Оказывается, без языка – плохо

Непоследовательность белорусской образовательной политики ярко проявляется на примере изучения иностранных языков в школе. В связи с переходом с 12-летнего на 11-летнее обучение в 2008 году, сократилось время изучения иностранных языков. При этом министр образования Александр Радьков объявил о введении в Беларуси через 2,5 года обязательного экзамена по иностранному языку за курс средней общеобразовательной школы.

Оказывается, без языка – плохо
На коллегии ведомства, которая прошла 29 января, министр образования особое внимание уделил изучению иностранных языков в школах.
— Необходимо усилить подготовку школьников по иностранным языкам. В 2009 году специалистами разработана концепция обучения иностранным языкам в общеобразовательной школе. И база, и преподаватели, и учебно-методическое обеспечение готовы. Мы уже обеспечили учеников учебными пособиями по языкам. Думаю, обязательный экзамен будет введен через 2,5 года, - сказал Александр Радьков.
Факультативы – плохая альтернатива
Переход белорусской школы на 11-летку больно ударил как раз по иностранным языкам. В обычной школе в старших классах на его изучение теперь отводится два часа в неделю. Говорить об отличных знаниях и возможности попрактиковаться при таком раскладе не приходится.
Особенно пострадали ученики специализированных школ, где до реформы было четыре урока иностранного языка в неделю. Родители забрасывали Минобразования письмами с просьбами дать их детям доучиться по старой программе, но ведомство отвечало, что уроки заменят факультативы.
Между тем факультативы – это не уроки, а дополнительные необязательные занятия. В организации факультативов слишком значим человеческий фактор. Один учитель проводит факультатив, как положено, другой считает его дополнительной нагрузкой для себя. Не все ученики посещают эти, в общем-то, необязательные занятия. Таким образом, уровень языковой подготовки в школах снизился.
То, что в стране необходимо улучшить качество изучения языков, первым заметил не министр образования, а президент. В августе Александр Лукашенко говорил о необходимости с учетом современных требований активизировать работу по изучению иностранных языков.
В октябре этот тезис повторил глава Администрации президента Владимир Макей. На заседании коллегии Администрации президента он сослался на мониторинг, показавший, что в обществе неоднозначно относятся к отмене профильного обучения, а факультативные занятия не стали ему достойной альтернативой.
И только в конце января на коллегии Министерства образования уже и министр Александр Радьков отметил, что не всегда факультативы справляются со своей задачей. В то же время он не стал заявлять о намерении увеличить количество уроков иностранных языков. Возможно, чиновники рассчитывают, что родители станут платить репетиторам, чтобы дети сдали экзамены в школе? Только таким образом в школе затраты на обучение иностранным языкам не увеличатся, а знаний у школьников все же прибавится.
I’d like to talk to someone…
Отношение властей к изучению иностранного языка достаточно показательно. В закрытой советской стране знающие иностранный язык могли вступить в связь с иностранцами быстрее своих сограждан. Вот почему тех, кто владел иностранным языком, побаивались. Их особо не тиражировали.
Не исключено, что в связи с историческим прошлым реакция на то, что власти пошли в наступление на иностранные языки, в обществе была достаточно болезненной. Масла в огонь добавила заместитель главы Администрации Президента Наталья Петкевич отметившая, что при желании и увеличение количества уроков английского можно расценить, как намерение готовить рабочую силу за рубеж.
Да что там рабочая сила! Те, кто захочет уехать, найдут способ изучить язык. Печалит, что в каком-нибудь рядовом турецком отеле наши соотечественники, как правило, удивляют обслуживающий персонал незнанием английского языка. В любой европейской стране среднестатистический сантехник знает его, а среднестатистический белорусский инженер — нет.
Кроме бытовых неудобств, мы теряем возможные контракты, стажировки за рубежом, оказываемся в резервации во время глобализации. Это выливается в потерянные возможности в бизнесе - контакты, переговоры, поиск партнеров замедляются, если те, кто принимает решения на разных уровнях, не могут общаться без переводчика.
Как можно вести бизнес, говорить об инвестициях, когда вас не понимают? Корреспондент «БелГазеты» позвонил как-то в приемные руководителей ряда белорусских предприятий и задал всего один вопрос: «I’d like to talk to someone about your investment portfolio and discuss some plans about creating a joint-venture with your enterprise» («Я бы хотел поговорить о вашем инвестиционном портфеле и обсудить планы создания совместного предприятия»). А поняли его только на одном предприятии.
Без языка
Профессор Йельского университета Олег Цывинский, закончивший в свое время Белорусский экономический университет, а затем получивший степень доктора экономики в Университете Миннесоты, убежден, что искоренение пробелов в знании иностранного языка в современном мире так же важно, как ликвидация безграмотности населения в 1920-е годы. Специалист без языка уже не котируется на мировом рынке.
- Плохая языковая подготовка, например, тормозит развитие белорусской экономической науки. Английский язык стал языком экономики во всем мире. Практически вся академическая литература выходит на английском, - подчеркивает эксперт. – Тем временем в Беларуси практически нет ни одного ученого, который бы публиковался в серьезных экономических журналах. А это очень важно, потому что именно так во всем мире оценивается уровень экономистов.
Трудно прогнозировать, когда изменится такое положение. Однако пока иностранные языки (и самый распространенный из них - английский) далеки от белорусского народа. Весьма показательным в этой ситуации выглядит отсутствие интереса к обучению на английском языке, которое предложил Белорусский государственный университет информатики и радиоэлектроники.
— Казалось бы, студенты должны были проявить большой интерес к обучению на английском языке, однако этого не случилось, — пришлось констатировать министру Радькову на коллегии.
На английском языке в Белорусском государственном университете информатики и радиоэлектроники ведется обучение по специальности «Сети телекоммуникаций». На платной основе и недешево — для иностранных граждан 4.250 долларов, а для белорусов -- 2.550 долларов в год. Условия зачисления: собеседование по английскому языку. Не в недостаточном ли знании языка у абитуриентов в принципе, а также в большой стоимости обучения причина отсутствия спроса на, казалось бы, перспективную специальность?
Однако в Министерстве считают, что такое направление будет достаточно востребовано в будущем.
— Введение спецкурсов на английском или другом иностранном языке значительно повышает привлекательность белорусских учебных заведений для абитуриентов из других стран, — заметил министр.
То, что зарубежным студентам обучение на английском языке достаточно удобно, это понятно. Однако, что будет с нашими студентами? И еще возникает вопрос — будут ли белорусские выпускники и абитуриенты знать иностранные языки лучше оттого, что сдадут экзамен, выучив его за ближайшие два с половиной года экстерном?
10:00 01/02/2010




Loading...


загружаются комментарии