История дипломата из Казахстана и белорусских парней

Минчанину Максиму Гурецкому 23 года. Белорусский военный суд приговорил молодого человека по обвинению в разбое к восьми годам лишения свободы. Беда Максима и двух его друзей в том, что июньской ночью 2009 года на пути молодых людей, из-за безысходности подрабатывавших частным извозом, попался  пьяный дипломат из Казахстана. Троих парней приговорили к длительным срокам заключения по обвинению в разбое.

История дипломата из Казахстана и белорусских парней
Пьяный дипломат из Казахстана и чрезвычайно ретивые белорусские милиционеры  сломали  жизни множества людей. У Максима Гурецкого, который без малого год отбывает наказание – вначале в СИЗО, и уже около трех месяцев – в Шкловской колонии, в другой жизни (на свободе) остались родители, молодая жена, близкие, друзья. «Белорусский партизан» обратил внимание на судьбу молодого парня, который собирался стать офицеров, но за три недели до выпуска из училища отправился на нары. Мы никого не защищаем и не осуждаем, просто рассказываем историю.
 

 
 
 
Приговор
 
7 сентября 2009 года Минский межгарнизонный военный суд под председательством майора юстиции Андрея Карпука приговорил Максима Гурецкого к семи годам лишения свободы в исправительной колонии усиленного режима с конфискацией имущества; Черника – к семи годам шести месяцам лишения  свободы в исправительной колонии усиленного режима с конфискацией имущества; Куруся – к шести годам шести месяцам лишения свободы в исправительной колонии усиленного режима с конфискацией имущества. Суд признал молодых людей виновными в совершении разбойного нападения группой лиц (часть 2 статьи 207 УК РБ).
 
Родные осужденных, в частности, родители Максима Гурецкого подали кассационную жалобу в Белорусский военный суд – 24 ноября 2009 года суд отказал в удовлетворении жалобы; 15 января 2010 года и председатель Белорусского военного суда оставил приговор без изменений.  27 января подана жалоба в Верховный суд Беларуси. Жалоба пока не рассматривалась.
 
Из материалов дела
 
Максим Гурецкий, уроженец Новогрудка, заканчивал 5 курс военного факультета  БНТУ.  Вырос в семье потомственного военного в третьем поколении. Как говорят о добропорядочных гражданах, «не привлекался, не задерживался».
 
Учась в БНТУ, Максим Гурецкий женился на минчанке, тоже студентке 4 курса. Жизнь студенческих семей не сахар. Не имея никаких доходов, кроме стипендии,  и не имея возможности где-то  подработать из-за учебы на военном факультете, иногда ночью по выходным парень занимался частным извозом на машине отца. Это была  единственная возможность заработать деньги и содержать молодую семью.
 
Частный извоз – работа не безопасная. Поэтому Максим вместе с коллегами-друзьями по извозу договорились об оказании друг другу «скорой» помощи: в случае непредвиденных ситуаций они едут друг другу на помощь.
 
События, поломавшие судьбы трех молодых людей, не считая родных, близких, произошли в ночь с 5 на 6 июня 2009 года в Минске. Знакомый Черник Виталий, тоже занимающийся частным извозом в тот вечер, позвонил Максиму Гурецкому и Курусю Максиму (как и договаривались) и попросил о помощи. Сказал, что в машине находится пьяный пассажир,  не желающий расплачиваться за проезд, и угрожает водителю.
 
Прибыв к кинотеатру «Октябрь» и сев в машину Виталия Черника, парни предложили пассажиру рассчитаться за оказанные услуги такси в размере 100000 (сто тысяч) рублей (сумму назвал Черник, в машине которого находился пассажир). Разговор проходил в нормальном тоне, что даже подтверждает в своих показаниях пассажир.
 
Поскольку В.Черник остановил машину на второй полосе проспекта Независимости, парни решили отъехать на стоянку возле Академии Наук, зная, что в данном месте установлены  видеокамеры. Если бы у них были какие-то преступные намерения, то они могли бы уехать в любой темный двор или просто разобраться с пассажиром в машине. Однако, рассчитывая на нормальное разрешение конфликта, они  остановили машину и предложили выйти покурить. Все вышли из машины, но пассажир,  неожиданно для всех, оттолкнул М.Куруся и стал убегать.
 
За ним побежали М.Курусь и В.Черник, а Максим Гурецкий остался возле машины. Убегая, пассажир падал, поднимался и бежал дальше и  снова падал (все это запечатлено на видеопленке). Парни догнали убегавшего. Максим не спеша (о чем свидетельствует запись на видеопленке, которая имеется в деле) подошел к ребятам и сказал, чтобы они оставили пассажира в покое. В это время он увидел на земле мужское портмоне,  предположил, что оно принадлежит кому-то из парней, и поднял. Дальше ребята вернулись, сели в машину и уехали. По дороге  они обнаружили, что найденное портмоне никому из них не принадлежит, и подумали, что оно принадлежит пассажиру. Хотели вернуть его, но  не смогли найти  пассажира. В портмоне оказалось 450000 белорусских рублей  и  510 долларов США. Кроме денег, в портмоне,  была визитница с визитками, водительское удостоверение и еще  водитель  возле машины  поднял флеш-карту. Все имущество, принадлежащее пассажиру, оставили водителю в машине с намерениями на следующий день найти его и возвратить все пассажиру.
 
Действия молодых людей, конечно, идиотские, но подобные ситуации возникают у таксисов едва ли не каждый день и решаются на месте без привлечения милиции. В большинстве случаев именно таксисты становятся жертвами пассажиров, а не наоборот. Мы не оправдывает глупость и наивность молодых парней, но наказание, которое они понесли, явно превышает вину.
 
На следующий день, 6 июня 2009 года, был задержан Курусь и Гурецкий, которые дали показания, как все происходило. 8 июня руководство БНТУ исключило М.Гурецкого из университета за "недисциплинированность". А 28 июня однокурсники М.Гурецкого отмечали выпускной. Приговорили парня мгновенно...
 
Виталий Черник  и его мама вечером 7 июня 2009 года возвратили документы  и флеш-карту  пассажиру, который был помещен в больницу скорой помощи. На беду молодых людей, пьяным пассажиром оказался представитель  Посольства Казахстан.
 
Утром 8 июня 2009 года тетя В.Черника отвезла  в больницу Мусралиеву Е.Т.(так зовут пассажира) портмоне, визитницу  и все деньги, получив расписку от Мусралиева Е.Т.
 
А Виталий Черник сам явился в Первомайское отделение милиции, где уже было возбуждено уголовное дело по статье 207 УК - разбойное нападение, совершенное группой лиц. Расследование прошло стремительно, заняло меньше трех недель.
 
Минский межгарнизонный суд приговорил: Максима Гурецкого к семи годам лишения свободы в исправительной колонии усиленного режима с конфискацией имущества; Черника – к семи годам шести месяцам лишения  свободы в исправительной колонии усиленного режима с конфискацией имущества; Куруся – к шести годам шести месяцам лишения свободы в исправительной колонии усиленного режима с конфискацией имущества. Суд признал молодых людей виновными в совершении разбойного нападения группой лиц (часть 2 статьи 207 УК РБ).
 
За кадром
 
Никто не обратил внимания на то,  что представитель посольства Казахстана Т. Мусралиев каждый раз менял  свои показания, хотя адвокаты обвиняемых настойчиво пытались обратить   внимание судьи и прокурора, но их претензий никто не слышал. Более того, Казахстан в срочном порядке отозвал дипломата из Беларуси…
 
Потерпевший является дипломатическим работником и гражданином Казахстана. Потерпевший заявлял и работникам милиции (это подтвердил на суде и его друг и коллега Мамаш), что прибыл в Минск для подготовки переговоров между правительствами Беларуси и Казахстана. Однако  вечером 6 июня 2009 года около 23 часов, после тяжелого рабочего дня, о чем сказал работник посольства Мамаш, компания в составе четырех человек пришла на ночную  дискотеку «Макс-шоу»  в состоянии алкогольного опьянения, что заметила и подтвердила на суде администратор увеселительного заведения. Заказали еще спиртные напитки и весело отдыхали.
 
В первом часу ночи Мусралив вышел из дискотеки, подошел и стал договариваться с таксистами о стоимости проезда, которые работают возле дискотеки. Не  договорившись с ними, Мусралиев подошел к «частникам». Черник согласился отвезти клиента за 20000 рублей на улицу Городской вал, д.10. Сев в машину, пассажир попросил водителя Черника  отвезти его туда, где можно познакомится с девушкой. Черник останавливался более 15 раз на проспекте Независимости, чтобы Мусралиев  мог выйти и выбрать себе девушку.  Наконец Мусралиев договорился с одной девушкой. Они сели в машину  и Мусралиев дал девушке 300000 рублей (назовем это материальной помощью щедрого дипломата). Пассажир  попросил отвезти его в магазин,  чтобы он смог купить водки и закуски. Когда водитель попросил расплатиться, пассажир возмутился и стал кричать, что если бы ему задали такой вопрос в Казахстане, то за такие слова, можно и горло перерезать. Водитель пытался отказаться вести дальше Мусралиева  и предложил оставить машину, что  еще больше его возмутило. Девушка стала успокаивать пассажира, который пообещал, что рассчитается с таксистом.
 
Дальнейший путь лежал в ТЦ «Корона». Возле ТЦ они остановились, Мусралиев  пошел в магазин один, так как девушка отказалась идти с ним. Мусралиев  вернулся  с пустыми руками. Девушка отказалась ехать с ним дальше, потому что Мусралиев был очень пьян и вел себя агрессивно. Она попросила отвезти ее на то место, где  села в машину. При этом девушка вернула Мусралиеву 300 тысяч рублей. Высадив девушку на площади Победы,  водитель опять попросил рассчитаться. Мусралиев стал ругаться, кому-то звонить, и говорить, чтобы вышли  и разобрались с водителем. Затем он сказал Чернику, что за него заплатят его друзья, так как он не знает, сколько должен. Виталий Черник возил пьяного дипломата два часа и попросил за услуги 100000 рублей. Когда Мусралиев потребовал у водителя отвезти его назад  к ночной дискотеке, водитель испугался дальнейших действий со стороны пассажира и его друзей, позвонил Гурецкому и Курусю, чтобы они ждали их возле дискотеки на всякий случай…
 
Девушка  еще в машине дала Виталию Чернику свой телефон: «Вижу, у тебя назревают проблемы». Девушка сама пришла в суд, который не захотел ее заслушать, потому что девушка легкого поведения – враг нашего общества. Мы так подробно описываем эту историю, чтобы всем стало очевидно, насколько она дурацкая и понятная.
 
Родители парней верили, что следствие поставит все на свои места, тем более следователи их успокаивали: «Суд разберется».
 
Письма
 
Родители потерпевших безмерно удивлены рядом обстоятельств, происходивших во время процесса.
Об этом родители осужденных написали и министру юстиции Виктору Голованову, и председателю комиссии по законодательству  и судебно-правовым вопросам Палаты представителей  Николая Самосейко. Да вот только внятных объяснений не получили.
 
«…Нас очень удивило тесное общение представителя потерпевшего Дасанова, прокурора и судьи. Особенно, когда мы узнали, что представитель Дасанов в прошлом и сам был судьей. Наверное, им,  как коллегам, было что обсудить. В этом мы убедились, когда представитель Дасанов был против того, чтобы зачитали показание девушки, с которой Мусралиев был в ту ночь, хотя ее допрашивали два следователя  Первомайского РОВД и следователь военной прокуратуры. На  первое заседания суда она пришла как свидетель, но допросить ее не успели т.к. очень долго допрашивал прокурор наших парней. На следующие заседания она прийти не смогла, но были ее  два заявления, что отсутствует она по семейным обстоятельствам и свои показания просит зачитать в суде.  Суд это не учел и по просьбе представителя  Дасанова показания так и небыли зачитаны. Не обратил суд внимание  и на показания самого Мусралиева, которые отличались на каждом допросе. Так же и показания друга Мусралиева  - Мамаша  не отличались правдивостью. На допросе в суде  были совсем другие показания, чем на допросе у следователя (о чем заявляли адвокаты). В ходе судебного заседания представитель Дасанов потребовал от суда наказания нашим детям по всей строгости закона, а именно по  ст.207 ч.2 и никакой другой. В его выступлении  прозвучало, чтобы  не была применена статья 70, которая может смягчить приговор, несмотря на все положительные характеристики и ходатайства. После вынесения приговора мы поняли, что Дасанова не столько  интересовал срок,  на который посадят ребят, потому что первый вопрос ребятам он задал о том, в какой сумме и когда он сможет получить компенсацию за моральный вред. И получив от родителей сумму  в размере трех миллионов бел рублей (с каждого по 1(одному) миллиону) прямо в здании суда, он не посчитал нужным остаться и заслушать приговор. Может, приговор  был уже известен Дасанову, или он был уверен, что все будет именно так?
 
Во время  перерыва судебного заседания мы слышали, как представитель Дасанов сказал прокурору, чтобы он подумал о том, как отнесутся  наверху к приговору. После этих слов у нас не осталось никакой надежды на  справедливый приговор.  Очень мы сожалеем о том, что не сняли данных  процесс на видеокамеру.
 
В суд был вызван судмедэксперт Горошко. Он  подтвердил, что потерпевший был в алкогольном опьянении, что все ушибы у него относятся к менее тяжким телесным повреждениям.  Исходя из показаний всех допрошенных,  действия наших детей  никак не могут быть отнесены к разбойным. Хотелось бы отметить, что Мусралиев на всех допросах никогда не упоминал о девушке, с которой собирался провести оставшуюся ночь,  понимая, что этот факт  повлияет на его дальнейшую карьеру. Также в своих показаниях он заявил, что из больницы ему пришлось уйти из-за родственников парней, хотя на самом деле, когда мы пришли к нему  в 17 часов 8 июня  Мусралиев, был собран и одет  для того,  чтобы покинуть больницу. Мы просили прощения за наших детей, становились перед ним на колени и предлагали оплатить то лечение, которое ему понадобиться в любой клинике г.Минска. Но он категорически отказался, мотивируя это тем,  что у него нет страхового полиса.  Нас  очень удивило это заявление, т.к. никакую границу невозможно пересечь без этого документа, тем более сотруднику такого высокого ранга другой страны. Взял он с нас 700 долларов за  испорченный костюм и рубашку, написав расписку,  и еще сообщил о том, что его операции  будут стоить более 5000 долларов США  в Казахстане.
 
Мы, родители Гурецкого Максима и его жена, искренне верили   в правоту военного  правосудия.  По нашему  мнению, это был единственный  орган, в который можно было  поверить в нашем государстве. К тому же наш сын являлся  военнослужащим и кому же,   как не военному  суду  положение сына  было понятно по духу  и разуму.
 
Но, увы,  чуда не произошло. По нашему мнению,  здесь  явились преобладающими  ведомственные интересы, а не судьба простого человека».
 
27 января 2010 года адвокат Максима Гурецкого – Д.Парамонова направила жалобу в Верховный суд на приговор:
«Приговором Минского межгарнизонного военного суда от 07.09.2009 года Гурецкий М.С. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 207 ч.2 УК РБ и ему назначено наказание в виде 7 лет лишения свободы в ИК усиленного режима.
 
Определением судебной коллегии по уголовным делам Белорусского военного суда от 24 ноября 2009 года приговор оставлен без изменения, а кассационные жалобы обвиняемых и их защитников - без удовлетворения. Председателем Белорусского военного суда жалоба защитника и Гурецкого М.С. оставлены без удовлетворения.
 
С состоявшимися судебными постановлениями я не согласна, считаю их незаконными, необоснованными и подлежащими отмене по следующим основаниям. Положив в основу приговора показания потерпевшего Мусралиева Е.Т. и свидетеля Мамаша С., суд не обосновал, совокупностью каких иных доказательств опровергаются показания Гурецкого М.С. и других обвиняемых.
 
Вместе с тем, показания потерпевшего, как и указанного свидетеля, носят субъективный характер, поскольку Мусралиев Е.Т. является дипломатическим сотрудником, желает "обелить" себя, в момент инцидента находился в состоянии алкогольного опьянения. Свидетель Мамаш С. является товарищем Мусралиева, также дипработником, и в силу даже одного только этого факта является заинтересованным в исходе дела, его показания также являются субъективными, тем более что он не являлся очевидцем произошедшего, об обстоятельствах конфликта ему известно со слов потерпевшего, а сам Мамаш был нетрезвым в тот вечер 06.06.09 года, что подтверждается счетами в материалах уголовного дела и показаниями свидетеля Давыдок.
 
На протяжении всего расследования уголовного дела, как в следствии, так и в суде, Гурецкий М.С. последовательно пояснял, что не имел умысла на завладение имуществом потерпевшего путем применения насилия, не преследовал корыстной цели. 06.06.09 года, желая оказать помощь другу в получении оплаты за проезд, по его просьбе, он оказался свидетелем того, что действительно лицо казахской национальности (как впоследствии оказалось, Мусралиев Е.Т.), отказывалось производить оплату за проезд в объеме выполненной услуги. Поскольку его возмутило поведение Мусралиева Е.Т., в целях восстановления справедливости, реагируя на просьбу о помощи своего друга Черника, он также спокойно попросил Мусралиева Е. произвести оплату за проезд, на что также получил лишь оскорбления, после чего Мусралиев стал убегать. Черник и Курусь побежали за ним. После этого он пошел в их сторону и впоследствии увидел лежащего потерпевшего и своих друзей рядом с ним. Он попросил друзей оставить пассажира и уйти от него. В стороне он увидел какой-то предмет, впоследствии оказавшийся кошельком. Кому он принадлежал, он в тот момент не знал и не осознавал.
 
Судебная коллегия не приняла во внимание данные пояснения Гурецкого М.С., немотивированно не проанализировав их в своем определении, хотя данные дополнения к кассационной жалобе имели существенное значение для установления действительных обстоятельств дела и для установления умысла Гурецкого М.С., поскольку изложенное Гурецким М.С. в дополнении к жалобе подтверждает и зафиксированная видеозапись инцидента, произошедшего 06.06.09 года, где также видно неприменение им насилия к потерпевшему.
 
Именно исходя из сообщения Мусралиева сразу же после инцидента о том, что его избили два человека, оперуполномоченным Первомайского РУВД г. Минска были задержаны 2 человека на автомашине "Фольскваген Пассат" светлого цвета, что также не учтено судом, хотя данное обстоятельство указывает на непоследовательность показаний потерпевшего, которые он изменял в зависимости от хода расследования.
 
Очевидно, что Мусралиев скрывал действительные обстоятельства произошедших событий, поскольку, являясь дипломатическим работником и семьянином, скомпрометировал бы себя и пребыванием в сильной степени алкогольного опьянения перед приездом дипмиссии, и нежеланием производить оплату за пользование услугами такси (что указывает на недобросовестность дипработника), а также пользованием услугами интимного характера с женщиной легкого поведения Ионовой.
 
Суд безосновательно не исследовал показания свидетеля Ионовой, хотя они имеют существенное значение для установления истины по делу, и полностью опровергают показания потерпевшего в части достоверности изложенных им обстоятельств, а также их последовательность.
 
Полагаю, что судом обвинительно искажены пояснения эксперта Горошко, поскольку последний в суде пояснял, что ушиб мягких тканей височной области справа мог образоваться у потерпевшего и при падении. Тем самым судом не соблюден принцип презумпции невиновности. В соответствии с протоколом медицинского освидетельствования от 10.06.09 года при освидетельствовании Мусралиева был обнаружен лишь кровоподтек в орбитальной области справа (т.е. в области глаза), других телесных повреждений в области головы обнаружено не было. Рентгенография черепа потерпевшего от 06.06.09 г. - без костно-травматических изменений. Диагнозы "сотрясение головного мозга, ЗЧМТ" не нашли своего подтверждения. Диагноз "ушиб мягких тканей височной области справа" ни при одном осмотре потерпевшему как при доставлении его в БСМП, так и при выписке 08.06.09 года не ставился, в связи с чем считаю приговор необоснованным.
 
Таким образом, полагаю, что в действиях Гурецкого М.С. отсутствует состав преступления, предусмотренного ст. 207 ч.2 УК РБ, в связи с чем приговор и определение кассационной инстанции подлежат отмене, поскольку выводы, изложенные судом, не соответствуют фактически установленным обстоятельствам.
 
На основании изложенного, руководствуясь ст. 404, 408, 410, 412 ч.1 п.2 УПК РБ,
 
Прошу:
 
Истребовать из Минского межгарнизонного военного суда уголовное дело по обвинению Гурецкого М.С., Куруся М., Черника по ст. 207 ч.2 УК РБ и внести протест на предмет отмены приговора Минского межгарнизонного военного суда от 07.09.09 года и определения судебной коллегии по уголовным делам Белорусского военного суда от 24.11.2009 года в отношении Гурецкого М.С. и прекращения производства по уголовному делу за отсутствием в действиях Гурецкого М.С. состава инкриминируемого деяния».
 
Безысходность вынудила близких и родных осужденных бить во все колокола. Именно поэтому родители осужденных обратились во всевозможные государственные учреждения. Но, видимо, не надеясь на торжество справедливости, одновременно решили сделать эту чудовищную историю достоянием гласности. Услышат ли?..
 
13:39 25/02/2010




Loading...


загружаются комментарии