Верховный суд разбомбил «оперативные эксперименты»

Оперативные службы правоохранительных органов дискредитировали проведение оперативных экспериментов и не в состоянии эффективно бороться с коррупцией, заявил зампредседателя Верховного суда Беларуси Валерий Калинкович.

«Может быть, это кому-то не понравится, но это так, иначе на несколько тысяч ежегодно выдаваемых санкций на проведение оперативных экспериментов приходилось бы не две сотни осужденных взяточников, а несколько больше», – сказал В.Калинкович на научно-практической конференции, посвященной проблемам борьбы с коррупцией.

По мнению зампредседателя Верховного суда, оперативные службы не могу понять, что настоящие взяточники уже давно не берут деньги в чемоданчиках и пакетах, а используют для получения так называемых откатов современные средства платежа, в том числе осуществляемых при помощи интернета.

Между тем правоохранительные органы как зациклились на оперативных экспериментах, так и продолжают их проводить в большинстве случаев абсолютно безрезультатно либо с явным нарушением закона, когда эксперимент превращается в самую настоящую провокацию.

Такое положение сложилось по причине использования правоохранительными органами, и в первую очередь МВД, устаревшей системы оценок деятельности оперативных служб и следствия.

«Устаревшая система оценок эффективности деятельности оперативных подразделений и следствия – на основании количества выявленных фактов хищений и взяточничества, направленных в суды уголовных дел – не позволяет оценить коррупционные риски, тем более что добрых 80 процентов взяток носят экспериментальный характер. Палочная система оценки провоцирует нарушение закона при проведении оперативных экспериментов вплоть до фальсификации доказательств виновности», – заявил В.Калинкович.

Зампредседателя ВС Беларуси привел конкретный пример, когда глава фермерского хозяйства был обвинен в том, что получил 500 долларов за выдачу фиктивной справки о трудоустройстве от гражданина, осужденного к исправительным работам.

«Ряд доказательств, представленных суду, свидетельствовал скорее о том, что предмет взятки был подброшен взяткодателем в салон автомашины обвиняемого. Сам взяткодатель состоял в розыске за уклонение от уплаты алиментов и успешно оказывал услуги службе БЭП, регулярно участвуя в подобных оперативных экспериментах, а потом вообще скрылся. И даже суд не смог его допросить», – возмутился В.Калинкович.

По его словам, Верховный суд очень тревожит, что в суды уже начали поступать дела на сотрудников оперативных служб, обвиняемых в совершении преступлений против интересов службы и правосудия. И в то же время оперативные службы и следствие зачастую оказываются не готовыми эффективно раскрывать и расследовать подобные факты коррупции без проведения оперативных экспериментов и явок с повинной, что также влечет нарушение законности и прав граждан.

В.Калинкович привел конкретные примеры: «В Бресте один гражданин был обвинен в даче взятки таможенному инспектору. В деле лежит написанная его рукой явка с повинной, в которой нет даты, подписи и не проставлена сумма взятки, о которой он якобы добровольно заявлял. В суде человек утверждал, что явка писалась им под угрозой ареста, но в конце концов он решил остаться честным человеком и ее не подписал. И после этого он действительно был арестован. Естественно, суд его оправдал.

По делу директора ООО предварительное следствие посчитало взятками суммы, которые индивидуальные предприниматели вносили в качестве спонсорской помощи при заключении договоров аренды торговых мест на рынке. А при этом деньги не только поступили на счет ООО в строгом соответствии с требованиями соответствующего указа президента, но с них это ООО еще и в полном объеме уплатило налоги».

По словам зампредседателя Верховного суда, подобные ситуации имеют место практически по всем регионам страны и при надлежащем расследовании и прокурорском надзоре за ними просто не должны были доходить до суда. «Для этого не нужно никаких особенных государственных программ и усилий предпринимать. Это не только грубые нарушения законности и прав граждан, но и бесполезная трата сил и государственных средств, выделяемых на борьбу с коррупцией. В условиях гласного судебного разбирательства подобные примеры очень быстро становятся достоянием общественного мнения, активно муссируются в СМИ, что умело используется заинтересованными лицами для формирования негативных оценок деятельности не только отдельных правоохранительных органов, но и государственной политики противодействия коррупции в целом», – заявил В.Калинкович.

Информация по делу
По данным директора Научно-практического центра Генеральной прокуратуры Беларуси доктора юридических наук, профессора Владимира Хомича, в Уголовном кодексе Беларуси имеется ст.366 (инсценировка получения взятки или коммерческого подкупа). Она так характеризует те действия по провокации, которые в последнее время очень часто совершают оперативные сотрудники правоохранительных органов: «Передача должностному лицу или работнику индивидуального предпринимателя или юридического лица, не являющемуся должностным лицом, без его согласия денег, ценных бумаг, иного имущества либо оказание услуг имущественного характера в целях искусственного создания доказательств совершения преступления или шантажа». Эти действия, согласно Уголовному кодексу, предусматривают наказание до пяти лет лишения свободы.

По словам В.Хомича, ст.396 УК РБ как нельзя лучше подходит для дачи правовой оценки действиям оперативных сотрудников, использующих санкцию на оперативный эксперимент для совершения провокаций. Однако, по словам профессора, за все время действия Уголовного кодекса Беларуси, за все минувшие десять лет эта статья не была применена ни разу! По ней даже не возбуждались уголовные дела.

«Тем не менее, на совещаниях у главы государства мы постоянно говорим о массовых фактах совершения провокаций в отношении граждан Беларуси», – заявил В.Хомич, комментируя заявление Верховного суда.
11:54 16/12/2009




Loading...


загружаются комментарии