Белорусские корни Макаревича

Известный музыкант Андрей Макаревич искал свои корни в Берёзовском районе Брестской области, где он впервые побывал в местах проживания своих предков.

Белорусские корни Макаревича
13 марта на российском телеканале ОРТ и белорусском ОНТ выходит передача «Родословная. Андрей Макаревич». Многие эпизоды телепрограммы снимались в Березовском районе. О том, как это было, рассказал на страницах газеты «Вечерний Брест» Николай Синкевич, один из ее участников.
На Брестчине, в Березовском районе, жили предки музыканта по отцовской линии, на Витебщине – по материнской. Как удалось разыскать сведения о семье Макаревичей? Во-первых, авторам передачи предоставил информацию Гродненский архив. Во-вторых, своей информацией поделились издатели журнала «Гiстарычная брама» – автор статьи и нынешний редактор журнала Александр Ильин. Встречающие собрались на перроне остановочного пункта «Береза-город». Среди них - автор телепередачи Надежда Куницына и режиссер Алексей Шлянин. Прибыл 131-й поезд «Москва – Брест». Поездом приехал в Березу Андрей Макаревич.
Николай Синкевич - проводник Макаревича на эти два дня в Беларуси.
Павловичи
Дед Андрея Макаревича – Григорий Андреевич Макаревич – родился в д. Павловичи в 1886 году. Прадеды его тоже жили в этой же деревне. А впервые эта  деревня  упоминается в 1563 году в ревизии Кобринской экономии, составленной по заказу короля Сигизмунда Августа. В списке жителей деревни в этой ревизии фамилии Макаревич еще нет. Она появилась позднее и затем стала преобладающей фамилией в Павловичах. Сегодня, кстати, практически в каждом втором доме здесь – Макаревичи.
Павловичами поочередно владели короли Речи Посполитой, начиная со Стефана Батория и заканчивая Станиславом Понятовским. И крестьяне деревни были королевскими, что значительно облегчало их жизнь (повинности были меньше и легче). После третьего раздела Речи Посполитой в 1795 году Екатерина II подарила эти земли Пружанской экономии генерал-фельдмаршалу Петру Румянцеву. Затем они не раз перепродавались, пока не стали владением помещика Феликса Влодека. Местные крестьяне, в т. ч. и Макаревичи, 50 лет были крепостными Влодеков (до 1861 г. – отмены крепостного права).
Заходим в первую попавшуюся хату, а там – сидят Макаревичи. Печка натоплена так, что не дотронуться. Наконец, рассаживаемся за стол. Разливаем чай. Беседуем: о жизни в деревне, о Макаревичах, сельском быте и занятиях сельчан. Разговор свободный и непринужденный. Оказывается, по деревне запросто разгуливают зайцы, лисы и другие животные.
Заходит разговор о родословных, о поисках предков. По словам Андрея, когда были живы его мать, отец, о чем-то спрашивать у них не хватало времени, была масса других дел. Сейчас, когда хочется узнать больше, спрашивать уже не у кого…
Если на стене в первом действии висит гитара, то в последнем на ней сыграют. Так и вышло. Александр, хозяин дома, сначала сыграл сам, а затем предложил Макаревичу. Тот посетовал, мол, на шестиструнной не играю, но откликнулся и инструмент взял. И опробовал струны.
Малеч
Макаревичи, как и все жители деревни Павловичи, были прихожанами Свято-Симеоновской церкви местечка Малеч, которое находится в 4 км от деревни. Каждое воскресенье они ходили на литургию в эту церковь, здесь крестились, венчались, здесь их и отпевали, а хоронили на малечском кладбище. Местечко Малеч периода Речи Посполитой было значительным торговым центром, в котором ежегодно проводилось 12 ярмарок. В письменных источниках оно впервые упоминается в начале XV века. А в 1645 году получило Магдебургское право и герб. Это означало, что его жители стали свободными мещанами. После раздела Речи Посполитой российские цари сделали их крепостными. Но малечцы были людьми свободолюбивыми и в начале XIX века устроили 5 бунтов против закрепощения.
Отец Николай, настоятель малечской Свято-Симеоновской церкви, рассказал московскому гостю о храме, иконах, ответил на вопросы музыканта. Андрей Макаревич покупает и ставит свечу, жертвует на церковь деньги. На прощание о. Николай фотографируется с музыкантом, приглашает приезжать еще. Отбываем дальше – в деревню Первомайскую.
Кабаки
На пути у нас – селение Кабаки. В середине XIX века в имении Кабаки помещик Феликс Влодек построил прекрасный дворец. Около 1910 года дед Андрея Григорий Андреевич Макаревич работал в этом имении. Тогда владельцами имения были Зофья Влодек и ее муж Витольд Свентицкий, внучатый племянник Адама Мицкевича. В Кабаках не останавливаемся и проезжаем мимо: имения Влодеков уже нет.
Первомайская
Род Макаревичей был связан с деревней Первомайская, ранее селом Блудень, которое впервые упоминается в той же ревизии Кобринской экономии 1563 года как центр Блуденской волости. В 1871 году  была построена Московско-Варшавская железная дорога, она еще называлась Александровской. Возле села Блудень была основана крупная железнодорожная станция Береза, которая в 1904 г. переименована в ст. Погодино.
В 1901 году на станции состоялось торжественное освящение Петропавловской железнодорожной церкви. Ее настоятелем и заведующим церковно-приходской школой при церкви стал священник Антоний Уссаковский – еще один прадед Андрея Макаревича. Родился Антоний Константинович около 1867 года. Уссаковские – это старинный шляхетский род герба «Сас». Профессия священника чаще всего была наследственной, поэтому можно предположить, что не только отец, но и деды, и прадеды Антония были униатскими священниками.
К 1914 году – к началу Первой мировой войны – в церковно-приходской школе работали учителями Григорий Андреевич Макаревич (1886-1947) и Лидия Антоновна Уссаковская (1891-1973) – соответственно дедушка и бабушка рок-музыканта. Летом 1915 году началось тяжелое отступление русских войск на восток, и Уссаковские были вынуждены вместе с другими жителями села податься в беженцы. Последнее упоминание об Антонии Уссаковском относится к 1918 году, когда он участвовал в съезде белорусов в Москве.
В 1924 году в Москве у Григория и Лидии Макаревичей, которые поженились после того, как покинули село Блудень, родился сын Вадим, впоследствии известный московский архитектор и отец лидера «Машины времени». После защиты диплома он стал старшим архитектором «Мосгорстройпроекта», участвовал в конкурсах, одновременно работая в аспирантуре института. Он автор ряда научных работ по архитектуре. Имел отношение к реконструкции Киевского и Белорусского вокзалов в Москве. Мать Андрея Макаревича – Нина Шмуйлович (1924-1989) – родом с Витебщины. А Андрей Макаревич родился в 1953 году.
Въезжаем на перрон станции Береза-Картузская. Издали показываю Макаревичу место, где когда-то стояла Петропавловская церковь, в которой служил его прадед Антоний. Съемки сюжета с доцентом Полесского университета Александром Ильиным проходят в деревне Первомайской, в доме Бориса Янчука, руководителя клуба «Блудэнская харугва». У Бориса подходящая для съемок обстановка: камин, книжные полки, рыцарские доспехи…
Александр Ильин собрал уникальный материал и написал статью об Антонии Уссаковском. Она как нельзя пришлась кстати. Беседа историка и музыканта – следующий сюжет передачи.
За участком Янчуков метрах в ста от дома на месте бывшего хутора растет старая груша. На фоне снежной равнины, особенно в солнечный день, она смотрится очень живописно. Режиссер на заставку передачи решил снять Макаревича у этой груши, призванной символизировать родовое дерево.
После съемок жена Бориса Людмила пригласила отобедать и накрыла стол для всей съемочной группы. Потрясающий обед: борщ, запеченная рыба, запеканка из мяса, квашеные капустно-морковные рулетики, что-то еще и еще. Макаревич разливает всем по тарелкам борщ. Музыкант высоко оценивает искусство хозяйки. Такая похвала от ведущего «Смака» действительно дорогого стоит.
Для того чтобы передача была интересной, информационных блоков недостаточно. Разбавить их решено сюжетом, где Макаревич появляется в своей другой известной ипостаси – кулинара. О съемках договорились с соседкой Бориса Светланой Данилкович. У нее большая и светлая кухня, русская печь предварительно натоплена, на столе приготовлены все ингредиенты для белорусской бабки и овощного рагу.
Поехали! Макаревич начинает сюжет словами: «Впервые вы видите выездную сессию передачи “Смак“». Светлана и Андрей готовят бабку в сковороде и овощное рагу в горшочках. Все идет без сучка и задоринки. Андрей разжигает плиту и жарит на сковороде шкварки. Комната наполняется запахами. «Какой дух! Еще утро, а уже выпить хочется!» – шутит музыкант.
Потом открывает печь и ставит туда сковороду с горшочками. И восхищается печью: «У меня всегда была мечта иметь дома настоящую русскую печь!» Наконец все снято. Для дегустации блюд Андрей просит принести водки. Все это тоже снимается. Для Светы это были первые в жизни съемки, да еще для ОРТ, да еще с Макаревичем. Но держалась она свободно и непринужденно.
Москвичи в восторге от умения хозяйки и выспрашивают у нее рецепты приготовления блюд! А та на прощание дарит Макаревичу три банки тушенки. Андрей осматривает дом. Сын хозяйки Дима, третьеклассник местной музыкальной школы, по просьбе Андрея играет на баяне…
Потом в центре д. Первомайской заезжаем в магазин. В магазине легкий переполох. Ни продавцы, ни покупатели Макаревича здесь не ждали, но узнали сразу. Ребята закупаются. Макаревичем выбирает себе покупку – открывалку бутылок и консервов на деревянной ручке: «В Москве такую уже не найти». Она стоит 2150 рублей.
Далее - д. Пески, где намечены съемки еще одного «развлекательного» сюжета – с фольклорным ансамблем. Мороз. В Песках в старом парке весело потрескивает костер, вокруг него празднично разодетые музыканты из местного ансамбля «Пескаўскiя весялухi».    Метрах в 30-и стоят две лошади, запряженные в сани.
Сначала «весялухi» у костра поют две зимние песни – для передачи надо качественно записать звук. В морозной тишине акустика потрясающая и звук чистейший! Затем, уже с Макаревичем, «весялухi» садятся в сани, откатывают назад, на «боевую позицию». «Мотор!» – лошадки пошли. Зрелище красивое, как в кино: заснеженный скорее лес, чем парк, и двое саней с развеселой компанией в народных костюмах.
Наконец, съемки у костра. Макаревич сочувствует пареньку-гармонисту (мороз за 20 градусов) и предлагает не тянуть, чтобы у того окончательно не замерзли пальцы. «Весялухi» поют те же песни, уже в движении (для «картинки»), и водят хоровод. На костер устанавливается чучело. «Что за варварский обычай был – жечь женщин», – замечает Макаревич. «Это всего лишь кукла», – реагируют музыканты.
Болтовня у костра, шутки-прибаутки. «Пескаўскiя весялухi» фотографируются с героем передачи, расставаться не хочется.
– Кем вы себя ощущаете – русским или белорусом, после того как узнали о своих корнях? – спросили  у Макаревича в авто по дороге на вокзал.
– Сложно сказать. А чем мы вообще отличаемся?
 
 
14:01 13/03/2010




Loading...


загружаются комментарии