В кризис претензии белорусов к власти упали

Для рабочих кризис пришел в Беларусь в июне этого года, у бюджетников он длится постоянно, а молодежь воспринимает кризис теоретически. Но все социальные группы «адаптировались» к нему одинаково: готовы жить еще хуже и ничего не требовать от власти.

В кризис претензии белорусов к власти упали
Такой вывод можно сделать из социологического исследования «Восприятие экономического кризиса в Беларуси разными социологическими группами: роль государства и практика выживания», проведенного лабораторией «НОВАК» в рамках проекта Белорусского института стратегических исследований (BISS).
Кризис – это название, а не новое явление в жизни
В ходе исследования были опрошены рабочие крупных предприятий Минска, Жодино, врачи, учителя, воспитатели, безработные, студенты, молодежь. Цель, которую преследовали эксперты - выяснить, как отразился кризис на людях, повлиял ли на общественное сознание белорусов и их поведенческие установки.
- Мы пытались выяснить: стали люди более озлобленные или открытые, ушли в себя или настроились на перемены, думают решать свои проблемы сообща или индивидуально, - поясняет директор BISS, политолог Виталий Силицкий.
Выяснилось: кризис в разных социальных группах воспринимается по-разному.
- Кризис в понятии рабочих – это резкое и радикальное изменение ситуации, – говорит кандидат философских наук, ведущий социолог лаборатории аксиометрических исследований «НОВАК» Надежда Ефимова. – Рабочие четко называют дату начала кризиса: июнь-июль 2009 года, четко определяют его. Для них кризис – это сокращение рабочего времени (3-4 дня в неделю или 14-20 дней в месяц), отпуск за свой счет, снижение расценок за сдельную работу, снижение зарплаты, увольнения и контракт, который не продлевается, снижение доходов, но при этом резкий рост цен и сложности с выплатой кредитов.
Для бюджетников, по словам Надежды Ефимовой, кризис – состояние перманентное. Так они живут постоянно.
- Бюджетники отмечали, что и раньше жили плохо, и раньше им государство не доплачивало, они работали на полторы ставки, а денег на потребление не хватало,- уточняет социолог. – Кризис для бюджетников – это название, определение нынешней ситуации, а не новое явление в их жизни.
По словам Надежды Ефимовой, никаких изменений в своей жизни в условиях кризиса не наблюдают и студенты.
- Фокус-группа со студентами была похожа на семинар, сдачу экзамена, - поясняет социолог. - Они рассказывали, что такое кризис, какие он имеет пики и спады, и при этом были убеждены, что в их жизни ничего не изменилось. С кризисом они сталкивались точечно. Например, не могли устроиться на работу или записаться на курсы, потому что они закрывались. А если где-то и подрабатывали, то платить им за их труд стали меньше.
Белорусы имеют прививку от предпринимательства и протестов
Проанализировав ответы во всех фокусах-группах, эксперты пришли к неутешительному выводу: кризис сделал белорусов более агрессивными.
- Ощущается рост антагонизма по отношению к потенциальным конкурентам на рынке труда, - замечает Надежда Ефимова. – Отношение респондентов ко всем очень подозрительное и агрессивное. Люди недоброжелательны к холостякам, женщинам без семьи, коллегам с высшим образованием, начальникам, потому что видят в них конкурентов. Белорусы стали враждебны друг к другу, хотя даже не всегда это осознают.
Среди выводов исследования обращает внимание и такой: кризис не является толчком для активных действий, желания открыть свое дело, заняться предпринимательской деятельностью.
Буквально все респонденты, рассуждая о своем нынешнем положении, невольно обращались к опыту 1990-х годов и сравнивали сегодняшнюю ситуацию с той, которая наблюдалась тогда. И если проанализировать их ответы, считает Надежа Ефимова, то можно сказать, что 1990-е годы стали для белорусов прививкой от протестов и предпринимательства.
- Респонденты рассуждают так: в начале 1990-е было много выступлений, митингов, забастовок, люди в них участвовали, но это ничего не принесло, хотя власть была слабее и никаких санкций к протестующим не применяла. Стоит ли тогда сейчас протестовать?
Другой вывод: в 1990-е годы все торговали, «крутились», верили, что самозанятость и предпринимательство помогут выжить и разбогатеть, а богаче мы не стали. Значит, и сейчас в условиях кризиса не стоит бросаться в предпринимательство с головой.
По словам, социолога, только для небольшой группы бюджетников «прививка от предпринимательства» стала конструктивной и позитивной.
Кризис можно пересидеть
Но самый тревожный и опасный вывод, который сделали социологи, кризис стимулирует белорусов к деградации, регрессу.
- Люди полагаются на некий рок, - подытоживает Надежда Ефимова. – Верят, что когда-то все закончится само собой, рассчитывают это время пересидеть. У белорусов нет общей стратегии адаптации к кризису. Каждый спасается индивидуально. Но этот подход архаичен.
Результаты социологического исследования свидетельствуют о том, что белорусы готовы жить хуже, согласны трудиться на менее квалифицированных работах, меньше зарабатывать и даже находиться в бесконечном отпуске за свой счет, лишь бы сохранить свое место на заводе. Люди готовы к сокращению потребления, хотя и сейчас потребляют по минимуму. Более того, в двух фокус-группах промелькнул даже такой вариант: пойдем воровать. Причем обсуждали это вполне серьезно.
По мнению экспертов, нельзя не обратить внимание и на еще один дискурс : люди не рассчитывают на помощь государства, но и не собираются требовать от него помощи.
- Несколько лет назад социологи фиксировали так называемые «рейтинговые ловушки», - рассказывает Виталий Силицкий. – Опросы свидетельствовали о том, что жизнь людей улучшается, доходы растут, но при этом падает доверие к власти. А происходило это потому, что власти не успевали за ожиданиями людей. Сейчас, в условиях кризиса претензии к власти упали, хотя проблем у населения больше. Люди уходят в себя и от властей ничего не требуют.
09:27 26/11/2009




Loading...


загружаются комментарии