Посадить невиновного было просто, признать вину правосудия – очень сложно

Жительница Пружан Анна Денисовна Григорьева попыталась облечь в материальные формы моральный и материальный вред, нанесенный ее семье. Это болезнь взрослого сына Вячеслава, нахождение его более 20 месяцев в местах изоляции от общества, смерть его брата-близнеца Александра, незаконные обвинения, обвинительный,  потом оправдательный приговор, снова возбуждение уголовного дела, грубое обращение, оплата услуг адвокатов — всё это звенья одной цепи, то есть одного уголовного дела и его последствий.

В итоге получила около 7 миллионов рублей денежной компенсации. Моральный вред был оценен судом в 5 миллионов... Обратилась в Верховный суд РБ. Безрезультатно. Но она будет бороться за полное возмещение морального вреда от фактического уничтожения ее семьи. Намерена вернуть проданную квартиру. Ее сын должен получать круглогодичное бесплатное лечение, а не рецепты на копеечные лекарства один раз в месяц. Она уверена, что работники правоохранительных органов, принесшие в ее дом более 16 лет кошмара, должны предстать перед судом. И она обратится в международные правоохранительные инстанции, если от нее окончательно отвернется белорусская Фемида.
Региональная газета «Вечерний Брест» (№ 8) написала об этом вопиющей истории. Конфликт А. Григорьевой с белорусским правосудием длится уже более полутора десятков лет! За эти годы она перенесла обвинения в совершении убийства в адрес одного сына, внезапную смерть второго и собственную клиническую смерть.
Всё началось в сентябрьский вечер 1993 года, когда семья достраивала гараж на даче в деревне Слобудка, туда поехал поработать отслуживший армию Вячеслав Кульбеда, один из младших сыновей-близнецов. Парень трудового дня заночевал в дачном домике. Оказалось, в ту ночь на соседнем хуторе было совершено убийство пенсионера. Сына доставили в отделение милиции примерно через месяц после случившегося. Допрос не дал результатов — парень отрицал свою причастность к убийству. Но милиции, естественно, нужно было во что бы то ни стало найти виновного. Молодого человека перевели в изолятор временного содержания, где произошло знакомство с татуированным зеком (предполагают, что это был подсадной сотрудник милиции). Слава рассказывал, как сосед в грубой форме «объяснил» ему, мол, все равно упрячут за решетку. Хочешь домой? Подписывай признательные показания. Парень пошёл на поводу. Но «свобода» показалась небом в клеточку из Барановичского следственного изолятора № 6.
Во время проведения на хуторе следственного эксперимента, ход которого фиксировался с применением фотосъемки и видеозаписи, Вячеслав вёл себя абсолютно не так, как убийца. Однако восстановить это не представилось возможным.  Оказалось, что видеокассета, на которую фиксировался ход следственного эксперимента, была утеряна на ранней стадии предварительного расследования, в связи с чем нельзя было обозреть и проанализировать поведение В.Кульбеды, а также дать оценку последовательности данных им показаний…
Анна Григорьева стремилась доказать невиновность своего сына, но тщетно.  В конце концов Вячеславу была изменена мера пресечения: выпущен на свободу под подписку о невыезде. И практически сразу с молодым человеком случился нервный срыв. Экстренное лечение в психиатрической больнице «Могилевцы» Пружанского района и постановка на учет у психиатра. Цитируем выписку из истории болезни: «Первое время считал, что он снова арестован. Искал свое мыло и мешок. Временами на вопрос врача отвечал невпопад. Взгляд был блуждающим…»
Два суда Пружанского  района — и каждый заканчивался вынесением обвинительного приговора Кульбеде.  Потом - Каменецкий выездной суд — и снова неудача. Славе уже все равно: он уже плохо осознавал действительность. И опять кассационная жалоба. И только Березовский выездной суд вынес оправдательный приговор. Брестский областной суд оставил его в силе. Казалось, солнце, наконец, заглянуло и в их дом. Но это была лишь передышка длиной в 10 лет.
Пружанская районная прокуратура возобновила дело после того, как Вячеслав Кульбеда в связи с ухудшением состояния здоровья был признан недееспособным. Спрашивается зачем, если его невиновность доказана?
– Повесить на беззащитного инвалида «глухаря», что может быть проще? — прослезилась Анна Денисовна. — «Глухарь» — это на их профессиональном сленге дело, которое не могут раскрыть.
– Мы постоянно работаем по делам прошлых лет, время от времени их поднимаем. В 2005 году подняли это дело, я еще раз его перечитал. И на 80 процентов был уверен, что Кульбеда причастен к нему, — пояснил ситуацию Александр Шуляк. В то время он выступал как следователь прокуратуры Пружанского района, а сейчас работает заместителем прокурора Брестского района.
Обвинение молодому человеку не предъявили, так как  он, став от стрессов и переживаний психически больным, не мог предстать перед судом. Поэтому в отношении В.Кульбеды были применены «принудительные меры безопасности и лечения» в психиатрической больнице — с пометкой «до полного выздоровления». Это означало лишь одно: он должен был остаться в республиканской психиатрической больнице «Гайтюнишки» на лечении с усиленным или строгим наблюдением на всю жизнь, так как его психический недуг, как объясняли тогда врачи, неизлечим...
Сердце бедной женщины начало сдавать: в январе 2007-го ее забрали в реанимацию с  полной остановкой сердца. Дефибриллятор дал разряд тока! Еще один! И на мониторе электрокардиографа, наконец, появилась пульсирующая линия. А если вернулась жизнь, вернулась и надежда на будущее. Тем более что материнская интуиция подсказывала: в повторной генотипоскопической экспертизе что-то не так. Она продала квартиру, чтобы нанять опытного адвоката.
Но, как говорится, лиха беда начало. В дни напряженной  борьбы, когда Слава был под  строгим наблюдением врачей, не справившись  с переживаниями, ушел из жизни брат-близнец  Саша. Пусть и на расстоянии, но он, как лакмусовая бумажка, впитывал в себя волнения Славика и переживает его проблемы, как свои.
Во время повторной  «атаки» на Вячеслава адвокат Марина Горегляд обнаружила нарушения в назначении и проведении экспертизы в марте 2006 года. Таким образом,  уголовное дело по факту убийства в отношении В.Кульбеды было прекращено прокурором Ивацевичского района «за недоказанностью его участия в совершении преступления...». И вроде бы все, теперь уж точно можно считать, что истина восторжествовала. Но поседевшая пенсионерка в отчаянии: после стольких лет оскорблений и ложных обвинений перед ней даже не извинились.
13:58 03/02/2010




Loading...


загружаются комментарии