В Бресте людей хоронят за 20 км от города и в непролазной грязи

Кто решит проблемы единственного в областном центре  кладбища? Этот вопрос со всей остротой встал перед многочисленными родственниками 2190 усопших горожан. И встанет ещё для десятков тысяч.

Дело в том, что существовавшая до этого «Плоска», вошедшая в городскую черту, к началу третьего тысячелетия исчерпала отпущенный «лимит» в 50 тысяч душ. Властям пришлось изыскивать новую территорию далеко за пределами Бреста. Нашли в 20 км на север, возле д.Мотыкалы. Однако, как пишет газета «Вечерний Брест», хоронить там невозможно.  Люди ходят по липкой жиже.

Но сколько лет это место скорби функционирует, столько времени доносятся во все концы, мягко говоря, нарекания на плохие условия захоронений. Например: «Мы не могли подойти к могиле, пока не нашли какие-то доски, палки, щиты. Могилы стоят по колено в глине и воде. Похоронили-то мы, слава Богу, по морозу, а вот при посещении на 9-й день ушли по колено в глину с водой. Все рядом могилы обрушились, из них торчат доски, кое-где весь холмик ушел в глубь земли. У людей такое горе, а здесь еще и эта ситуация. Возмущению нет предела!  Неужели эти люди, которые все отдали в своей жизни для блага страны, не достойны сухой чистой земли 2х1,5 метра?!»

Какими же судьбами брестчанам достались столь нелепые обстоятельства естественного христианского церемониала?

Причастные к местоположению кладбища служебные лица проблемы не отрицают. Но все стоят на одном: целой большой комиссией подходящую землю искали долго, однако другой — не нашлось. Ведь требовалось соблюсти множество условий: и удаленность от города (поэтому под Жабинку не поместили), и уместность траурных процессий на трассе (отпала улица Московская), и пригодность земли под застройку (броня для застолбленных в генплане коттеджных поселков). Но самый непререкаемый довод — чуть ли не повсеместное в округе высокое залегание грунтовых вод (посему не подошло южное направление, как и некоторые другие).

Однако, когда власти выбрали площадку под Мотыкалами, имел место такой существенно важный момент, как геологические изыскания грунта. Проводили этот судьбоносный анализ почв сотрудники института «Брестпроект». Хотя, кажется, их выводы уже ничего не решали. Под рукой у исследователей была инструкция о порядке открытия и содержания кладбищ, утвержденная приказом министра ЖКХ в 1990 году. В документе говорится, что слабоглинистая почва для кладбищ приемлема, но грунт, однако, должен обеспечивать достаточную воздухопроницаемость и быструю высыхаемость. Вычерченная «Брестпроектом» схема площадки утыкана сеткой точек: было сделано до ста скважин, из которых брались пробы земли. Выводы исследователей, в частности, гласили: имеют место низкие фильтрационные свойства грунта, поверхностные воды (так называемая верховодка) не впитываются, а стекают. Что требует специальных мер по водоотведению.

Если поверить, что действительно нет другого подходящего для кладбища места, то это, отведенное, требовало особого рода внимания. Тут сошлись своенравная природа с животрепещущим стыком жизни и смерти. А нашим причастным специалистам не чуждо закидывать природу шапками и исчерпывать тонкие материи инструкциями. В результате — неожиданные для самих «заказчиков-подрядчиков» побочные эффекты.

Конечно, определенные меры по усмирению излишней влаги были приняты: по периметру прокопан водопонижающий ров, по всей территории проложены мелкие канавки-лотки. Но вздыбленная липкая земля пока не очень-то слушается, высыхать до приличного состояния не спешит. И хотя на глубине, как уверяют специалисты, почва сухая, при некоторых погодных условиях вода застаивается даже на дне погребальных ям.

Что себе думают власти? Курирующий эту сферу заместитель председателя горисполкома Василий Ковальчук излагал прессе свою точку зрения с выездом непосредственно на «объект». Был приглашен директор УКСа Брестского городского ЖКХ Михаил Божко, администрация спецпредприятия ритуальных услуг

По словам В.Ковальчука, сейчас «северная» усыпальница проходит самый кризисный пик существования. Захоронения ведутся в наиболее низменной части территории, отсюда и связанные с грунтом проблемы. Скоро могильные кварталы перешагнут на более сухие участки и тогда, считает городское руководство, похоронная обстановка улучшится. А по информации Михаила Божко, проектировщикам дано задание на дополнительную корректировку «Северного». Однако будем реалистами: никакой проектировщик не в силах изменить главный кладбищенский фактор — глиняный грунт. А дефицит песка на погосте — как нехватка воздуха в помещении. О том, чтобы перенести кладбище с неудачно выбранного места, похоже, не может быть и речи.
10:07 28/11/2009




Loading...


загружаются комментарии