Российские атомщики рассматривают Беларусь как площадку для экспериментов?

Насколько безопасна будущая атомная станция в Островецком районе и где точно будет перерабатываться отработанное ядерное топливо с нее — точно не знают даже авторы проекта белорусской АЭС.

Как сообщил в беседе с Еврорадио эксперт российской инициативы "Экозащита" Андрей Ожаровский, обещаниям компании "Росатом" о переработке отработанного ядерного топлива с Островецкой АЭС верить не стоит. Специалист подчеркивает, что сам тип будущей станции — экспериментальный, подобных нигде в мире больше нет. Соответственно, и предприятий, которые перерабатывали бы отработанное ядерное топливо с будущей белорусской АЭС, тоже не существует.

Андрей Ожаровский: "Нет предприятий, нет даже проекта предприятий, которые перерабатывали бы отработанное ядерное топливо реакторов такого проекта, который в Беларуси хотят строить. Поскольку реактор экспериментальный — его еще нигде нет. И сейчас даже собственно утверждение о возможности того, что отходы поедут куда-то на переработку — несущественно, или в Россию, или во Францию, или в Германию, куда угодно — оно тоже не вполне верное, поскольку нет в мире ни одной установки, которая могла бы заняться переработкой вот этого типа отходов".

Директор пресс-службы "Росатома" Сергей Новиков заявление эколога встретил с возмущением.

Сергей Новиков: "Это абсолютная чушь! Мы предлагаем к строительству в Беларуси АЭС с реактором ВВР-1200. Ну, такие станции есть в России, Украине — с реактором типа ВВР. Последняя построенная — это мы построили в Китае на Тяньваньской станции — это два реактора ВВР, которые сегодня считаются самыми безопасными в мире".

Однако, обратившись непосредственно к сайтам "Росатома" и "Атомстройэкспорта", которые создавали реакторы в Китае, Еврорадио заметило одно, казалось бы, мелкое несовпадение. На станции в Тяньвани российские атомщики установили реакторы не ВВР-1200, а ВВР-1000. Физик-ядерщик Андрей Ожаровский утверждает, что за такой мелочью скрывается самая большая ложь.

Андрей Ожаровский: "Тип реактора, установленный на АЭС в Тяньвани, первый и второй энергоблок — ВВР-1000. Таким образом, господин Новиков, как всегда, пытается соврать. Реактор ВВР-1200 ни на одной АЭС в мире не существует. Вам хотят продать тип АЭС "АЭС-2006" с реакторной установкой ВВР-1200. А на Тяньвани установлена АЭС типа 92 с реакторной установкой ВВР-1000".

Аббревиатура ВВР означает "водо-водяной реактор", а цифра — его мощность. Эксперт "Экозащиты" замечает, что уподоблять все водо-водяные реакторы — это то же самое, что утверждать о подобии автомобилей "Запорожец" и "Porche".

Андрей Ожаровский: "В чем Новиков прав: да, тип реактора — водо-водяной, тот же. Но в данном случае это абсолютно не существенно, потому что такие реакторы известны с 1950-х годов. Так что, получается, все водо-водяные реакторы — одинаковы? Вовсе нет! Здесь мощность на 20 процентов повышена. Это абсолютно другие характеристики активной зоны реактора, другая геометрия и другие размеры. Ну, представьте: на 20 процентов приспособление большее! Им очень неудобно признаваться в том, что они хотят на экспорт, то есть фактически — в Беларуси, строить реактор, который нигде не испытан".

Кстати, реактор типа ВВР-1200 в России построить все-таки планируют — на Ленинградской АЭС. Однако пока что от будущего реактора там можно увидеть лишь котлован. Для того же, чтобы оценить, насколько удачный проект, построить реактор недостаточно — нужны годы его безаварийной работы. Соответственно, проект атомной станции, которую предлагается построить и в Беларуси, экспериментально не испытан.

Эксперт "Экозащиты" Андрей Ожаровский замечает, что подобная ситуация имела место и раньше, когда в России на замену реакторам ВВР-440 появились ВВР-1000. Тогда понадобилось около 10 лет, чтобы наладить работу новых реакторов: из-за отсутствия предварительных испытаний они не выдерживали важнейшие технические требования. Эколог пожимает плечами: Беларусь, несомненно, столкнется с подобными проблемами.

Андрей Ожаровский: "Это очень сложный процесс — перепрыгивание на другой номер. Это не то, что просто изменил на бумаге номер: 1000 на 1200. Вот здесь мы и ждем, что будет продолжительное время, пока они наладят эту технологию. Поскольку она сейчас на бумаге сделана. Там много изменений. И только экспериментально можно узнать, удачные эти изменения или нет. Беларуси предложен экспериментальный реактор, и все проблемы будут испытываться там, у вас".

Таким образом, будущая АЭС в Островце неуклонно превращается в экспериментальную площадку для испытаний нового типа атомного реактора. Как утверждают российские атомщики, это самый безопасный реактор из всех существующих. Впрочем, о Чернобыльской атомной станции говорили примерно то же: мол, ее можно строить хоть на Красной площади в Москве — никакого риска не будет.
13:30 04/02/2010




Loading...


загружаются комментарии