Учитель, научись сам!

В белорусских школах дают образование, которое не позволяет без репетитора поступить в хороший вуз, если только абитуриент не семи пядей во лбу. Эксперты прогнозируют, что со временем уровень преподавания в школах снизится еще больше, прежде всего из-за низкой квалификации самих учителей.

Учитель, научись сам!
Спроси нынче любого старшеклассника, занимается ли он с репетитором, почти всегда, ответ будет — «Да». Некоторые абитуриенты имеют сразу трех репетиторов по всем предметам, по которым придется сдавать централизованное тестирование (ЦТ). К репетиторам все чаще обращаются ученики средних и даже начальных классов.
Сколько стоит корректировка бесплатного образования?
Мама выпускницы Ирина Видова рассказала «Завтра твоей страны», сколько денег ей приходится платить за подготовку дочери к тестам по английскому и русскому языкам.
— Мои репетиторы - не самые дорогие. Два раза в неделю дочь занимается с одним и другим учителем по полтора часа. Каждый урок английского языка стоит 15 долларов, русский мы подтягиваем за 8 долларов. В неделю уходит 46 долларов, в месяц - 184. Следовало бы взять и репетитора по истории, однако и без того это накладно для семейного бюджета.
За девять учебных месяцев Ирине предстоит потратить на двух репетиторов более 1 600 долларов. Она подчеркивает, что дочь учится хорошо, но в школе почти не готовят к тестированию.
Можно ли говорить о бесплатном образовании, если для того, чтобы соответствовать требованиям, которые государство предъявляет будущим абитуриентам, родителям необходимо потратить такую сумму? Возможно, усредненное образование ориентируется на то, чтобы дети выбирали ПТУ? Министр образования Александр Радьков заметил как-то что «если представить в виде пирамиды процесс подготовки кадров, то в ее основе будут рабочие профессии». Экономике Беларуси нужны пекари, столяры, слесари-сантехники, механизаторы и строители. Не хотите учиться на пекаря, платите за одно занятие с репетитором (2-3 часа) подготовки к ЦТ по математике — от 10 до 15 долларов, по иностранным языкам - 10-20 долларов. У преподавателей вузов, имеющих ученые степени, стоимость доходит до 30 долларов. Случается, просят и больше.
Без репетитора можно поступить в педвуз
Репетитор Евгений Ливянт уже более десяти лет готовит абитуриентов по физике и математике к поступлению в вуз:
— Что касается математики и физики, то задача репетитора не только научить правильно решать задачи, но и делать это быстро. Этому в школах не учат вовсе. На мой взгляд, сейчас школ, где на приличном уровне преподают математику, в Минске не больше десяти, но и их ученикам приходится ходить к репетитору.
При этом есть вузы, куда можно попасть и без дополнительных занятий. Например, на специальность «Математика. Информатика» в Белорусском государственном педагогическом университете имени Танка на платное отделение в 2009 году можно было поступить, набрав 103 балла, а на специальность «Физика. Техническое творчество» — 87 баллов. На бюджете проходной балл чуть выше.
Отметим, что абитуриент сдает три экзамена в форме централизованного тестирования (ЦТ), за каждый из которых он может получить по 100 баллов. К этим баллам добавляется средний балл аттестата ученика, умноженный на 10. Например, если средний балл ученика в школе 7,6, то ему добавляется 76 баллов. Итого: максимальная сумма у абитуриента может быть 400 баллов. Высоким проходным баллом в вузы считается от 300, средним - около 250.
— Получается, чтобы поступить в педагогический вуз, необходимо набрать по сумме трех экзаменов на ЦТ 20-30 - баллов, поскольку средний балл аттестата у выпускников 60-80 баллов. Значит, на каждом тестировании достаточно получить по 10-15 баллов, — говорит Евгений Ливянт. - А ведь еще два года назад результат тестирования считался неудовлетворительным, если абитуриент набирал меньше 20 баллов!
Столь низкие проходные баллы для будущих учителей — это угроза школьному образованию. Что может понять студент на лекции по высшей математике в вузе, если он сдал вступительный экзамен на 10 баллов из 100?! Поскольку в вузах существует обязательно распределение, можно предположить, что большинство тех, кто учился на бюджете, станут учителями.
- Раньше в пединституты шли, в основном, отличники и хорошисты. А сейчас - те, кого больше никуда не возьмут. На мой взгляд, если в образовательной политике ничего не изменится, белорусскую школу ждет катастрофическое будущее, когда такие учителя придут учить детей, - делится опасениями Евгений Ливянт.
Правда, существует вероятность, что люди, поступившие с мизерными баллами, не смогут получить диплом. Исключения за неуспеваемость, особенно с технических факультетов, теперь случаются довольно часто.
Почему в школах не готовят к ЦТ?
Почему же учителя в школах не могут справиться с подготовкой в вузы? Еще лет 15 назад репетиторов нанимали в редких случаях. Учителя, хоть и не получали высокую зарплату (как и теперь), считали делом чести, чтобы их ученики поступали в вузы. Проработавшая в школе тридцать лет Татьяна Абрамова объясняет: в современном обществе вообще все построено на товарно-денежных отношениях, и учителя не хотят напрягаться и тратить лишние силы на «подтягивание» учеников. Кроме того, раньше по окончании школы речь шла об экзаменах — и в школе, и в вузе.
— Подготовка к ЦТ имеет свои особенности, — говорит Татьяна Абрамова. — Методика отличается от подготовки к экзаменам. Как могу я, имея в неделю два часа русского языка, подготовить 25 детей и к экзамену, и к ЦТ? Я делаю то, что предусматривает программа.
И все же, с точки зрения учительницы, современные дети вполне в состоянии сдать и экзамены, и ЦТ без репетитора.
Однако есть и еще одна проблема. Ее существование отрицают чиновники, но о ней часто говорят те, кто поступает в вузы. Речь идет о разночтениях в школьной программе и ЦТ. В Министерстве образования утверждают, что «все тесты разрабатываются строго в рамках школьной программы».
Евгений Ливянт со своей стороны отмечает, что существует фантастическое расхождение между школьной программой и программой вступительных испытаний по математике. В течение последнего года обучения в школе по математике учат то, чего на вступительных экзаменах в вузы нет. Кроме того, в последние годы ситуация осложнилась тем, что в связи с реформированием средней школы многим детям пришлось пройти материал двух лет за один год. И все же основная причина того, что современным детям нужен дополнительный учитель, по мнению Евгения Ливянта, то, что 10-20 лет назад объем информации, необходимой для поступления, был гораздо меньше.
— Уровень требований к абитуриентам тех лет и к современным школьникам абсолютно несопоставим. Могу сказать, что, поступая в БГУ на физический факультет в 1983 году, я не знал всех приемов, которым учу теперь своих учеников. Я не умел решать такие сложные задачи, которые они решают. Если тогда мне вполне хватило знаний школьной программы для поступления, то теперь этих знаний хватит для получения 40 баллов на ЦТ. Увеличилось даже количество задач на экзамене. Если говорить про физику — с 12 задач в середине 1990-х годов за 4 часа, до 30 задач за 3 часа сейчас.
Репетиторам выгодны проблемы в образовании
С введением ЦТ, рассказывает собеседник «Завтра твоей страны», количество детей, обращающихся к репетиторам, значительно увеличилось. И с каждым годом работы у них становится все больше.
— Репетиторам выгодны и более высокие требования на экзаменах в сравнении со школьной программой, и падение квалификации школьных учителей. Школьная реформа, вынудившая детей учиться два года за один, также прибавляет нам работы. На репетитора «работают» учебники, в которых не могут разобраться ни ученики, ни их родители, ни учителя. Причем, в учебниках большое количество ошибок, - отмечает Евгений Ливянт. - Но я не встречал ни одного репетитора, который бы радовался тому, что проблем в образовании становится все больше. Как правило, репетиторы - это высокопрофессиональные преподаватели, которые пришли в педагогику по призванию, но хотят при этом достойно обеспечивать свою семью.
Евгений Ливянт отмечает: безусловная ценность ЦТ в том, что оно помогло победить коррупцию в сфере приема экзаменов. При этом высказывает опасение, что ЦТ могут отменить из-за его красноречивых результатов. Именно они показывают, насколько низок уровень знаний современных абитуриентов, говорит репетитор.
Так в 2009 году, как и уже несколько лет подряд, низкие результаты показали абитуриенты на испытаниях по физике и математике: 20 баллов и ниже из возможных 100 набрали 70,3% абитуриентов, которые сдавали физику, и 58,1% — математику.
— Централизованное тестирование, на мой взгляд, — единственный инструмент, который позволяет проверить качество белорусского образования. В школе средний балл по математике и физике около 6, а при ЦТ в три раза меньше (если мерить по десятибалльной системе). Очевидно, что реальный уровень образования в последние годы катастрофически падает. И с этим нужно что-то делать, - отмечает педагог.
По мнению эксперта «Завтра твоей страны», очень хорошие результаты давало профильное обучение. Было много школ, где хотя бы один класс в параллели собирал сильных заинтересованных учеников по тому или иному предмету. Находился и учитель для таких учеников. В результате дети достигали успеха.
Евгений Ливянт считает, что отсутствие профилей в школах тормозит развитие способностей детей. В случае если они все же хотят достичь определенных результатов, приходится обращаться к репетиторам.
— На мой взгляд, — говорит педагог, — образование должно быть все же профильным, а не приведенным к общему знаменателю. Если готов учитель заниматься на повышенном уровне, ему стоит дать такую возможность. Под одну гребенку грести образование - это вредно.
О том, что отменой профильного обучения, в связи с переходом средней школы на 11-летку, недовольны родители, заговорили уже и депутаты. Они также предлагают легализовать репетиторство – если такая образовательная услуга востребована у населения, государство не хочет упускать свою долю в виде налогов.
00:45 15/02/2010




Loading...


загружаются комментарии