Лукашенко как черная метка

Не успел Берлускони отрастить себе новые зубы взамен выбитых, как к нему в больничную палату пытался прокрасться новый злоумышленник с хоккейной клюшкой.

Лукашенко как черная метка
Не подумайте, что я злорадствую: люди с клюшками в моем представлении такие же противные, как и сам Берлускони. Я о другом. Жил себе человек по имени Сильвио, и никто на него не нападал – ни с кулаками, ни с клюшками – до тех самых пор, пока он не съездил пообниматься с Лукашенко. А сразу по возвращении в Италию началась полоса не просто неудач, но опасных для жизни и здоровья неудач. И если цена встречи с Лукашенко – выбитые зубы, сломанный нос и маньяк с клюшкой под дверью, - то всем прочим потенциальным друзьям здешнего вождя следовало бы задуматься, прежде чем открывать объятия: что же за этим последует? Тем более что Берлускони – не первая жертва дружбы с Лукашенко.
 
Был еще, к примеру, такой премьер-министр Латвии – Иварс Годманис. Теперь о нем уже никто не помнит. 18-19 февраля 2009 года он приезжал в Минск и встречался с Лукашенко. На следующий день после возвращения в Ригу Годманис ушел в отставку. Правда, его никто не бил. Так он и о вечной дружбе не говорил – так, меморандум о совместных намерениях в области энергетики подписал, ничего больше. Вот и отделался легким испугом. А в случае с Берлускони неприятности, похоже, не закончились, а только начинаются. И не только в области лица.
 
У милейшего Пал Палыча Бородина до того, как он возглавил союзную контору, обзавелся кабинетом в Минске и регулярными встречами с Лукашенко, проблем не было вообще. Он любил рассказывать о своем трудовом подвиге на посту кремлевского управделами - будто бы до его появления по Кремлю бродили огромные крысы, чиновники с Ельциным во главе ходили по пояс в воде и в резиновых сапогах, а он жестом кудесника сделал из Кремля конфетку. И гордился отремонтированным Кремлем, как собственной дачей. Но стоило ему покинуть дачу, всерьез обосноваться в Минске и подружиться с Лукашенко, как американская санкция на арест была подана на блюдечке прямо к трапу самолета, на котором Пал Палыч прилетел в январе 2001 года в Нью-Йорк. В апреле Пал Палыч из тюрьмы вышел. Но с тех самых пор он может передвигаться лишь по маршруту Москва-Минск, никуда не сворачивая. Весь западный мир для него закрыт. Потому и щебечет Пал Палыч о том, что скоро весь Евросоюз присоединится к союзному государству. Он просто мечтает о Париже.
 
Можно вспомнить и еще одного дорогого гостя – американского конгрессмена Курта Вэлдона, отважившегося встретиться с Лукашенко в 2002 году - в то самое время, когда ни один западный чиновник по одной стороне улицы с белорусским вождем не прошел бы. Вэлдон же в гости приехал, разговаривал долго, а по БТ потом рассказывали, что изоляция закончилась, начался прорыв на западном фронте, и Александра Григорьевича не сегодня-завтра в Белый дом на чашку кофе пригласят.
 
Прорыв действительно начался, но не там, где ожидалось. Вэлдоном и его лоббистской деятельностью вскоре после визита в Минск заинтересовалось ФБР, и оказалось, что конгрессмен получал взятки за лоббирование интересов компаний и частных лиц, в том числе друзей и партнеров Слободана Милошевича братьев Каричей. Деловой партнер Вэлдона Сесилия Гримс уже предстала перед судом за сокрытие улик против конгрессмена и признана виновной. В отношении Вэлдона расследование продолжается, но политическая карьера его бесславно закончилась. И даже если он избежит тюрьмы, лоббировать ничьи интересы он все равно уже не сможет.
 
Кстати, о Милошевиче. «Друга Слобо» Лукашенко вообще хотел спрятать в Беларуси, чтобы никакие трибуналы до него не добрались. Но в 2001 году тот вместо резиденции в Дроздах случайно оказался в гаагской тюрьме, где и умер, не оставив другу Саше никакой надежды на счастливое будущее и спокойную смерть в собственной постели. Еще один большой друг жителя Дроздов – Саддам Хусейн – и вовсе был казнен. А его сыновей, встречавшихся с Лукашенко, убили еще раньше. У личного секретаря Саддама после ареста обнаружили несколько белорусских паспортов на разные имена, и это стало последним гвоздем в крышку гроба. Он умер в тюрьме, не дожив до суда, в январе 2004 года.
 
И ладно бы речь шла только о диктаторах, коррупционерах, международных преступниках и негодяях: встретился с Лукашенко – сел в тюрьму (умер, ушел в отставку, не переизбрался, попал под следствие – нужное подчеркнуть). Но то же самое происходит и с невинными овечками из шоу-бизнеса и спорта, если те вдруг перестанут довольствоваться дружбой, к примеру, Бориса Моисеева и захотят присоединить к своему списку друзей Александра Лукашенко. Вот приехал в Минск перед выборами 2001 года хоккеист Павел Буре. С благодарностью за гостеприимство лизнул сапог принимающей стороны: «Приятно, конечно, что во главе страны стоит не старичок-развалина, а мощный мужчина, который способен работать и не уставать. За такими широкими плечами можно чувствовать себя уверенно».
 
Широкие плечи не помогли: через полгода Павел Буре сломал руку, и вслед за этим его спортивная карьера тихо закончилась. Потом, кстати, руку сломала и еще одна дама из российского бомонда, набивавшаяся в подружки Лукашенко, - Анастасия Волочкова. В 2003 году она приезжала в Минск в качестве примы Большого. Плясала на самой большой сцене самого большого зала, встречалась с Лукашенко, а потом делилась с журналистами впечатлениями: "Белорусский лидер является очень талантливым руководителем, способным сплотить вокруг себя людей и проводить гуманную политику на самом высоком уровне! Если поступит предложение выступать на концертах в его поддержку, я их обязательно приму". Предложение не поступило, зато вскоре после возвращения из Минска Волочкова с треском вылетела из Большого театра и теперь выступает в Краснодаре. И еще – в «Ледниковом периоде», где традиционно получает самые низкие оценки. И по-прежнему во всех своих бедах наивно обвиняет Ксению Собчак.
 
При чем тут Лукашенко, казалось бы? Да при том, что есть такая народная примета: встретить тетку с пустыми ведрами – к неприятностям. Лукашенко – та самая тетка с пустыми ведрами. Вот только он не появляется с ведрами на улице внезапно, а выскакивает навстречу визитеру в узком коридоре, чтобы не оставить тому возможности сбежать. Значит, единственный шанс избежать неприятностей – просто не ходить по тем коридорам и вообще не приближаться к местам, где появляется Лукашенко. А те, кто все-таки встречается с ним, да еще и не по нужде, а добровольно, пенять потом могут только на себя. Если же кто-нибудь усомнится в верности народных примет только потому, что Путин и Медведев с Лукашенко общаются часто, но при этом никакая зараза их не берет, могу объяснить: просто они из той же компании разносчиков проблем. И у них такие же пустые ведра.
14:02 23/12/2009




Loading...


загружаются комментарии