Между строк

Глава официального Союза писателей Николай Чергинец признался, что рекомендует Александру Лукашенко книги для чтения. Но книг много, вряд ли все написанное можно осилить, да и ни к чему это, как правило. Между тем, если бы Лукашенко увлекся детективами самого Чергинца, то  кое-что узнал бы и про свою администрацию.

Между строк
Так, в прошлом  году в серии «Белорусская современная  фантастика» вышла книга Чергинца «Рискованная игра». По сюжету там крадут секретные технологии с секретного завода, потому действие происходит в России (у нас-то красть нечего). Но «последний герой» - седовласый отставной разведчик Маланов – ведет не только борьбу с внешними врагами, но и полемику с врагами внутренними. И вот тут не узнать героев просто невозможно.
Итак…
«Его как опытного работника по просьбе Администрации  президента  на короткое время откомандировали  в распоряжение одного из заместителей главы Администрации – мужчины  в возрасте около семидесяти лет, профессора-химика Рубинчика. Он был недавно назначен заместителем главы Администрации президента. На первый взгляд, степенный, внимательный, культурный, с мягкой манерой говорить.
Вот к этому  руководителю и был временно прикомандирован  полковник Маланов. Дело в том, что Президент страны поручил своей администрации разработать национальную идею. Проблема оказалась сложной, и администрация президента стала привлекать к разработке документа представителей большинства министерств и ведомств, ученых, известных интеллектуалов и практических работников. Для полковника Маланова наступил момент познакомиться с политической и экономической кухней страны. Было много интересного и познавательного, но было и немало непонятного, иногда идущего вразрез с такими понятиями, как забота о менее обеспеченных слоях населения и это несмотря на жесткие требования об обратном. Четко просматривалось и желание отдельных лиц использовать свое служебное положение в личном обогащении. Взять хотя бы этого Рубинчика. Маланов успел хорошо присмотреться к нему. Жена миллионерша, владелец мебельного бизнеса, но сам он не занимался бизнесом, но был беспощадным  в разрешении проблем наименее обеспеченных людей. Взять хотя бы его доводы в пользу лишения права на бесплатный проезд школьников. «Когда я вижу ребенка, ученика второго, третьего, четвертого класса с мобильником, то мне сразу же хочется заставить его родителей приобрести ему проездной.  Раз он имеет мобильный телефон – значит семья не бедная!», - заявил в интервью по телевидению профессор-химик.
Маланов тихо чертыхнулся: «Стервец! Знаешь ли ты, что любая  мать отдаст последние деньги ради того, чтобы знать, где и что  делает ее ребенок, когда она на работе?! Подумал бы и о том, что трамваем, автобусом или метро пользуется ребенок, как правило, тогда, когда школа далеко. Богатые, как ты, своих детей возят на машине, и только бедные ездят на общественном транспорте. Как правило, речь идет о престижной школе или гимназии, где учатся дети хорошо обеспеченных родителей, которые имеют возможность даже персонального водителя иметь для обслуживания детей. Если же повезет ребенку из бедной семьи попасть в престижное учебное заведение, то добирается он трамваем или автобусом. Таких ребят в этих особых школах – единицы. Стоит ли лишать их бесплатного проезда. Подумал бы ты об этом, прежде чем президенту пожаловаться, вот, мол, некий полковник Маланов нашелся, мешает мне проводить Вашу линию на экономию средств!»
«… И опять  вспомнился Рубинчик Андрей Никодимович, который, блистая, как ему казалось, мудрым лицом и очками, готов был идти, как говорится, по трупам не только доживавших свой век стариков и инвалидов. Причина одна: президент поручил разработать меры по упорядочению льгот. Слов нет, благое дело... Но Рубинчик почувствовал, что наступил его звездный час. Он представлял, что соберет в казну миллиарды и, конечно же, президент оценит его. Ой, как высоко оценит! Не только лично повесит на его грудь орден, но и, конечно же, может повысить. Когда он заходил в кабинет своего непосредственного шефа – главы Администрации президента, то его глаза невольно скользили по креслу – кожаному обычному канцелярскому на колесиках.  Нет, как только он окажется в этом кабинете, то немедленно выбросит из него и мебель, и это архаичное, простенькое кресло.  Под задом у него будет шикарное, массивное, мягкое, с механизмом регулировки положения тела, кресло, а в комнате отдыха – массивное кресло-диван.
И Андрей Никодимович  старался. Включил в проект документа  новые положения, которые лишали стариков, в том числе инвалидов, участников войны, льгот на лекарство, право бесплатного проезда. А чтобы это выглядело обоснованно, приказал сторонникам из системы транспорта и соцобеспечения срочно вывести на бумаге цифру, во что обходятся государству эти льготы – старики и ветераны. Получилась ого какая сумма! Аж дух захватывало у замглавы администрации. Не пожалел он и своих усилий в объяснениях и обоснованиях. Из его слов народ узнавал убийственную правду: это старики, инвалиды, ветераны Великой Отечественной и афганской войн просто издеваются над обществом – дни и ночи проводят в пригородных поездах и автобусах, трамваях, троллейбусах и метро. Им бы только бесплатно покататься. А с лекарствами обращаются вообще, как варвары. Берут бесплатно, а затем выбрасывают на помойки или же продают по бросовым ценам…
Он вспомнил, как Рубинчик настоял обсудить проект закона о льготах с парламентариями. В большом сессионном зале собрались депутаты обеих палат. Маланову тоже довелось присутствовать в зале, куда его пригласили члены комиссии по безопасности, с которыми он обсуждал некоторые детали национальной идеи. Рубинчик восседал за столом президиума и сверху созерцал зал. В его глазах – превосходство, высокомерие  и непоколебимое стремление добиться, чтобы эта серая масса автоматически поддержала его. После этого химик смело может идти к президенту и, делая ссылку на них, депутатов, конечно же, называя их уважительно, заявить, что весь депутатский корпус полностью поддерживает его предложение.
Маланова поразило и то, как притихли депутаты, слушая излияния Рубинчика. Уверенный и  наглый, он излагал свою идею со ссылкой на президента. «Я и президент решили», «президент согласен», «я предложил президенту» -- так и лилось из уст пожилого интеллигента. Если же кто-то из депутатов пытался возразить или просто задать вопрос, он злобно и беспардонно перебивал и, не стесняясь, обрушивался на задавшего вопрос. Не реагируя на легкий протестный шумок в зале, после очередной порции обвинений, он бросал в лицо депутатов:
- Вы скоро  на две или три любовницы  потребуете льготы!
Странно, но никто  не возмутился, не вскочил с места по привычке, как это делалось на сессиях. Сидящий рядом с Малановым сотрудник секретариата тихо произнес:
- Притихли депутаты, хвосты поджали. Еще бы! Через  три месяца выборы, а этот мужик  может испортить им карьеру.  Но тут к микрофону подошел пожилой, хорошо известный депутат. Он сразу же ответил на обвинение Рубинчика.
- Уважаемый Андрей  Никодимович, во-первых, хочу вам  сказать как опытный в любовных  делах человек: две-три любовницы  – это не льготы, а огромные  расходы.
В зале раздался хохот. Наступила психологическая разрядка. Депутат спокойно и логично разбил все доводы Рубинчика, а затем внес ряд дельных предложений…»
Ну, дальше понятно. Президенту все не так доложили. Тем более, что  в Беларуси некоторые  известные люди умудряются на любовниц не тратиться, то есть аргумент несерьезный. Есть и элемент «творческой забывчивости», так как если следовать правде жизни, то по трупам стариков, инвалидов и школьников должна была пройти и эффектная молодая дама, например, Нина Викторовна Петкова, выбившаяся в главную разработчицу проектов законов из точильщицы карандашей.  Но с прообразом Нины Викторовны борец за правду Чергинец сейчас сдружился. А вот по бывшему главе Администрации, физику и академику Анатолию Николаевичу Рубинову хорошо прошелся. Рубинчик и Рубинов очень оказались похожи.
Кстати, Рубинов  может и ответить. Говорят, он в  творческом союзе с Эдуардом Скобелевым книжку про Лукашенко написал. Вносятся последние правки…
14:30 12/02/2010




Loading...


загружаются комментарии