Дело о «дырявой границе» продолжается

Словно по злой иронии именно в тот день, когда тридцать бывших инспекторов таможенного поста «Козловичи» и механиков терминала «Веставто» направили президенту Беларуси очередное письмо с просьбой защитить их от произвола белорусской Фемиды, суд Московского района Бреста возобновил приостановленные с июля 2008 года заместителем Генерального прокурора иски о возмещении ущерба бюджету государства.

Точную сумму сегодня даже судебные исполнители не могут назвать. За прошедшие месяцы набежала пеня, а потому цифры весьма приблизительные — от 80 миллионов рублей до почти 2 миллиардов. Причем первоначально речь шла о взыскании вдвое больших сумм. За ущерб, которого не было, — считает и генеральный прокурор, безуспешно пытавшийся добиться от Верховного суда отмены ряда судебных постановлений для производства нового предварительного расследования по так называемому делу о «ложном транзите». Хотя есть все основания переименовать его в дело о «дырявой границе»: с октября 2001-го по ноябрь 2002 годов из Литвы через Беларусь в Россию можно было беспрепятственно перевозить практически любые грузы: от ширпотреба до тонн наркотиков и оружия.

Схематично все выглядело так. В адрес оффшорных компаний, зарегистрированных в США и находящихся в Литве, поступали некие товары: оргтехника, компьютеры и комплектующие к ним, радиодетали, мобильные телефоны, одежда, обувь и т.д. После размещения на таможенных терминалах на товары оформляли сопроводительные документы, из которых следовало, что транзитом через Беларусь и Польшу они следуют в Чехию. В роли получателей фигурировали чешские компании. Однако 82 фуры, принадлежащие белорусским перевозчикам, въезжали в Беларусь через Ошмянскую таможню и прямым ходом следовали в Минск. Примерно через сутки автопоезда с новыми документами из столицы Беларуси отправлялись в Россию. А в Белорусской ассоциации международных автомобильных перевозчиков оказывались бумаги, подтверждающие их движение в сторону Польши. Таким образом, грузополучатель избавлялся от внушительных трат по таможенным пошлинам.

В деталях же все обстояло, конечно, намного сложней, ибо без «своих» людей на таможне провернуть такую аферу невозможно. Что и подтверждают три уголовных дела.

Осенью 2004 года Белорусским военным судом виновными в «злоупотреблении служебными полномочиями» и «пособничестве в уклонении от уплаты таможенных платежей» признаны 24 инспектора выездного пропускного пункта «Козловичи». Летом 2005 года на скамье подсудимых оказались еще шесть инспекторов и десять механиков терминала «Веставто». Приговоры — от 1,5 до 7 лет лишения свободы с конфискацией имущества и лишением специальных и воинских званий. Как отмечено в приговорах, «осознавая фактическое отсутствие на терминале автомобилей с товарами, осужденные внесли заведомо ложные сведения в документы, подтверждающие транзит».

В марте 2006 года суд Московского района Бреста по иску военного прокурора обязал их всех возместить ущерб Республике Беларусь. Весьма любопытный момент, касающийся формулы подсчета вреда. Все документы, по которым осуществлялся «ложный транзит», признаны фальшивыми, но именно по ним ущерб и определялся. К стоимости заявленного груза — свыше 4 миллионов долларов, который в глаза никто не видел, кроме грузоотправителя и грузополучателя, — судебные «математики» приплюсовали таможенные платежи. Более 6 миллиардов белорусских рублей, которые оплачивались по месту доставки товара (в данном случае речь идет о России) «навесили» на 40 бывших таможенников и механиков.

Находясь в заключении и после освобождения, брестчане написали свыше сотни жалоб в различные инстанции. Каким-то чудом одна из них оказалась на столе президента. В 2006 году глава государства поручает создать межведомственную комиссию, которая хотя и пришла к единому выводу «о причастности должностных лиц таможни, осужденных по указанным делам, к совершению инкриминируемых им в вину преступлений», но кое-какой свет в конце тоннеля забрезжил. Президиум Верховного суда в отношении всех сорока осужденных снизил размер причиненного ущерба и исключил указание о назначении дополнительного наказания в виде конфискации имущества. Стоимость грузов вычли из исков, а конфискованное к тому времени имущество пошло в зачет. Что было понятно с самого начала, ведь суды первых инстанций признали, что в действиях таможенников «не было корыстных мотивов». Хотя в это и трудно было поверить. Прояснить ситуацию могли организаторы «ложного транзита», но они слишком долго оставались за кадром. Следствие активизировалось только тогда, когда третье уголовное дело из милицейских рук попало в прокурорские. В результате в 2008 году двое из организаторов этой преступной группы были осуждены.

В ходе следствия установлено, что только десять из сорока осужденных таможенников и механиков имели непосредственное отношение к «ложному транзиту». Остальные тридцать человек из-за несовершенства технологии оформления транспортных средств были использованы преступниками «в темную». В самом худшем случае нескольких из них можно было обвинить в халатности. Также было подтверждено, что весь груз по исследуемым 82 перевозкам был вывезен в Российскую Федерацию, а значит, имущественный ущерб Республике Беларусь не был нанесен.

«Мы бы уже все, что называется, запили холодной водой и забыли, — рассказывает бывший инспектор таможни Александр Тыванчук. — Но нас давят исками. Половина моей зарплаты уходит на оплату ущерба, которого не наносили ни я, ни мои товарищи по несчастью. Мне удалось найти работу, но многие ее найти не могут. А каждый месяц к ним приходит судебный исполнитель и требует… Можно представить, в каком состоянии находятся семьи этих без вины виноватых людей…

По всем международным законам за сохранность груза отвечает перевозчик. В нашем случае перевозчики проходили по делу только как свидетели. Не моя вина, что фура уехала в другую сторону. Кстати, Государственный таможенный комитет дал четкую правовую оценку нашим действиям. В выводах служебного расследования ГТК было сказано, что «в действиях должностных лиц, исполнявших свои обязанности на терминале «Веставто», нарушений должностных обязанностей допущено не было». Однако суд отклонил наше ходатайство и отказался приобщить этот документ к материалам уголовного дела».

Рассказал Александр и о странных событиях, предшествовавших истории с «ложным транзитом». До 2001 года смены на пункте «Козловичи» были полностью укомплектованы, но как только на границе начали образовываться пятнадцатикилометровые очереди, смены сократили вдвое. В этот период времени и «проскочили» 82 фуры. Загруженность была такая, что работать приходилось на доверии к коллегам, которые продались и подсовывали нужные им документы. В связке находились и трое механиков, которые использовали пароли и коды своих ничего не подозревающих напарников...

Формально дело о «ложном транзите» завершено, но далеко не все организаторы, посредники и участники этой криминальной истории оказались на скамье подсудимых. Очень много так называемых «неустановленных лиц». Среди них — и сотрудник Брестской таможни, более года «придерживавший» транзитные документы для сверки с польскими коллегами. В числе установленных, но скрывшихся от правосудия, — бывший старший инспектор Александр Дубовик. Говорят, он живет в одной из стран Латинской Америки. Деньги на дорогу у него были — подозревают, что, по самым скромным подсчетам, за время действия «ложного транзита» Дубовик взятками получил около полумиллиона долларов. В одном из отправленных в архив уголовных дел есть показания свидетеля о даче взятки в 100 тысяч долларов высокопоставленному чиновнику МВД якобы за снятие ареста с автопоездов белорусских перевозчиков. В противном случае транспорт мог быть конфискован как орудие преступления. Этот эпизод выделен в отдельное производство, но пока ему «ходу» не дают.

…А считающие себя невиновными бывшие таможенники надеются, что непосредственное вмешательство президента обеспечит им право на справедливость в этой стране. В противном случае они намерены обратиться в международные организации.
11:09 02/12/2009




Loading...


загружаются комментарии