Беларусь на пути к белорусизации

Полтора десятилетия отечественные интеллектуалы гадают, когда же ждать (и ждать ли вообще) очередную белорусизацию, которая, как и две предыдущие (в 1920-х и конце 1980-х — начале 1990-х), должна вывести Беларусь на новую ступень развития, а белорусов — на новый уровень самосознания. Минувший 2009 год положил если не начало национализационному процессу, то уж точно констатировал прорыв в этом направлении.

Беларусь на пути к белорусизации
Несомненно, главный маркер белорусизации в 2009-м — июньское назначение на пост министра культуры 36-летнего дипломата Павла Латушко.
 
Еще будучи студентом (университеты Латушко пришлись как раз на краткосрочный период национального возрождения), самый молодой белорусский министр запомнился главе "Таварыства беларускай мовы імя Францішка Скарыны" Олегу Трусову как завсегдатай управы ТБМ. Получив сразу два диплома (юрфак и иняз), Латушко сделал успешную дипломатическую карьеру, став в 31 год самым молодым отечественным послом. Возглавляя белорусское диппредставительство в Польше (2002-08), он установил связи с белорусской диаспорой, открыл первый Культурный центр Беларуси за рубежом, поспособствовал почти двойному увеличению белорусско-польского товарооборота. При этом был единственным белорусским дипломатом, который публично и последовательно пользовался "матчынай мовай".
 
Возглавив министерство культуры, Павел Павлович автоматически стал первым за последние 15 лет белорусским министром, для коего белорусский язык — естественная и неотъемлемая часть мировоззрения. Так, выступая на открытии V Съезда белорусов мира, Латушко заявил, что "не представляет Министерства культуры без белорусского языка" и что лично для него "белорусский язык является приоритетным". За заявлением последовал перевод министерского делопроизводства на “мову” и омоложение чиновничьих рядов. В числе прочих своих кресел лишились директор Департамента по кинематографии Минкульта Максим Буданов и замминистра Владимир Гридюшко, отвечавший за одну из самых проблемных отраслей — архитектурно-историческое наследие.
 
В свою очередь Латушко поставил задачу навести порядок с архитектурными памятниками, десятки которых за последние годы были уничтожены горе-строителями, погибли или погибают из-за отсутствия внимания со стороны государства. Новый министр публично остановил вопиющий евроремонт Мирского замка, пригласил к участию в работе общественность, а также анонсировал совместный с Минспорта и туризма законопроект, который позволит иностранному капиталу инвестировать в белорусские объекты туристического интереса.
 
Если предшествующие главы Минкульта по старой советской привычке смотрели исключительно на Восток, то дипломат Латушко, которого в СМИ уже окрестили “символом либерализации”, завязал контакты с министрами соседних Польши и Литвы, результатом чего стали их визиты в Беларусь и подписание ряда межправительственных соглашений о сотрудничестве. "Жаль тех 15 лет, потраченных на недоразумения, когда не было никаких контактов, хотя мы и соседи”, — посетовал во время ноябрьского приезда в Минск в интервью “Еврорадио” министр культуры Польши Богдан Здраевски.
 
Подытоживая, с приходом экс-посла в Минкульт стало возможным многое из того, о чем независимые эксперты твердили годами, и что демонстративно игнорировалось власть имущими. Тем более наивно полагать, что реформаторские шаги нового министра осуществляются без поддержки со стороны президента.
 
«Беларуская мова» перестала быть деревенской
Наверное, второй вслед за назначением Латушко сенсацией года стали обнародованные в сентябре результаты социологического исследования Информационно-аналитического центра при Администрации президента Беларуси. "Значительная часть жителей Беларуси выступают за более широкое использование в обществе белорусского языка", — гласил заголовок БЕЛТА. Итак, треть респондентов заявили, что хотели бы шире использовать белорусский язык в государственных учреждениях, пятая часть — на своей работе, учебе. Почти половина населения страны считает необходимым в первоочередном порядке расширить применение белорусского языка во всех детских дошкольных учреждениях, треть населения — в образовательном процессе всех учебных заведений. "Значительная часть общества (от 27% до 43%) считает, что более широкое применение белорусского языка в жизни республики приведет к консолидации населения, его сплочению путем повышения уровня национального самосознания, более глубокого осознания своего положения как самостоятельной нации", — цитирует информагентство результаты исследования.
 
В целом, согласно опросу, половина белорусов (50,1%) поддерживает более широкое использование белорусского языка в стране, но при условии, что при реализации этой идеи не будет перегибов.
 
Другую позитивную тенденцию изменения отношения белорусов к "роднай мове" засвидетельствовало исследование компании "Новак" и Белорусского института стратегических исследований (BISS, Вильнюс). Согласно его результатам, более 46 % респондентов назвали белорусский язык национальной ценностью, а 35% — символом белорусов. 49% опрошенных считают "белорусскоязычных" сограждан — настоящими патриотами, и только 16 % по-прежнему видят "мову" языком деревни.
 
Нелишне добавить, что еще в январе состоялась встреча председателя ТБМ Олега Трусова с руководителем Белгостелерадиокомпании Александром Зимовским, который пообещал расширить использование белорусского языка на ТВ. И действительно, в новостях "Первого национального" белорусскоязычных сюжетов стало заметно больше, а с 19 октября на "мову" перешли региональные теленовости по всей стране.
 
Неожиданно поддержали инициативу общественности власти Могилевщины, решив объявить 2010-й “Годам родай мовы” с сопутствующими этому мероприятиями по пропаганде белорусского языка. Примечательно, что согласно социсследованию "Новак" и BISS, именно Могилевская область является самой белорусской: большая часть тамошнего населения желает использовать белорусский язык и признается в хорошем владении им. Все это, правда, не очень вяжется с тем фактом, что на сегодня в могилевских школах нет ни одного белорусскоязычного класса.
 
Несколько раз за минувший год внимание на “языковой вопрос” обращал и президент Беларуси. Так, в ходе ноябрьской переписи населения Александр Лукашенко признался, что дома разговаривает на двух языках — белорусском и русском (именно в таком порядке), оба из которых являются для него родными. Правда, последнее признание посеяло путаницу в ряды переписчиков. Корреспондент TUT.BY, проведший небольшое расследование, так и не получил однозначного ответа на вопрос, можно ли в графе “родной язык”, называть два языка, как это сделал президент страны. Подобная несуразица задолго до обнародования итогов переписи подрывает доверие к ее результатам. И это при том, что еще на стадии подготовки кампании независимые лингвисты заподозрили Белстат в умышленной замене формулировки “языкового вопроса”, цель которой — уменьшить количество людей, которые родным назовут белорусский язык (по переписи 1999 г. — 73,6 %).
 
"Мы этот вопрос однозначно решили на референдуме, и я не собираюсь здесь вносить какие-то дополнения и новшества. Жадаеце размаўляць на беларускай мове — размаўляйце, вам ніхто не перашкаджае. Хотите говорить на русском языке – пожалуйста, говорите, — заявил в ходе предновогодней пресс-конференции для белорусских СМИ Александр Лукашенко. — Как-то при переписи меня неожиданно спросили, и я, не задумываясь, ответил, на каком языке разговариваю дома. Я очень рад, что мой малыш, когда мы едем в автомобиле, включает музыку и слушает песни, в основном Науменко, ”Сяброў“, якія спяваюць на беларускай мове. Домой приходит, начинает мне пересказывать это. Его никто белорусскому языку еще не учил. Говорит: ”А я, папа, на беларускай мове буду спяваць“. Вот и все. Я ему не запрещаю, но рекомендую: он должен знать белорусский язык… Меньше эту тему надо мусолить. Как только мы начинаем ее перетирать, она дивидендов никому не принесет: ни сторонникам, ни противникам этого процесса… Я Вам привел пример своего малыша, о котором Вы не знали. Вот так тихо, спокойно научим всех размаўляць на нашай роднай сакавітай беларускай мове. Извините за патетику".
 
Вольский — в метро, Кудиненко — на “Беларусьфильме”
Минувший год стал поворотным и для белорусской музыки. Летом под Минском прошел первый национальный рок-фестиваль "Bela Music", соорганизаторами которого выступили Минкультуры и Минские обл- и горисполкомы. Пикантность ситуации в том, что хедлайнерами феста стали музыканты, еще два-три года назад находившиеся в "черных списках", что означало полный запрет на их публичную деятельность.
 
Сегодня худрук "Bela Music" и лидер "Палац" Олег Хоменко не исчезает с телеэкранов, "Нейро Дюбель" беспрепятственно отмечает 20-летие в одном из столичных клубов, N.R.M. дают аншлаговый концерт в КЗ "Минск", а клипы Лявона Вольского крутят в метро….
 
Позитивные перемены наметились и в отечественном кинематографе. В 2009-м начались съемки сразу нескольких фильмов, которые, хочется верить, принесут Беларуси отличную от “партизанфильма” славу. Главный из них — первый белорусский ужастик “Масакра”, создавать который пригласили Андрея Кудиненко. Того самого, который пять лет назад снял фильм “Акупацыя. Містэрыі”, названный критиками возрождением отечественного кино, но запрещенный властями к показу. Добившись успеха в России, Кудиненко вернулся на родину со щитом, чтобы снять картину про Беларусь после подавления национально-освободительного восстания Кастуся Калиновского. Еще несколько лет назад представить подобное было невозможно. Как трудно было поверить в то, что на уровне министров культуры Беларуси и Литвы будет обсуждаться создание совместного фильма, посвященного событиям знаменательной для народов бывшего Великого княжества Литовского Грюнвальдской битвы, 600-летие которой будем отмечать в этом году. И пусть вездесущий кризис поставил крест на амбициозных планах, однако сама идея и договоренность дорогого стоят.
 
О готовности продолжать курс на белорусизацию топонимики заявляют и столичные чиновники. "Мингорисполком продолжит практику возвращения исторических названий географическим объектам Минска, — заявил в недавнем интервью БелаПАН начальник управления культуры Владимир Карачевский. - Мы делаем все возможное, чтобы городские топонимы носили исторические названия". Да, белорусизация непоследовательная, да, национально-исторические названия появляются в основном на окраинах, но, как ни крути, за последнее время было сделано немало.
 
"Без криков и революции"
В выступлениях Лукашенко, Латушко и в результатах государственного социсследования повторяется одна и та же мысль: давайте делать дело тихо, спокойно, без перегибов и революций. "С большего согласен с Лукашенко, что нужно без криков, спокойно изучать "мову" и разговаривать на ней", — говорит в интервью изданию "Тут і цяпер" Олег Трусов. Допускает возможность белорусизации без значительных социальных стрессов и философ литературы, один из лучших критиков страны Петро Васюченко. Шесть лет назад в своей книге "Адлюстраванне першатвора" он спрогнозировал начало следующей белорусизации на 2011 год.
 
"Я не предсказываю какое-то глобальное социальное движение, но поворот в общественном сознании к белорусскому, к национальному началу с определенной долей вероятности произойдет, — объяснил мне в интервью Петро Васюченко. — На чем я основываюсь? На простом подсчете, наблюдении за разными периодами нашего возрождения. Всплески национального сознания происходят при смене одного-двух поколений. Обычно это занимает 20-30 лет. Вырастает генерация "свядомай" интеллигенции, меняется общественное сознание. Судите сами: 1790-е годы, включившие распад Речи Посполитой и восстание Тадевуша Костюшко, далее 1830-е, 1860-е годы, "нашаніўскае" возрождение начала 20 века. В 1930-е новому пассионарному всплеску помешали сталинские репрессии и последовавшая Вторая мировая война. Затем были 1960-е с их "оттепелью" и новое возрождение в 1990-е. Поскольку в 21 веке все процессы протекают быстрее где-то на треть, я отсчитал 20 лет от 1991 года, когда Беларусь стала независимой, и получил приблизительную цифру — 2011".
 
Шведский белорусист, профессор Лундского университета Барбара Торнквист-Плева отмечает, что процесс формирования белорусской нации не завершен. "Если в соседних Литве, Польше, Украине главенствующую роль в этом вопросе играл национализм, опиравшийся на национальный язык и религию, то в Беларуси ситуация иная. Потому сегодня трудно сказать, на основе чего будет окончательно сформирована белорусская нация, что произойдет, если, к примеру, Беларусь лишится белорусского языка", — объясняет шведский эксперт.
 
Барбара Торнквист-Плева подчеркивает, что энергетические и иные конфликты с Россией способствовали тому, что в последние годы Лукашенко постепенно стал поворачиватся лицом к национальному.
 
"Однако мне непонятно, какие политические структуры стоят за вашим президентом, сколько там пророссийских игроков. В любом случае, если Беларусь пожелает сохранить суверенитет, ей придется избавиться от всецелой зависимости от России, установить прочные отношения с Евросоюзом, сбалансировать экономику. Будущие лидеры Беларуси рано или поздно будут вынуждены решать и вопрос присутствия на белорусской территории российских войск", — говорит профессор Лундского университета.
 
Восстановление отношений с Европой, в чем белорусские власти преуспели в минувшем году, — это ведь тоже белорусизация. Именно швед Стефан Эрикссон выучил белорусский язык и всячески популяризирует его, создав в Минске "Нефармальны клуб беларускамоўных амбасадараў". Именно Финляндия с Чехией приютили в свое время затравленного на родине национального гения Василя Быкова. Именно европейские организации поддерживают изгнанный из Беларуси Европейский гуманитарный университет и общенациональную кампанию "Будзьма беларусамі!"… Это перечисление можно продолжать и продолжать.
 
Конечно, пока число белорусских деток, получающих образование на языке титульной нации, будет сокращаться, а историю Беларуси в наших школах будут изучать по-русски, пока народный поэт Беларуси Нил Гилевич будет издавать собрание сочинений мизерным тиражом за собственные деньги, а отечественные чиновники самого разного ранга продолжат называть собственную страну по-колониальному "Белоруссией", пока в угоду шкурническим интересам или просто по причине чиновничьей ограниченности в столице и самой глухой деревне будут уничтожаться памятники истории и архитектуры, ни о какой белорусизации говорить не приходится. Однако изменения, происшедшие в последнее время, очевидны и значительны. Посмотрим, что последует за ними.
00:56 14/01/2010




Loading...


загружаются комментарии