потому что человек, приговоренный к казни, не знает, когда он может быть расстрелян, и родственники также ничего не узнают, даже дату. Это очень тяжелое испытание для людей. Это тяжело для заключенных, которые каждую минуту ждут: когда открывается дверь - их поведут на смерть. Это ужасающе для родственников, которые ничего не знают. Они не могут попрощаться с родным человеком, не получат его тело и даже его вещи, не будут знать, где он похоронен, - очертила ужасную картину Х.Макгилл.
- Тяжело после   матери что-то говорить. Но эта ситуация и показывает суть смертной казни. Фактически сейчас на глазах у матери и отца государство медленно убивает их сына. Разумеется, как родители они сейчас ощущают большую боль и потерю, они живут в ожидания момента, когда это может произойти.  Именно потому мы как правозащитники выступаем за введение моратория на смертную казнь в нашей стране и считаем, что такое время пришло. По поводу последних смертных приговоров - в отношении Андрея Жука и Василия Юзепчука - направлены жалобы в Комитет по правам человека ООН. И эти жалобы приняты к рассмотрению. Мы, в свою очередь, направили письменное обращение в МИД, МВД, Генеральную прокуратуру, Администрацию Президента и проинформировали их о том, что обращения в Комитете зарегистрированы. И потому данные ведомства, которые в соответствии со своими служебными полномочиями ответственны в том числе и за исполнение приговоров, должны отсрочить исполнение приговоров до тех пор, пока жалобы не будут рассмотрены Комитетом по существу, - сказал В.Стефанович.  
«Мы, родственники Жука Андрея Сергеевича, приговоренного к смертной казни, обращаемся к Вам  с просьбой о его помиловании.
Вы - любящий  отец троих сыновей. У нас их пока двое и, надеемся, столько и останется. Наш старший сын, брат, племянник, внук, муж и папа Жук Андрей Сергеевич за убийство приговорен к высшей мере наказания. Для каждого из нас страшное горе - похоронить близкого человека, а тем более, папу или маму. Жутко, тяжело, больно перенести такую утрату. Еще тяжелее смотреть в глаза потерпевшим и видеть там осуждение. 
Конечно, Андрей не имел права ни при каких обстоятельствах  лишать жизнь ни в чем не повинных людей. И он, и мы теперь до конца  своих дней будем вымаливать прощение за этот тяжкий грех у семей погибших, а прежде всего, у осиротевших детей и у Бога. 
Но 27 октября 2009 года Верховным Судом приговор был  вынесен не только Андрею, но и всем нам, его семье. Наша жизнь превратилась в кошмар. Мы засыпаем и просыпаемся в холодном поту, вздрагиваем от каждого телефонного звонка и шороха, устали от шепота за спиной: «Вот пошла мать (отец, брат) убийцы». Но это всё можно пережить, можно примириться, тем более что Андрей уже покаялся перед Богом и родственниками погибших. 
Но каково матери, носившей девять месяцев под сердцем  и отдавшей вместе с отцом ему  всё самое лучшее, знать, что сына скоро расстреляют. Это равносильно, что похоронить себя заживо. Каково знать маленьким сыновьям, что  их папу, Андрея, убьют, и они больше никогда не смогут его увидеть, даже через стекло, не услышат его голос в телефонной трубке в комнате для свиданий. Дети больше никогда не смогут написать папе письмо. Потому что папы просто не будет. Каково младшему брату, для которого Андрей был всегда помощником и поддержкой и который является крестным папой его старшего сына, точной внешней копии Андрея, смотреть в глаза мальчику. 
Да, мы скорбим  вместе с потерпевшими. И у нас  такая же не заживающая рана в душе, как и у них. И нам тоже очень тяжело. Мы бы очень хотели, чтобы их близкие были живы. Не дай Бог никому такого горя. 
Но Андрей для  нас близкий родной человек. И  мы все, родственники, знаем, что он не последний негодяй, иначе не обращались бы к Вам с прошением о помиловании.  
Андрей рос  хорошим, активным, ответственным и  трудолюбивым. Он является любящим  внуком, папой,  мужем, братом и отцом. Он всегда помогал родным, близким  и друзьям. Он готов был поделиться последним. 
Андрей активно  участвовал во всех утренниках, детских праздниках. Он очень любил и своих и чужих детей. И эта любовь была взаимной. А разве может плохой человек заслужить детскую любовь? Ведь дети сразу чувствуют, кто им друг, а кто нет. А у Андрея осталось двое маленьких детей, которые очень любят папу и надеются когда-нибудь с ним встретиться. 
Уважаемый Александр  Григорьевич, мы просим Вас дать ему  шанс хоть когда-нибудь, в глубокой старости, увидеть своих сыновей, просим дать ему шанс своим трудом искупить свою вину и заслужить прощение семей потерпевших», - обращается Светлана жук к президенту.
09:44 12/11/2009




Loading...


загружаются комментарии