Пойдет ли в Беларуси Болонский процесс?

В последнее время неожиданно активизировались заявления официальных лиц о готовности Беларуси присоединиться к Болонскому процессу. Насколько вероятен такой поворот событий, и что для этого потребуется изменить в системе высшего образования Беларуси?

Беларусь - единственная страна в Европе, не подписавшая Болонскую декларацию. Хотя в 2003 году страна была в шаге от вступления в единую европейскую образовательную систему. Тогда на Берлинском саммите министров образования стран ЕС белорусская делегация сообщила о готовности подписать декларацию. Но потом от этой идеи отказались. Было заявлено о приверженности традициям советской образовательной школы.
И вдруг в конце января министр Александр Радьков сообщил на коллегии о том, что Министерство образования уже передало в Администрацию президента официальный документ по вхождению в Болонский процесс. «Беларусь будет активно продвигаться в этом направлении», - пообещал министр.
Бывший ректор Белгосуниверситета Александр Козулин к таким заявлениям относится скептически.
- Что любопытно: об интеграции в европейскую образовательную систему заговорил министр Радьков, который в 2006 году участвовал в разрушении наработок и усилий, предпринятых Белгосуниверситетом и ЕГУ для вступления в Болонский процесс, - говорит он.
В то же время агентство Armenian News сообщило на днях о том, что посол Беларуси в Армении Степан Сухаренко вдруг заинтересовался пятилетним опытом интеграции Армении в европейскую образовательную систему и ее членством в Болонском процессе.
- Сейчас снова заговорили о Болонском процессе только потому, что Беларусь сближается с Европой и должна демонстрировать интеграционные устремления в разных сферах, - убежден бывший ректор БГУ. – Но для этого нужен фундамент, которого у белорусского образования сейчас нет.
В то же время бывший проректор Европейского гуманитарного университета Владимир Дунаев не исключает, что Беларусь может стать членом Болонского процесса.
- Real politic такова, - говорит он, - что повторная идея подписания Беларусью Болонской декларации сопровождается утешительным для Минобразования выводом, что вступление в Болонский процесс никак не затронет ни структуру, ни содержание, ни идеологию высшего образования в Беларуси.
Чиновники надеются, что Европа закроет глаза на нарушения академических прав и даже на фантастическую структуру белорусского образования. Например, в Беларуси отменили бакалавриат, но изобрели магистратуру, которая ничего не имеет ничего общего с европейской. Сейчас слышатся заявления о том, что незачем учить специалистов пять лет, достаточно и трех.
В результате, подчеркивает Владимир Дунаев, мы получим интернационализацию, которая абсолютно не будет затрагивать фундаментальные академические принципы. И опасность такого развития событий есть.
Например, недавно, несмотря на громкий скандал с отчислением Татьяны Шапутько за участие в Гражданском форуме Восточного партнерства, Белорусский государственный университет был принят в Европейскую ассоциацию университетов. Теперь БГУ сможет участвовать в европейских конференциях, проектах и исследованиях в области развития высшего образования и вузовской науки, преподаватели вуза смогут повышать свою квалификацию в европейских вузах.
Что Беларусь потеряет, а что - приобретет, подписав Болонскую декларацию?
- Болонский процесс стал ответом на ситуацию, когда в европейских странах отсутствовал порядок взаимного признания дипломов и академических степеней, - напоминает Владимир Дунаев.
Это создавало препятствия для формирования единого рынка труда, снижало привлекательность европейских университетов в их конкуренции с американскими, затрудняло мобильность молодежи. Сегодня большинство этих проблем снято.
- Не стоит идеализировать Болонский процесс, - считает Владимир Дунаев. - В этой модели заложены опасные вещи для социального самочувствия.
- Есть один экономический показатель, который определяет объем финансирования высшего образования – соотношение «преподаватель-студент», - поясняет бывший проректор ЕГУ. - В Беларуси на одного преподавателя приходится 10 студентов. А в Литве, например, в гуманитарных областях это соотношение составляет 1/ 25, в Германии вообще доходит до 1/50. Это означает, что у нас половина преподавателей может оказаться не у дел.
И все же, по мнению экспертов «Завтра твоей страны», плюсов у Болонского процесса гораздо больше, чем минусов. Беларусь в случае включения в полноценный процесс сможет иметь свои бонусы.
Один из положительных моментов - высшее образование становится более универсальным. Болонский процесс открывает иные возможности и для белорусских студентов, их адаптации в едином европейском образовательном процессе.
Система получения знаний становится унифицированной подобно правилам дорожного движения. Имея права, можно свободно водить машину в любой точке мира. Так и здесь: с дипломом бакалавра или магистра можно искать работу в любой стране.
- Со временем наши студенты могли бы учиться в любом европейском университете, - говорит Александр Козулин. - Причем, поступать в один вуз, а потом, по желанию переходить в другой, без пересдачи каких-то дисциплин, потому что обучались бы по единому базовому стандарту.
Да и работодателям так проще ориентироваться, какие дисциплины претендент на вакантную должность изучал в вузе, какие оценки у него были по предметам, необходимым для работы в той или иной области.
- К тому же Беларусь станет гораздо привлекательнее для иностранных студентов, - подчеркивает Владимир Дунаев. - Кроме того, белорусский диплом станет конкурентоспособным, что тоже может повлиять на выбор иностранцами станы обучения. Это особенно важно в погоне за китайскими студентами, за которых сейчас борется вся Европа.
Происходит также очень быстрое обновление содержания образования. Западная система сильно отличается от советской. Там получение знаний строится на поощрении активности студентов: не на том, чтобы прочитать им лекции, а на том, чтобы студенты самостоятельно изучали материал, а потом сдавали его, но с периодичностью не раз в семестр, а раз в неделю. Дисциплины студент может выбирать сам.
Еще одним преимуществом является то, что сама система строится по принципу двух уровней высшего образования. Первые четыре года студент учится на степень бакалавра, а следующие два - на степень магистра. Это позволяет сменить направление подготовки после бакалавриата.
Школу снова ждет реформа?
Эксперты «Завтра твоей страны» убеждены, что изменений в системе высшего образования при вступлении в Болонский процесс, не избежать.
- В начале 2000-х работа по включению Беларуси в Болонский процесс происходила параллельно с либерализацией белорусского образования, - замечает Владимир Дунаев. – Это нашло свое отражение в том, что в новой редакции Закона об образовании в 2006 году были закреплены принципы академических свобод и университетской автономии, была закреплена схема Болонского процесса – бакалавр, магистр. Но в 2007 году, когда закон был принят, выяснилось, что это изоляционистский документ, где нет никаких упоминаний ни об академических свободах, ни об университетской автономии, ни о Болонском процессе. Следовательно, потребуется законодательная корректировка.
- Помимо новых законов, нужна подготовительная работа по переходу на принципы, заложенные в Болонском процессе, – убежден Александр Козулин. – В начале 2000-х, когда БГУ включился в этот процесс, потребовалось пять лет, чтобы перестроить все учебные планы, программы, методические подходы и самое главное – поменять мышление преподавателей. В 2006 году, к слову, в БГУ состоялся и первый выпуск бакалавров. Многие ведущие университеты страны начали потихоньку внедрять эти программы. А потом все это было ликвидировано.
Кроме того, по мнению экспертов, строить систему высшего образования по европейским принципам невозможно без формирования среднего образования.
- В свое время программы 12-летней школы разрабатывались именно под бакалавриат, они как бы подкрепляли возможность получения качественного высшего образования за четыре года, - говорит Александр Козулин. - Ведь 11 и 12 классы, как планировалось, должны были стать профильными, в школе оставались только те ученики, которые готовились бы к поступлению в вуз. Однако средняя школа разрушена. Я не исключаю, что для того, чтобы войти в полноценный Болонский процесс, ее снова придется делать 12-летней.
Ценность Болонского процесса, по мнению Владимира Дунаева, состоит, прежде всего, не в том, чтобы формально принять эту архитектуру, но и в том, чтобы перенять императивы университетской жизни, связанной с академическими свободами и университетской автономией. Это главный плюс от интернационализации. Но возможен ли он в белорусской действительности?
12:36 11/02/2010




Loading...


загружаются комментарии