Моя милиция меня и…

Молодой житель Жлобина Дмитрий Белецкий оказался свидетелем мелкого преступления: девушка-кассир похитила 35-40 тысяч белорусских  рублей с карточки покупателя. Ночью  два человека в милицейской форме  ворвались в дом молодого человека, избили его самого, избили бабушку, затем удерживали человека трое суток в РОВД. Происходило это в начале декабря.

Бабушка избитого Дмитрия Белецкого –  Валентина Титова 3 декабря отправила  заявление на имя прокурора Жлобинского  района. Множество жалоб и заявлений адресовано в прокуратуры разного уровня – все жалобы возвращаются в Жлобинской РОВД. А где вы видели милиционеров, которые будут наказывать сами себя?
Тем не менее, с каждым днем выявляются все  новые и новые обстоятельства дела.
«Белорусский партизан» получил объяснительную записку пострадавшего Дмитрия Белецкого. Чтобы не искажать суть дела, приводим документ полностью.
«Я, Белецкий Дмитрий Николаевич, проживающий  по адресу г. Жлобин ул. Маяковского  д. 66, на протяжении периода с октября 2008 года по ноябрь 2009 года работал в должности администратора торгового зала магазина «Мир продуктов №1» ООО «Торговая сеть «ПРОДМИР». 
08.10.2009г.  мне позвонил Кутень А. М.  и сообщил, что в мою дневную  смену 05.10.2009г. на кассе были  похищены деньги с помощью пластиковой карточки. Он спросил, что я знаю по этому поводу, не передавали ли мне в этот день пластиковую карточку. Я ответил, что в этот день мне передавал карточку незнакомый человек, который пояснил, что эту карточку забыли. Я пояснил, что принял эту карточку от человека, однако в течение рабочего дня в какой-то момент потерял её из-за дырки в правом кармане брюк. Мои брюки всегда находятся на рабочем месте, когда я выходной, по приходу на работу я их одеваю.
После разговора с Кутенем А. М. мне  позвонили, представились работником милиции и пригласили в РОВД для дачи мною объяснений по поводу событий, произошедших 05.10.2009г.
По событиям, произошедшим 05.10.2009 года, мною также  было дано объяснение 09.10.2009. Объяснение с меня взял оперуполномоченный отдела уголовного розыска Жлобинского РОВД лейтенант милиции Андриянец Е. М.  В ходе дачи мною объяснения Андриянец требовал от меня отказаться от моих первоначальных объяснений, дать ложные, ему угодные показания, угрожал, что посадит меня в ИВС на ночь. Так продолжалось примерно с 12ч 00м до 20ч00м 09.10.2009 года без перерыва. Если Андриянец уходил, меня периодически опрашивал другой неизвестный мне человек. Несмотря на то, что я был против общаться с человеком, который мне не представился, вёл по отношении ко мне вызывающе и относился ко мне как к преступнику, произнося в мой адрес обвинения, он меня продолжал третировать одними и теми же наводящими вопросами. В  тот день я находился в очень болезненном состоянии, почти потерял голос, говорил с большим трудом шёпотом, у меня была высокая температура. При составлении объяснения Андриянец неохотно вносил мои поправки, спрашивал об обстоятельствах, которые мне никак не могли быть известны, интересовался, какие у меня имеются версии случившегося. Копию моего объяснения мне по моему требованию дать отказался. В связи с его отказом я направился с ним на приём к начальнику уголовного розыска Дерябину. Дерябин разрешил выдать копию объяснения. Также Дерябин дал свой номер своего сотового телефона, предложив содействовать обнаружению и раскрытию преступлений. 
На протяжении всего времени моего опроса, Андриянец  неоднократно созванивался с моим начальником  по работе Кутенем А. М. и уходил надолго  из кабинета. 
Примерно  около 09.10.2009г. 20ч 00м в кабинет  Андриянца вошёл Кутень А. М. Он потребовал, чтобы я написал объяснение по поводу произошедшего 05.10.2009 года, и расписался в приказе об отстранении меня от работы.
09.10.2009г.  в 20:00 после подписания мною  в РОВД Жлобинского района  приказа об отстранении меня от работы мы с Кутенем А. М. сели в его личный автомобиль, чтобы доехать до магазина «Мир продуктов №1». Следуя в автомобиле, Кутень А. М. обещал мне, что предпримет все меры, чтобы меня привлекли к уголовной ответственности. Ввиду сложившихся обстоятельств, указанные обещания я воспринял как угрозу. Однако, ввиду того, что в момент высказываний Кутенем А. М. в мой адрес «обещаний» на пути следования к магазину, мы находились в автомобиле вдвоём, обратиться за защитой своих прав я не мог, т.к. подтвердить случившееся было не кому. 
16.10.2009г.  я зашёл в магазин «Мир продуктов  №1», чтобы получить заработную  плату. Я вошёл в кабинет  администратора, там сидел Кутень  А. М.. В ходе разговора Кутень  А. М. стал произносить в  мой адрес те же угрозы по  смыслу, что и 09.10.2009г. при следовании в его личном автомобиле. Он пояснил, что я веду себя как последняя сука, выёживаюсь, как вьюн на сковороде. Обвинил меня в нарушении запрета на продажу алкогольных напитков в запрещённое к продаже время. Кутень пояснил, что начальник РОВД Домасевич является лучшим другом Руленкова, поэтому я должен сделать выводы. На мои просьбы до вынесения приговора суда не делать поспешных выводов Кутень не реагировал. Он обещал, что будет лично присутствовать в суде по уголовному делу, и будет приводить доказательства, подтверждающие и отягчающие мою вину. Я не стал выслушивать подобные оскорбительные  обвинения и попросил перечислить заработную плату на офис. Из смысла этих обвинений я понял, что Кутень полностью убеждён не только в моей виновности и причастности к событиям 05.10.2009г., но и в виновном нарушении должностной инструкции и других нормативных правовых актов, а именно: продажа алкогольных изделий, виновном нарушении должностной инструкции и т. д. 
После визита в кабинет администратора, я вышел из магазина, и к кабинету заведующей не подходил. Через мгновенье, вслед за мной из магазина вышел Кутень А. М. На ступеньках крыльца магазина Кутень произнёс в мой адрес оскорбительную угрозу: «Я тебя, сука, посажу, чтобы это мне ни стоило». Эту угрозу услышал мой сосед, стоящий возле крыльца.
По прохождении  указанных событий и инцидента,  произошедшего 16.10.2009г. я решил обратиться с заявлением за защитой своих  прав в государственные органы.
20.10.2009 года я обратился по этому  поводу с письменным обращением к нанимателю, с заявлением в РОВД об оскорблении. Я также обратился с письменным обращением к нанимателю по поводу того, что заведующая Слабодская С. Н. собственноручно приносила в кабинет администратора вино и пиво с истёкшим сроком годности и принуждала меня в силу своего должностного положения продавать эти продукты. Кроме этого, я считаю, нанимателем были нарушены мои трудовые права. Я также обратился с заявлениями в государственные органы по этому поводу, предварительно уведомив об этом нанимателя и, затребовав у него письменные объяснения. 
В результате, уполномоченные должностные лица моего  нанимателя – начальник отдела техники  и торговли Кутень А. М. и заведующая магазином «Мир продуктов №1»  Слабодская С. Н. написали заявления о привлечении меня к административной ответственности за клевету. Затем одновременно они обратились с исковыми заявлениями в суд о защите чести и достоинства. Каждый из них потребовал возмещение морального вреда в размере по 15 миллионов рублей. В этих заявлениях они указывали сведения, не соответствующие действительности и порочащие мою честь и личное достоинство. Поэтому 20 ноября 2009 года я обратился с письменными заявлениями в Жлобинский РОВД, с требованием привлечь к административной ответственности Кутеня А. М. и Слабодскую С. Н.  за сообщение в отношении меня в письменном виде в адрес Жлобинского РОВД сведения ложного, клеветнического характера.
До настоящего времени протоколы не составлены и в Суд не направлены. Сложилась  ситуация, при которой заявление в отношении меня в краткие сроки рассмотрены, а мои заявления не рассматриваются.  Полагаю, что в отношении меня совершено преступление, предусмотренное статьёй 190 УК РБ. По этому поводу я обратился с заявлением к прокурору.
Слушанье  административных дел Кутеня и Слабодской о клевете проводит судья Головенчик. На первом слушании дела мною были заявлены ходатайства об отложении дел до составления протоколов в отношении заявителей. Однако, судья, вопреки принципу равенства граждан перед Законом, отклонила мои ходатайства, и продолжила рассмотрение дел. В ходе судебного заседания 27.11.2009г. по административному делу Кутеня А. М. судья Головенчик обязывала доказывать мою невиновность. Также она обязывала дать объяснения по обстоятельствам административного дела 20.11.2009г., постановление, о прекращении которого в связи с примирением сторон, было вынесено ею, и в настоящее время вступило в законную силу. Я выступал в этом деле в роли заявителя на Кутеня А. М. по оскорблению 16.10.2009г. Факт оскорбления и угрозы в мой адрес на суде подтвердил свидетель Анисимов. Я примирился с Кутенем А. М., простив его. Кутень также письменно подтвердил своё согласие на примирение. Однако к тому моменту им уже было написано и отправлено заявление о привлечении меня за клевету. Суть заявления заключалась в возражении и отрицании того, что заявитель Кутень оскорблял и угрожал мне 09.10.2009г. и 16.10.2009г. Кутень стал привлекать свидетелей, которые давали показания, исключающие факт присутствия свидетеля Анисимова в момент произнесения в мой адрес Кутенем угроз и оскорблений. Судья стала задавать свидетелю Анисимову наводящие вопросы, спросила, кто его попросил врать. В ходе этого судебного заседания 27.11.2009г. по административным делам Кутеня А. М. и Слободской С. Н.  у меня сложилось мнение, что судья Головенчик сомнения в обоснованности выводов о моей виновности,  толкует в  пользу заявителей. После объявления перерыва в судебном слушании Кутень А. М. консультировался в моём присутствии с судьёй по поводу возможности приобщения к делу дополнительных доказательств. Я обратился с жалобой в связи с поведением судьи Головенчик в Министерство Юстиции РБ.
20.11.2009г.  при вручении мне трудовой  книжки у меня состоялся разговор  с моим нанимателем Руленковым  А. Г. Суть разговора заключалась в том, что если я не перестану жаловаться по поводу недостатков в его работе, то будет плохо не только ему, но и мне; за то, что я жаловался, он уволил меня по п.2 статьи 47ТК РБ; за то, что я обращался за защитой моих нарушенных прав, Кутень и Слабодская накажут меня путём обращения в суд. Именно так я понял смысл сказанного мне Руленковым. Я объяснил, что не виновен, не причастен к краже денежных средств с карточки, прохожу свидетелем по делу. Только суд вправе установить виновность человека, а не наниматель, основываясь на своём субъективном мнении и заблуждении. Руленков задумался после этих слов, на этом наш разговор закончился.
23.11.2009г.  я обратился письменно к начальнику  РОВД Домасевичу с требованием  предоставить мне копию письма  от 08 октября 2009 года № 316 ОУР от Отдела Внутренних Дел Жлобинского райисполкома, пояснив, что этот документ необходим мне для обращения в суд за защитой моих прав. Именно на это письмо ссылался Руленков при отстранении меня от работы и увольнении. Впоследствии я получил отказ в его предоставлении. Спустя два дня 26.11.2009г. после того как я обратился с вышеуказанным требованием, уголовным делом по факту хищения денежных средств занялись вплотную: мне позвонили, представились следователем Шишкиным и пригласили к себе в кабинет на допрос. Я явился и правдиво пояснил всё известное мне по событиям, произошедшим 05.10.2009 года. Шишкин выслушал меня, объяснил, что не верит мне, т.к. у него имеются доказательства моей вины. Он снова потребовал от меня объяснений. В очередной раз, когда дал ему совершенно идентичное объяснение, Шишкин пригрозил, что если я не сознаюсь, то будет допрашивать меня без перерыва восемь часов, затем посадит в изолятор, после снова будет допрашивать. При этом Шишкин не вёл протокол допроса. Далее Шишкин стал пытаться меня запутать. Составляя протокол допроса, Шишкин пытался исказить мои показания, многие мои замечания по этому поводу не записывал, многое добавлял от себя. После составления протокола допроса, Шишкин отпустил меня поздно вечером. 
01.12.2009г.  Шишкин по телефону потребовал  явиться 02.12.2009 на допрос. 
Примерно  в 10ч. 00 мин 02.12.2009 года я предупредил  Шишкина, что не смогу участвовать  в проведении очной ставки по причине  болезни, ожидаю приёма врача в поликлинике ТМО Жлобинского района.
Примерно  в 11ч. 30 мин. 02.12.2009 года следователь  Шишкин В. И вместе с моим бывшим начальником по работе Кутенем А. М. прибыли в поликлинику Жлобинского  ТМО, чтобы удостовериться, что я  действительно там. Я показал  следователю талон к врачу-терапевту, а также объяснил, что занял очередь одновременно к другому врачу. Следователь сказал, что меня примет врач приёмного покоя ТМО. В приёмном покое никакого осмотра меня врачом не состоялось. В свою очередь, следователь Шишкин В. И, всячески меня унижал в коридоре, где было много народа. Он громко обращался в адрес Кутеня А. М.: «Присмотрите за этим бандитом, чтобы он не убежал», цинично высмеивался по поводу моего болезненного состояния, выражая своё мнение о моей нечестности.  При этом он показывал на меня и все это видели. Затем он зашёл в кабинет приёмного покоя, затем через минуту вышел из него и сообщил мне, чтобы я следовал за ним на допрос в РОВД. Если же я не пойду, то он заставит меня силой, а затем посадит в ИВС. Несмотря на моё плохое самочувствие, под действием таких угроз я согласился. Мы сели в автомобиль Фольксваген-пассат, за руль которого сел Кутень А. М. и поехали в направлении к РОВД. На пути следования от больницы к автомобилю я потребовал, чтобы при допросе присутствовал адвокат, однако получил отказ. В автомобиле Кутень и Шишкин общались между собой и обменивались шутками, вели себя как хорошие знакомые. При выходе из автомобиля возле РОВД следователь Шишкин пожал руку Кутеню А. М. и поблагодарил его за помощь и сотрудничество. В ходе проведения допроса (очной ставки), следователь задавал мне наводящие вопросы, записывал не все вопросы, которые задавал, однако, мои ответы пытался комбинировать в один. В результате мой ответ терял логичность. На мои замечания по этому поводу, а также просьбы вести записи в протоколе допроса точно реагировал крайне неохотно. У меня сложилось мнение, что Шишкин пытается сфальсифицировать доказательства, искажая мои показания в ходе допроса. Почти все мои вопросы, обращённые к участникам очной ставки, следователь задавать запретил, а листок с этими вопросами силой вырвал у меня из рук. В ходе проведения очной ставки моё самочувствие ухудшилось, и следователь вызвал скорую помощь. В ходе осмотра меня врачом, следователь унижал меня перед работниками скорой помощи. После осмотра врачами, следователь продолжил мой допрос, несмотря на то, что я сообщил ему, что не в состоянии его продолжать. Врач также сообщил, что в таком состоянии должны меня доставить в поликлинику. Скорая помощь дождалась окончания допроса. Сразу же после допроса меня увезли на скорой помощи в ТМО Жлобинского района. После установления предварительного диагноза, я сделал ЭКГ, купил лекарство и направился домой. С 02.12.2009г. я находился на амбулаторном лечении. 
02.12.2009 года, когда я шёл по направлению  от ТМО к дому вдоль проезжей  части города, мне позвонили и  сказали явиться в кабинет следователя. Я запомнил, что в кабинет следователя нужно явиться к восемнадцати часам 03.12.2009 года.
Перед сном я принял лекарство. 03.12.2009 года рано утром мне позвонили, однако ввиду моего плохого самочувствия я не понял, кто это, попросил не беспокоить. Из-за высокого давления у меня заложило уши, в голове шумело, пульсировало в висках. После последовал ряд звонков, в ходе которых я решил, что надо мной кто-то издевается. Я опять принял жаропонижающее, успокаивающую таблетку и снотворное. Далее меня разбудил звонок с вопросом, где я нахожусь. Я попросил не звонить мне с такими вопросами. Затем я опять заснул. Проснулся я от стука в окна и сразу же услышал звонок телефона. В трубке я едва услышал, что если не открою дверь, то мы будем дверь ломать. Я осторожно вышел в прихожую и увидел двух человек в милицейской форме. В одном из них я узнал следователя Шишкина.  Я открыл им дверь. Шишкин сказал, чтобы я собирался и одновременно направился в дом. Я сказал, что быстро оденусь и проследую за ними, при этом я сказал, что против, чтобы они заходили в дом.  Они не реагировали. При этом по пути в дом, Шишкин ударил меня в спину и поволок меня за шиворот. За Шишкиным вслед вошёл другой человек в милицейской форме. В этот момент из комнаты вышла моя бабушка. Она стала на пути у следователя и сказала, чтобы те вышли из дома. Данные люди на требования не реагировали, не представились ей и не показали удостоверения. Наоборот Шишкин пригрозил, что если моя бабушка не отойдёт в сторону, то применит оружие. При этом он её ударил. Чтобы не упасть от нанесённого удара, моя бабушка удержалась за верхнюю одежду Шишкина. Шишкин стал её трясти, чтобы моя бабушка упала на пол. Ему это удалось, но я успел задержать падение моей бабушки. Затем меня, без верхней одежды, без носков, поволокли силой на улицу к служебному автомобилю, схватив за руку. В автомобиле сидел водитель в милицейской форме. Я сообщил ему, что ударили меня и мою бабушку, однако, он остался к такой информации равнодушен, и никак не отреагировал. Через несколько минут меня потащили в дом, чтобы я оделся. Во дворе, я увидел свою бабушку. Она лежала на холодном цементе, не двигаясь, её глаза были закрыты. Над ней стал Шишкин и начал говорить, чтобы она встала.  Я бросился в дом за лекарством. Когда я прибежал с коробкой лекарств, то увидел, что Шишкин наступил на кисть руки лежащей без сознания бабушки и давил на неё своим весом,  пытаясь, наверное, таким образом, проверить, не притворяется ли она. Я попытался привести её в чувство. Когда бабушка  зашевелила губами, я вложил ей в рот  таблетку. Шишкин при этом цинично произносил фразы: «Смотри не отрави, смотри, как притворяется, да она как лошадь здоровая» и т. п. Я попросил вызвать скорую, на что Шишкин согласился только спустя некоторое время. Я затащил бабушку в дом. Больше в этот день я свою бабушку не видел. Шишкин не дал мне убедиться, что с ней всё в порядке. За всем происходящим наблюдал второй неизвестный мне человек в форме работника милиции, однако ничего не предпринял, чтобы предотвратить преступные действия Шишкина. Далее в своём кабинете Шишкин всячески меня оскорблял и запугивал, когда не было свидетелей. Называл меня гандоном, сукой и грязной обезьяной. При этом он сидел на столе, склонившись надо мной. В связи с тем, что на меня ещё действовало принятое лекарство, был шокирован, подавлен, оскорблён, я плохо воспринимал происходящее. После того, как я расписался о вручении мне копии постановления о задержании, Шишкин произнёс, что не даст мне её, и, попробуй, докажи, что копию я тебе не вручил. На мои замечания по поводу нарушения моих прав Шишкин молча брал наручники и показывал мне их. На протяжении всего указанного периода Шишкин высказывал своё пренебрежительное отношение в адрес вышестоящих контролирующих органов (прокуратуры, суда) и ставил себя выше всех.
Вечером, после допросов Шишкин меня направил в ИВС. За время моего задержания, в течение 72 часов, больше никаких  следственных действий с моим участием не проводилось. По истечении срока  задержания я был отпущен администрацией места задержания. Вопреки ст.40УПК, обвинение, или постановление о прекращении уголовного преследования в отношении подозреваемого, мне объявлены не были.  Следователь удерживает меня в нарушение норм УПК в положении подозреваемого до настоящего времени. В результате действий следователя Шишкина состояние моего здоровья ухудшилось, две недели я нахожусь на амбулаторном лечении, не  выздоравливая.
По факту  совершения Шишкиным в отношении  меня и моей бабушки преступных действий были написаны заявления прокурору Жлобинского района о превышении власти, о вторжении в жилище, о незаконном задержании, о принуждении к даче показаний, жалоба начальнику УВД Гомельской области, жалоба министру Внутренних дел.
Указанные заявления прокурор Жлобинского  района поручил рассмотреть начальнику Жлобинского РОВД Домасевичу, нарушив подследственность. По этому поводу написана жалоба прокурору Гомельской области.
07.12.2009 года примерно в 14ч 00м, когда  я находился в поликлинике  на приёме у врача, мне позвонил  Шишкин. Он пояснил, что я должен явиться к нему в кабинет к 16ч 00м, в противном случае, он снова меня задержит и посадит в ИВС. Его слова я принял как угрозу, поэтому посчитал нужным написать жалобу в книгу жалоб Жлобинского РОВД. В связи с совершёнными ранее деяниями Шишкина, его поведением, я в 15ч 30м пришёл на приём к заместителю начальника РОВД Гильянову Игорю Викторовичу. Я сообщил ему о произошедшем 03.12.2009 года.. Выслушав моё сообщение о совершённых Шишкиным деяниях,  Гильянов направил меня к начальнику следственного отдела, который меня выслушал и пояснил, что этим будет заниматься прокуратура. В назначенное время Шишкин меня не принял и не предупредил о невозможности принять, о чём мною 07.12.2009 года написано замечание в книгу жалоб.
Никаких мер, по моему мнению, принято не было.
12.12.2009г.  мною в прокуратуру был заявлен  отвод следователю Шишкину.
10.12.2009г.  примерно в пять часов вечера  моя бабушка проснулась от  удара в окно своего дома. Посмотрев  в окно, она увидела возле калитки  тёмную легковую машину и лысого человека небольшого роста с круглым лицом по приметам напоминающего Кутеня А. М. Этот человек бросал комья снега в её окно, после чего скрылся, уехав в своей машине. 11.12.2009г. бабушкой было направлено заявление об установлении личности указанного гражданина по сообщённым приметам и привлечении его к административной ответственности за мелкое хулиганство. 
16.12.2009г.  мною написано исковое заявление  о восстановлении на работе  и выплате денежного содержания (заработной платы) за время  вынужденного прогула, денежной компенсации за причинённый моральный вред). 
В данном исковом заявлении мною подробно изложены аргументы незаконности отстранения  меня от работы и увольнения.
Согласно  статьи 243ТК РБ наниматель будет обязан выплатить мне возмещение в размере десятикратного среднемесячного заработка, в случае нецелесообразности моего восстановления. Причина такой нецелесообразности – на моём месте работает другой работник и уволить этого работника – значит нарушить его права.
Согласно  статьи 244ТК РБ наниматель будет обязан выплатить мне средний заработок за время вынужденного прогула в результате незаконного отстранения от работы и увольнения (почти за три месяца).
Согласно  статьи 246ТК РБ наниматель будет обязан выплатить мне моральный вред, расходы, связанные с лечением, другие расходы связанные с нарушением моих прав.
Руленков  А. Г. является грамотным человеком, имеющим высшее образование. Он не может  не знать о вышеуказанных последствиях нарушений моих прав. В силу должности  он обязан знать законодательство. Имеется, таким образом, интерес привлечения меня к ответственности и признания меня виновным, а, следовательно, мотив, чтобы вмешаться в ход следствия. Жалобы, направляемые мною в государственные органы за защитой моих прав, в конечном итоге, приведут к установлению вины нанимателя, повлекут материальные затраты для него. Есть причина предотвратить это, написав на меня заявления о привлечении меня к ответственности за клевету, отбив тем самым у меня желание жаловаться. В свою очередь нужно принять меры, чтобы я не имел возможности защитить себя. Есть возможность повременить с составлением протоколов по моим заявлениям, до тех пор, пока меня не признают виновным. Тогда мои заявления не будут угрозой, т. к. будут признаны необоснованными по факту привлечения меня по этим же событиям к административной ответственности. Заявления о совершённых работником милиции преступлениях, направляемые мною прокурору, в нарушение закона направляются начальнику РОВД. Сомнительно, что прокурор не знаком со статьёй 174 УПК Республики Беларусь о подследственности. Хороший способ потянуть время, в течение которого кровоподтёки у потерпевших рассосутся, опухоль ну руке, коленях пройдёт, подробности забудутся, эмоции пройдут, лица, совершившие деяния соберутся с мыслями, напишут правильно рапорта, напишут, что пострадавшие оказывали сопротивление и т.д.
В связи  со сложившейся ситуацией чиновничьего беспредела, возникла необходимость  обращения в вышестоящие инстанции, в международные правозащитные  организации, в СМИ.
Указанные эпизоды не являются конфликтом работодателя и работника. Здесь затронуты  интересы крупного в городе монополиста  в сфере торговли, под влиянием которого, как мне кажется, посредством  взяток, находятся отдельные должностные  лица контролирующих органов и райисполкома. У Руленкова есть способы влиять на РОВД, прокуратуру и Суд. Персонал магазина настолько запуган, что моё обращение по вопросу нарушений в ООО «Торговая сеть ПРОДМИР» вызывает у них удивление. И только уволенные люди открыто говорят о нарушениях в торговой сети Руленкова. Это поборы, торговля продуктами с истёкшим сроком хранения, понуждение персонала оплачивать из своей заработной платы убытки собственника. До настоящего времени Руленкову это удаётся, магазины никогда не проверяет санэпидемстанция, отдел торговли райисполкома, межрайонная инспекция по труду вообще не реагирует на нарушения трудового законодательства, а поступающие к ним заявления оставляют без ответа. Кутень А. М. и Слабодская С. Н. наиболее приближённые к Руленкову люди, являются орудием в исполнении политики Руленкова, однако, по характеру трусливы, и рано или поздно, всё расскажут. Однако у меня есть уверенность, что Руленков А. Г. будет разоблачён. Ведь даже министры привлекаются к уголовной ответственности за совершённые преступления»
Это письмо написано Дмитрием Белецким 25 декабря.
Дойдет ли этот зов о помощи до нужных ушей?
16:37 28/12/2009




Loading...


загружаются комментарии