Татьяна Шапутько: Мной заинтересовались «серьезные люди»

Отчисленная со 2-го курса юрфака БГУ после участия в Форуме гражданского общества в Брюсселе, Татьяна Шапутько рассказала Еврорадио о том, как обсуждала с деканом свою деятельность в "Молодом фронте", о знакомстве с Козиком и о том, почему все-таки не обращалась за официальным разрешением на поездку за рубеж.

"Я знала, что не буду брать разрешение"

Еврорадио: Мы посмотрели, сколько документов необходимо собрать студенту БГУ, чтобы с разрешением выехать за границу. А знаете ли вы, сколько документов надо собрать, порядок оформления разрешения?

Татьяна Шапутько: "Честно говоря, я знала, что не буду брать разрешение. Причину я объясню немного позднее... Поэтому я даже не искала перечень документов, но знаю, что он должен быть довольно объемным. К тому же за время обучения в БГУ я ни разу не выезжала за пределы Беларуси. Поэтому и до того времени никогда такого разрешения не брала.

Сразу по приезде меня вызвали в кабинет замдекана, где я написала объяснительную записку. И там отметила, что не могла просить официального разрешения, поскольку не могла ставить по угрозу мое посещение этого форума".

Еврорадио: Знаете ли вы, что за разрешением надо обращаться за месяц до начала поездки? Да, за месяц до поездки надо уже принести готовые документы в Сектор академической стабильности!

Татьяна Шапутько: "Во-первых, приглашение от Еврокомиссии я получила менее чем за месяц, поэтому я по-любому не вложилась бы в этот срок. А во-вторых, Еврокомиссия делала все это настолько законспирировано, что я не могла просто так пойти к декану с запросом. И я думаю, что 90%, что Минобразования не дало бы мне разрешения посетить политологический форум такого значения.

Но все эти документы — это чушь. Даже мои одногруппники все куда-то выезжают. Студенты не могут сидеть все время на месте! Они на каникулы могут поехать в Украину, в Вильню, в Польшу, и никто никогда не берет никаких разрешений, потому что это просто абсурдно! Это элементарно ограничивает права студентов на свободное передвижение..."
"Студентам угрожают, что у их родителей будут проблемы на работе..."

Еврорадио: Кстати, насчет ваших одногруппников. Сохранилось ли до этого времени движение в вашу поддержку, сделали ли они какие-либо конкретные шаги?

Татьяна Шапутько: "Да, одногруппники меня до сих пор поддерживают. И даже не по моей, а по своей инициативе начали сбор подписей. К нему только потом присоединились молодофронтовцы, которые в добавок распространяли образование около корпуса. На данный момент собрано уже 500 подписей в корпусе и в общежитии.

Однако последние два дня из-за чрезвычайно сильного давления на студентов со стороны руководства университета некоторые (правда, очень маленькая часть!) попросили их подписи отозвать. Студентам угрожают отчислениями, проблемами на работе у их родителей, выселением из общежития и т.д. 10 декабря заместитель декана лично ходил по общежитию и собирал эти отозванные подписи у людей, а 9 декабря в общежитие приезжал ректор — лично ректор! — и проводил со студентами профилактическую беседу".

Еврорадио: Как вы оцениваете перспективу восстановиться?

Татьяна Шапутько: "В процентах... Я думаю, 60%, что такая перспектива есть. Это прежде всего благодаря совместным усилиям. Во-первых, внутри университета, поскольку руководство БГУ действительно очень напугано, что треть факультета фактически поддержала исключенную оппозиционерку. Это свидетельствует о том, что студенческая солидарность есть, а студенты, если захотят, могут показать зубы.

И также международный фактор весомый. Потому что когда в университет звонят послы, когда БГУ получает письма от Еврокомиссии, когда этот вопрос поднимается Макеем и Мартыновым... Возможно, им будет "дешевле" просто меня восстановить.

И вообще, я думаю, это было глупое решение — исключать меня! Потому что если бы мне просто дали выговор, это не было бы даже озвучено. Фактически еще год у них год была бы возможность держать меня под контролем. А так... непродуманное решение".
"...мной заинтересовались "серьезные люди из серьезных госструктур"

Еврорадио: Мне казалось, что ваше дело по крайней мере не уровня ректора, а уровня факультета... Хотя когда в Брюсселе была пресс-конференция с участием Карла Бильдта и Сергея Мартынова, господин Бильдт озвучил предположение, что в вашем отчислении были заинтересованы белорусские спецслужбы. Как вы думаете, откуда у него такие данные, действительно ли это было?

Татьяна Шапутько: "Со мной лично никто из представителей спецслужб не говорил, да это на самом деле и бессмысленно. Что же касается их работы на факультете, то все руководство факультета говорило мне, что дело решалось не на факультете и даже не в ректорате, а выше. В частности, заместитель декана говорил мне, что (это цитата) во время моей поездки в Брюссель мной заинтересовались "серьезные люди из серьезных госстуруктур".

Еврорадио: Но это было озвучено в неформальной беседе?

Татьяна Шапутько: "Да, естественно!"

Еврорадио: Потому что официальная позиция и чиновников из МИД, и факультета заключается в том, что решение об отчислении принималось в рамках БГУ и касается успеваемости.

Татьяна Шапутько: "Согласно служебным запискам, с которыми мне дали ознакомиться, и декан, и совет профилактики факультета просил ректора о выговоре как о самом тяжелом наказании. Однако в ректорате было принято решение об исключении.

Насколько я знаю, господин Стефан Эриксон (посол Швеции в Беларуси — Еврорадио), который мне постоянно звонит и интересуется ходом дела, звонил также и в ректорат. И ректор высказал ему такую мысль, что было много вопросов и колебаний, и очень не хотелось меня исключать, но пришлось. А пришлось ясно под давлением кого".
Если восстановиться не получится — "буду выбирать дистанционное или заочное обучение"

Еврорадио: Почему вы пошли именно на юрфак? Даже если отталкиваться от вашей биографии, от того, что вы пресс-секретарь "Молодого фронта" — все-таки с прессой больше связан журфак.

Татьяна Шапутько: "На примере Франака Вячорки мы видим, что и журфак не особо склонен к защите своих студентов... На самом деле я мечтала идти на журфак, но знакомые подсказали, что так сохраняется сильная советская система преподавания и лучше получать знания в какой-то другой области. А поскольку я планирую быть журналисткой в сфере политики, я решила закончить в Беларуси кафедру политологии, а затем — заочную или дистанционную магистратуру по специальности "Журналистика".

Еврорадио: Кстати, где бы вы хотели учиться, если дело с восстановлением обернется не лучшим образом?

Татьяна Шапутько: "Я еще этот вопрос основательно не рассматривала и университеты не выбирала. И спектр университетов сужается, так как я буду обязательно выбирать дистанционную или заочную форму обучения. Но есть приоритет в плане ЕГУ, потому что они предлагали мне весной восстановиться на их кафедре политологии сразу на втором курсе и сдать академическую разницу в течение учебного времени.

Возможно, это будет ЕГУ, возможно — другой зарубежный университет, но обязательно дистанционное обучение".
.
"В Брюсселе Козик по глупости подарил мне свою визитку"

Еврорадио: Общались ли вы с Леонидом Козиком и его представителями? Получило ли развитие история с его обещанием организовать манифестацию в вашу поддержку? Или все закончилось его объяснением этого на сайте ФПБ?

Татьяна Шапутько: "Всё закончилось объяснением. У меня есть его визитка, которую он по глупости подарил в Брюсселе. Там есть его e-mail, и мы с друзьями писали ему и спрашивали, когда же будет та самая манифестация и как мы можем присоединиться к ней.

Но господин Козик игнорировал все наши послания, и дозвониться до него тоже не получилось".

Еврорадио: Кстати, когда вы последний раз общались с руководством факультета? О чем был ваш разговор?

Татьяна Шапутько: "Последний разговор был 10 декабря. Фактически час я разговаривала с деканом. На удивление, в отличие от ректората и замдекана, с деканом у нас остались более или менее вежливые отношения. Он не единожды говорил мне, что делал все возможное и спорил насчет меня с ректором и даже с теми, кто выше ректора. Но здесь вопрос стоял остро, и отвоевать меня не удалось.

Он обращался ко мне в форме советов. Говорил, что если я выбрала путь борьбы, это будет не последняя моя проблема. И что никто не говорил, что будет легко. Также мы поговорили с ним о молодофронтовской деятельности. Он сказал, что очень хотел бы, чтобы я прекратила деятельность в незарегистрированной организации, так как это грозит уголовной ответственностью. Но я ответила, что если нет другой возможности активно действовать — приходится действовать в таких условиях. То есть это была достаточно любезная, в чем-то заботливая беседа со мной.

А на самом деле я приходила к нему попросить, чтобы он поговорил с администрацией факультета, чтобы остановилось давление на студентов. Поскольку то, что сейчас происходит на факультете, — это настоящие репрессии... Когда их просто приходят и запугивают или когда говорят во время лекций что-то вроде "Вот вы подписываетесь за Шапутько, а она воспользуется вашими подписями, чтобы уехать учиться за границу. И вообще, если вы ставите за нее подпись, вы тоже оппозиционеры и значит будет ставиться вопрос о вашем исключении..."

Я поговорила с ним, и он обещал на ситуацию повлиять".
"Я была единственной студенткой на курсе, которая вела обучение по-белорусски"

Еврорадио: А как у вас с учебой? Даже если произойдет ваше восстановление, есть ли шанс отчислить вас после, на более прозрачных основаниях, связанных с академической успеваемостью?

Татьяна Шапутько: "На самом деле таких оснований нет, и я этому очень рада. Потому что всегда даже в судебном порядке тяжело доказывать, что тебя "завалили" на экзамене или что-то подобное. Но когда я поступала, я хорошо осознавала, что если я в "Молодом фронте", то ко мне будет особое отношение, и я должна все делать безукоризненно.

Поэтому проблем с обучением у меня нет, средний балл — около 8,5. Пропусков тоже очень мало, потому что с самого поступления я стою на особом учете в деканате — этого никто не скрывал, что все мои пропуски отслеживаются и подсчитываются. Ни по пропускам, ни по учебе оснований для отчисления нет, и с преподавателями у меня отношения сложились хорошие".

Еврорадио: Неужели за время обучения со стороны преподавателей не было даже попытки "завалить" вас?

Татьяна Шапутько: "Нет, не было. Напротив, со стороны преподавателей была всегда какая-то симпатия. Может, и не потому, что я в оппозиции — думаю, что об этом не многие догадывались. Но потому, что я была единственной студенткой на курсе, которая вела обучение по-белорусски. И поэтому они всегда как-то тепло относились ко мне".

Еврорадио: Давно ли вы разговариваете по-белорусски?

Татьяна Шапутько: "Два года".

Еврорадио: А как начали разговаривать?

Татьяна Шапутько: "Все через "Молодой фронт". Я и до этого любила белорусский язык и культуру. Но когда приходишь в такую организацию, для которой это одна из главный целей — это придает уверенности, и начинаешь брать пример со своих соратников".

Еврорадио: Не сложно ли на гуманитарном факультете, где все завязано на слове, учиться по-белорусски?

Татьяна Шапутько: "Немного сложно, но даже не столько с технической стороны, сколько психологически. А вот в прошлом году у нас был преподаватель по общей теории права. Он прекрасно знал белорусский язык. И это был первый семинар в студенческой жизни, и он вызвал меня первой... Каким был у него шок, когда он увидел, что первая же студентка-первокурсница на первом семинаре в начале сентября отвечает ему по-белорусски! Он сразу перешел на белорусский и весь остальной семинар расспрашивал группу по-белорусски".
12:55 14/12/2009




Loading...


загружаются комментарии