Непродовольственные закрома

Что делать с хламом эпохи, даже если это хлам имперской эпохи или эпохи Лукашенко?

Непродовольственные закрома
Можно сказать, что поздняя советская эпоха прошла под знаком потрясающего, всеохватывающего дефицита. Досуг москвичей был заполнен многочисленными путешествиями от магазина к магазину. И если видели очередь — вставали в нее. Потому что если очередь, то, значит, что-нибудь "дают". Ну,  в смысле,  продают. Или же будут продавать. Неважно что. В хозяйстве пригодится.

Неплохую конкуренцию им  в то время создавали жители ближайших регионов, так называемые приезжие: ведь в регионах не было очередей, а значит, и товаров не было. Они курсировали между своим городом и городом Москвой на так называемых "колбасных электричках". Название возникло потому, что всевозможные колбасные изделия и прочие копчености, во-первых, вызывали у гостей столицы повышенную симпатию (хотя бы потому, что относительно долго хранились), а во-вторых, издавали довольно сильный характерный чесночный запах. В электричках того времени и вправду пахло колбасой.

В те времена в официальных СМИ расхожим было понятие "закрома родины". Никаких реальных закромов в действительности вроде бы не было, однако термин был охотно принят на вооружение простыми обывателями. Закромами называли собственные антресоли и чуланчики, заставленные банками с томатной пастой, упаковками спичек, мешками сахара и прочими богатствами.

О продовольственных трофеях тех времен благополучно позабыто. Казалось, те запасы создавались на века, однако их давно подъели, а что не подъели, то испортилось и было выброшено. Значительно сложнее дело обстоит с трофеями непродовольственными.

Их приобретали так же самоотверженно и бездумно, как и останкинскую колбасу. Шли в ГУМ и занимали очередь. За чем стоим? Пока не объявляли. Обещали "выкинуть" к обеду.

Покупалось все, что бы ни выкинули. Сапоги на два размера больше — все равно возьму, на работе потом обменяю. Китайский термос — у меня их уже три, но ладно, подарю кому-нибудь. Батарейки "Крона" — ну пусть будут батарейки "Крона", мало ли как жизнь потом сложится.

Азартно и в больших количествах приобретали вазочки из хрусталя, всяческие сахарницы и конфетницы, наборы чайных ложек, перечницы, хлебницы и скороварки. В каждом приличном доме находился целый арсенал таких подарков. Подарки мигрировали: полученную в дар мантышницу потом не грех было передарить — не заморачиваться же действительно с мантами.

А потом вдруг наступило изобилие товаров. И москвичи с боевым кличем бросились скупать впрок полотенца, наволочки, дверные замки, вантузы и картофелечистки. Еще бы — никому не верилось, что это может продолжаться долго.

Правда, одновременно с изобилием пришло и обнищание — иначе неизвестно, чем бы все закончилось. Может, дома бы рухнули под тяжестью швейных машинок, музыкальных центров и безменов.
И вот прошли, можно сказать, десятилетия. Весь этот хлам лежит на антресолях и в чуланчиках. У кого есть дачи — то на дачах. Лежит себе, пыль собирает. Выбросить рука не поднимается — как вспомнишь, сколько сил угроблено на то, чтобы добыть, ну, например, этот электросамовар, так сразу в жар бросает. Продать некому. Подарить неприлично.
 
Антиквариатом это никогда не станет: больно уж высоки были тиражи. Более или менее спасает переезд, но все равно большую часть несметного богатства таскают за собой из дома в дом.

Беда. Притом непоправимая. Впрочем, существуют варианты. Один мой хороший знакомый поведал, что изобрел прекраснейший способ для снятия стресса. Нужно взять советскую хрустальную вазочку, положить ее в полиэтиленовый пакет и со всей силы шандарахнуть об стену. Если не поможет — то вторую, третью и так далее. "А зачем пакет?" — спросили у него. "Как зачем? Чтобы потом осколки не выметать".
21:20 13/12/2009




Loading...


загружаются комментарии