Славянский спрут с белорусским акцентом

“Русский немой” в начале 2000-х годов был в центре внимания европейских СМИ. Суд над ним в Мюнхене по обвинению в вымогательстве и нанесении тяжких телесных повреждений на самом деле был призван стать судом над русской мафией на Западе.

Славянский спрут с белорусским акцентом
Потому что, по сведениям ФБР, после ареста в США знаменитого Япончика (Вячеслава Иванькова) контроль за братвой, покинувшей пределы бывшей большой Родины — Советского Союза, перешел к этому неразговорчивому человеку. Александр Бор, он же Александр Тимошенко, он же Тимоха, он же Бульбаш, уроженец Гомеля. На суде он преимущественно молчал, потому получил новую кличку “Русский немой”.
 
...Можно твердить как заклинание, что криминала в Беларуси нет, что все белорусские воры в законе либо покинули этот мир, либо покинули пределы Родины, но на самом деле пустот криминальный спрут не терпит. И Беларусь была, есть и будет в сфере его интересов в первую очередь как важная транзитная страна. В силу национальной специфики инородцы — воры в законе из Закавказья — не смогли взять под контроль белорусскую братву, хотя не однажды появлялись на наших территориях. И сейчас все “заинтересованные лица” — и преступный мир, и борцы с оргпреступностью — замерли в ожидании: кто же сможет?
 
«Неправильная» смерть
 
Ровно год назад трагические события привели к неофициальному трауру у части наших сограждан специфической профессии. Накануне Дня белорусской милиции в Смоленске был найден мертвым известный криминальный авторитет из Беларуси 45-летний Владимир Бирюков, он же самый богатый белорусский вор в законе Биря, или Бирюк. “Неправильная” смерть. Она застала Бирюкова дома, в своей постели. Биря так активно отпраздновал внезапное освобождение из-под ареста, что не выдержало сердце.
 
Похороны в Бобруйске Владимира Бирюкова прошли “по канонам”...
 
Похороны в Бобруйске прошли “по канонам”: венки “Уважаемому Владимиру Павловичу от братвы”, прочувствованные речи, светофоры, мигающие желтым, дабы не мешать движению процессии... Крупные авторитеты уважили просьбу белорусского МВД и на траурную церемонию не приехали — они попрощались с Бирей в Москве.
 
Но вместе с “уважаемым Владимиром Павловичем” “коллеги” похоронили и тайну белорусского “общака” — общей криминальной кассы, этакого фонда взаимопомощи.
 
Долгое время считалось, что Биря контролирует только бобруйский “общак”. Однако с 2007 года правоохранителям уже стало понятно, что это не так. К Бире стекались деньги из разных белорусских городов, и по его команде финансовая поддержка оказывалась лицам, отбывавшим наказание за совершение тяжких преступлений в исправительных колониях Могилева, Гродно, Волковыска... Поняв это, белорусские правоохранители попытались пошатнуть авторитет Бири, обвинив его в том, что он “скупает Бобруйск”. Фактически это означало, что “уважаемого человека” уличили в использовании денег “общака” в личных целях. И, собственно, по обвинению в махинациях с недвижимостью Бирюков был задержан в Москве, потом отпущен, да так отпраздновал это событие, что отправился отчитываться Господу о своих истинных делах и намерениях. Но обращает на себя внимание схема “задержан-отпущен”... Российские правоохранители, сославшись на то, что Бирюков является гражданином России и что у российского правосудия претензий к нему нет, не стали выдавать “авторитета” минским коллегам. Есть мнение, что это было связано с обострившейся борьбой между славянскими ворами в законе и выходцами из Закавказья. Российские спецслужбы очень обеспокоены тем, какими темпами набирают силу криминальные авторитеты неславянских национальностей, потому в этой борьбе выступают на стороне “светловолосых и голубоглазых”. А выходцы из Беларуси активно включились в противостояние на стороне славян.
 
Случайная пуля?
 
Май 2009-го. В Москве во время перестрелки убиты местный вор в законе Андрей Голубев по кличке Скиф и белорусский криминальный авторитет Виталий Корсаков (Корсак). Одним из тех, кто в 2000 году короновал Скифа, был Биря. Со временем Андрей Голубев стал одним из крупнейших воров в законе, принимал участие в формировании уголовной политики российского криминалитета, активно выступал в борьбе кланов на стороне “славян”, потому с основной версией причин убийства проблем не возникло. Подогрело эту версию и то, что ни один из грузинских воров на похоронах не появился. Зато “славянское” крыло было представлено масштабно. Ночью в церкви простились с погибшими и такие “тяжеловесы”, как Япончик и Дед Хасан (по иронии судьбы именно уроженец Тбилиси Аслан Рашидович Усоян стал лидером славянского клана).
 
Минских правоохранителей, естественно, сразу же заинтересовал второй погибший — Виталий Корсаков из Вилейки. В Беларуси он отбывал наказание за убийство и изнасилование, отсидел что-то около 15 лет. Но последние пять свободных лет “по работе” был тесно связан с Владимиром Бирюковым. Занимался вывозом белорусских граждан на стройки в Россию — сфера, которая, по сведениям белорусских правоохранителей, взята под контроль отечественным криминалитетом. Тем более удивляет, что бизнес Корсака был легальным.
 
Официально сообщалось, что, сохраняя прописку в Вилейке, он в последние годы проживал в Москве. Однако это не так. Правильнее будет говорить, что в обеих столицах Корсак бывал наездами. Рассказывают, что где-то за неделю до убийства Корсаков в Минске получил “бытовую травму” — заехал кому-то в зубы, в результате — трещина кости и гипс. На бюллетень, однако, по понятным причинам не ушел. Как результат — еще одни пышные похороны. На этот раз в Вилейском районе возле деревни Порса. Расходы на них, по неофициальной информации, взяла на себя люберецкая братва.
 
Тени Япончика
 
28 июля 2009 года в Москве прозвучали выстрелы, о которых написали, видимо, все СМИ — от официальных до бульварных. Из снайперской винтовки с оптическим прицелом был ранен легендарный Вячеслав Иваньков (он же Япончик). Из этого ранения он уже не выкарабкался. Марк Крутер, адвокат Вячеслава Иванькова, много лет защищавший его в судах как по ту, так и по эту сторону Атлантики, автор книги о нем, в интервью GZT.RU пролил свет и на личность своего подзащитного, и на важные детали покушения.
 
“— Вы автор романа “Я защищаю Япончика”. Всегда неравнодушно отзывались о его персоне. Каким он был человеком?
 
— Человек был неординарный. Он был глубоко начитанным, интеллектуальным: читал по 14 часов в сутки. Мог говорить на любую тему, у него был обширный круг общения, с интеллигентными людьми, каждый из которых попадает в список лучших людей России. Он читал художественную литературу, он занимался самообразованием, потому как в юности ему не пришлось получить достойное образование. Знал зарубежную классику и естественно — российскую. С ним было прекрасно общаться.
 
— Вы о нем рассказываете как о каком-то непризнанном интеллектуале, ну а каким он был в том деле, в котором и прославился?
 
— Он был авторитетным, мудрым, рассудительным человеком. Прекрасно вел диалог, умел договариваться. Практически все его решения были жизненными и обжалованию не подлежали. Он умел решать вопросы без крови и оружия, когда были какие-то споры среди конфликтующих сторон. Я же был с ним на многих процессах. В том числе — в Америке, в Бруклине. Если вы помните, он уехал из России, потому как видел, что здесь ничего путного нет. Не видел перспектив. Его же вывез Ролан Быков в качестве оператора, незаконно. Потом было дело банка “Чара”, сфабрикованное от начала и до конца, он и в глаза-то не видел этих якобы потерпевших бизнесменов: Александра Волкова и Владимира Волошина. Они украли из банка “Чара” 3,5—4 миллиона долларов. Эти деньги были людей из культуры, спорта, науки. Они уехали с ними в Америку. А Слава поехал за ними. Чтобы эти деньги вернуть. Его ж судили потом по одному телефонному звонку. Суть звонка: “Господа, вам придется рассчитаться. Всем”. И американская Фемида посчитала, что это можно расценить как рэкет. И их как пострадавших засекретили, а они же промотали, пропили все деньги русских спортсменов и деятелей культуры. И по одной фразе его осудили на 10 лет.
 
— Интересно, что многие, как вы выразились, деятели культуры обращались за помощью к Япончику. Как так вышло?
 
— Был круг вопросов, который мог решить только он. Он обладал умением договориться по таким щепетильным вопросам, по которым было совершенно глупо обращаться в наши правоохранительные органы, которые всегда серьезно буксовали, а уж в те времена и подавно. Органы наши бы решали это все годами, а Иваньков решал все эти вопросы в часы. И он решал эти вопросы всегда. И в 70-е, и в 80-е, и в 90-е. Когда он был сильнее, когда-то чуть слабее. После смерти Монгола (уголовный авторитет, в банде которого Иваньков начинал свою криминальную карьеру. — Ред.) все вопросы решал он. Он был руководителем этого сообщества. Он решал вопросы и решал бескровно, по понятиям решал.
 
— Про Иванькова также говорят, что он был из тех воров, который чтил кодекс блатных правил.
 
— Он следовал этим правилам всегда. Они, конечно, видоизменились, но он всегда им следовал. Он активно боролся с грузинскими ворами, лаврушниками, как он их называл. Они в 23 года могли купить себе звание вора в законе. Он всегда ужасался: посидел полгода в тюрьме и стал вором в законе. Цена вора в законе была полмиллиона-миллион долларов США. Он всегда говорил им: какой ты вор, да ты и нар еще почувствовать не успел! Он их гонял. И те затаили обиду на него. От них и пришла угроза.
 
— Значит, покушались на него грузинские авторитеты?
 
— В одной из тюрем у него случилась поножовщина с грузинскими ворами. Так вот вся эта история затянувшаяся идет оттуда. Ему же стреляли в промежность во время покушения, вы знаете это? Ну разве нормальный человек будет стрелять туда, если он хочет просто убить? Нет, хотели, чтобы он мучился, хотели его еще и “опустить” таким образом.
 
— Вы после покушения не хотели общаться с прессой, говорили, что расскажете о нем, когда он поправится или когда он умрет...
 
— Он был сильным человеком, я до последнего думал, что он выживет”.
 
В Беларуси тоже многие с тревогой следили, выживет ли Иваньков и какие события последуют за теми выстрелами. Нашим правоохранителям Вячеслав Иваньков, однако, был известен не с такой высокоинтеллектуальной стороны.
 
Белорусское направление в империи Иванькова поначалу курировал некто Калина, известный в СССР как самый молодой из “законников”. По некоторой информации — внебрачный сын Иванькова. После убийства Калины при участии Япончика был коронован витебский авторитет Петр Науменко (Наум). Но и он погиб в самом начале войны белорусских правоохранителей с лидерами криминального мира: скончался прямо в витебском СИЗО от острой сердечной недостаточности. Эстафета перешла к Щавлику, который впоследствии исчез. Ему на замену прислали Арона — этот очень скоро оказался в Ивацевичской колонии... В общем, с криминальными авторитетами в Беларуси началась беспощадная война, в результате кто-то был убит, кто-то спешно покинул Беларусь, оставшимся была дана команда залечь на дно. Формально наступил период безвластия. Но сфера интересов у криминальных генералов на наших болотистых просторах осталась. У белорусских правоохранителей есть информация, что империя Япончика на разных этапах контролировала в Беларуси транзит наркотиков, транзит цветных металлов, спиртовой и игровой бизнес. Наконец, был у некоронованного короля и личный мотив в белорусском направлении. У жены Япончика Лидии Айвазовны — белорусские корни. И не случайно, когда она вслед за мужем вынуждена была уехать в США, то взяла фамилию Слуцкая.
 
Именно в США из тени Вячеслава Иванькова вышел и человек, телодвижения которого белорусские борцы с оргпреступностью сейчас отслеживают с особым вниманием.
 
Корнями из КПСС
 
Гомельчанин Александр Тимошенко стал Александром Бором, когда вслед за Вячеславом Япончиком в 1994 году переехал в США, женился на местной гражданке и взял ее фамилию. После ареста в США Иванькова, по данным все того же ФБР, именно Тимошенко-Бор стал человеком номер один в русской мафии Америки. Он наладил связи с итальянскими мафиозными “семьями” Гамбино и Гровано, был замечен в транснациональных операциях по торговле наркотиками, в ФБР считают, что Тимоха сыграл значительную роль и в легализации миллионов долларов, прошедших через Bank of New York и другие западные финансовые структуры. А вот погорел на менее крупных финансовых аферах, создав совместное предприятие — фирмы, якобы специализировавшиеся на строительстве полей для гольфа. Нанятые люди на Уолл-стрит искусственно вздували цены на акции этих фирм и перепродавали, когда стоимость ценных бумаг достигала высшей отметки. Потом фирмы исчезали, а вкладчики и инвесторы оставались ни с чем. Называлась эта операция “бойлерной”. На этом Бор и погорел. Агентам ФБР удалось разоблачить аферы на бирже, и в июне 1999 года большинство членов бригады Бора были арестованы, в том числе сын Тимохи Дмитрий. Сам Тимоха успел скрыться, но по наводке ФБР был задержан в мюнхенском аэропорту, куда прилетел из Нью-Йорка с греческим паспортом. При аресте Тимоха заявил, что едет в Инсбрук кататься на лыжах. Но немцы, оказывается, восемь лет пытались выйти на след этого “лыжника”, обвиняя его в соучастии в убийстве Ефима Ласкина — в свое время одного из “авторитетов” русской мафии в Европе. Потому суд Тимохе был обеспечен образцово-показательный. У здания мюнхенской тюрьмы, где содержали Бора, и на улице, по которой его доставляли в мюнхенский Дворец юстиции, была запрещена парковка автотранспорта. Немецкая полиция опасалась не то теракта, не то возможной попытки “русской мафии” освободить Тимоху. Примерно через полтора месяца после начала процесса слушанье и вовсе было перенесено в здание мюнхенской тюрьмы, где держали Бора. Осенью 2001 года он был приговорен к пожизненному тюремному заключению. Однако по жалобе адвокатов федеральный Верховный суд Германии пришел к выводу, что в ходе слушаний было допущено слишком много процессуальных ошибок, и вернул дело на повторное рассмотрение.
 
Второй суд начался в июне 2003 года. Однако в ноябре слушавший дело председатель суда Норберт Шмит перенес инфаркт. По закону ФРГ перерыв между заседаниями не может превышать десяти дней, а поскольку судья Шмит выбыл из строя минимум на два месяца, дело было направлено на новое рассмотрение.
 
Третий суд над Тимохой начался в марте 2004-го. В конечном итоге гражданин России и уроженец Беларуси Александр Бор был приговорен к 13 годам лишения свободы. Промолчавший весь процесс Бор получил прозвище “Русский немой”, но на последнем суде он все-таки дал европейским СМИ повод для обсуждения. Тимоха заявил, что его отец был секретарем Гомельского обкома КПСС. И якобы, чтобы скомпрометировать отца и расправиться с ним, аппаратчики сфабриковали уголовное дело против сына, которого упекли в тюрьму за изнасилование. Точно так же, по словам Тимохи, была сфабрикована его следующая судимость за хулиганство.
 
То ли судьи пожалели мальчика из партийной семьи, то ли по какой-то иной причине, но приговор оказался менее суровым, и в 2006-м Тимошенко-Бор уже приехал в Россию.
 
Известно, что 55-летний Александр Бор — человек религиозный. В начале 90-х, когда он отсиживался в Беларуси после убийства Ефима Ласкина, пожертвовал немалые деньги и лично участвовал в строительстве монастыря в окрестностях Гомеля. По сведениям правоохранителей, он является весьма влиятельным человеком в криминальном мире и теперь курирует транснациональную преступность на территории Западной и Восточной Европы.
 
О нынешнем статусе Бора свидетельствует хотя бы такой факт. Когда борьба кланов Деда Хасана и Тариэла Ониани (легендарного Таро) достигла своего апогея, когда и с той, и с другой стороны пролилось немало крови, Ониани решил провести масштабную сходку “воров в законе”, пригласив на нее как представителей противоборствующего клана, так и авторитетов, которые не заняли чью-либо сторону. От “славян” на сходку был “командирован” белорус — Александр Бор, что говорит о его чрезвычайно высоком статусе в окружении Япончика и Деда Хасана. Однако присутствовал на том памятном мероприятии и еще один персонаж, весьма интересный белорусским правоохранителям, — некто Дмитрий Галеев.
 
Свой-чужой
Уроженец деревни Станьково Дзержинского района Минской области Дмитрий Галеев, он же Гель, он же Галей, воровскую корону получил в 1998 году. Несмотря на то, что Галею нет и сорока лет, посидел он немало. Злостное хулиганство, подделка документов, квартирная кража, незаконное хранение оружия... “Маршруты биографии” — колонии в Орше и Мозыре, тюрьма в Гродно... Видимо, в Гродно его и короновали. Хотя, говорят, коронование Галеева в Беларуси было воспринято неоднозначно, поскольку прошло без учета мнения представителей местной “элиты”. Да и коронован Галей был группой российских воров в законе кавказского происхождения, что в наших краях не поощряется.
 
Галей известен как “смотрящий” за Жодино. В 2004 году перебрался в Россию. Этому деятелю приписывают контроль за криминальным автобизнесом. Белорусские правоохранители уже несколько лет безуспешно добиваются от российских коллег его выдачи. Причем Галея тоже не раз задерживал в Москве, но потом отпускали. Более того, российские суды не однажды выносили решение о его экстрадиции в Беларусь.
 
Дедушка с палочкой
 
По общему мнению правоохранителей, сегодня перевес сил — на стороне “славян”. После похорон Иванькова состоялся “сход” 50 воров в законе, подписавших свой приговор грузинскому авторитету Тариелу Ониани, который в настоящее время арестован и находится в “Матросской тишине”. Как сообщили российские СМИ, исполнитель расправы над Япончиком вычислен и уничтожен, а по тюрьмам пошла “малява”, из которой следует, что за произошедшим стоит именно Таро. Причем выдержки из “курсовой” (так на воровском жаргоне называются своеобразные “декреты”, прямые указания к действию) были зачитаны даже по центральным российским телеканалам, видимо, чтобы текст дошел до всех “заинтересованных лиц”.
 
Новым “крестным отцом” был избран Дед Хасан, давний друг Иванькова. Живет он в Москве. Как пишут российские СМИ, с виду это обычный пенсионер, ходит с палочкой, встает в пять утра и уже в шесть выходит из дома. Где-то рядом с ним находится и Александр Бор.
 
Не будем забывать и о том, что для уравновешивания влияния кавказцев на криминальный мир принято решение о коронации славян. И у Беларуси есть сразу несколько кандидатов. Тем более что у криминала появился к Минску особый интерес. Один из законов этой среды — вор обязан играть во все без исключения азартные игры. Будь то карты, кости или рулетка. Конфликт между славянами и кавказцами случился в том числе и из-за того, что российские власти пошли на большой передел игорного бизнеса. О том, что Беларусь охотно приняла у себя завсегдатаев российских казино, мы писали в одном из недавних номеров. Но к гадалке не ходи: вслед за игрой на большие ставки в страну приходит и криминал. Это их сфера, это их интерес, это их вотчина. Потому не стоит удивляться, что белорусское МВД еще в прошлом году с тревогой сообщило: “Руководство главного управления по борьбе с организованной преступностью отмечает, что после многолетнего затишья криминальный элемент осуществляет попытки к консолидации преступной среды, возрождению строгой иерархии и подчинения...”.
10:33 17/02/2010




Loading...


загружаются комментарии