Откуда гниет рыба?

Некоронованный вор «Матвей», криминальный «бригадир» по кличке «Заяц»… Они стали жертвами собственных бандитских разборок еще в 90-х годах прошлого столетия. «Ежедневник» нашел их тени в солидных кожаных креслах.

Откуда гниет рыба?
Как уже сообщал «Ежедневник», Главное управление по борьбе с экономическими преступлениями (ГУБЭП) МВД Беларуси заинтересовалось деятельностью предприятия Управления делами президента ГТПУП «Белрыба». И хотя дело пока возбуждено только в отношении ведущего товароведа, МВД начало поднимать все старые материалы, явно нацелившись на генерального директора предприятия (теперь уже бывшего) Геннадия Скитова. Причем правоохранители активно интересуются не только деятельностью Скитова на посту гендиректора «Белрыбы», но и его взаимоотношениями с бывшим управляющим делами президента Николаем Домашкевичем.
 
Легендарная личность
Геннадия Скитова очень хорошо знают и в МВД, и в Департаменте финансовых расследований КГК, и в КГБ, и в прокуратуре. Его называют легендарной личностью, хотя широкой публике он мало известен.
 
Это классический пример человека, который, как говорится, «вышел родом из народа». К 45 годам он сумел стать одним из самых известных директоров Беларуси. Он награжден президентом медалью за трудовые заслуги, в Москве получил медаль «За вклад в развитие пищевой промышленности России».
 
Борисовский мясокомбинат, которым Скитов руководил не так давно, и вовсе имеет 220 различных наград. Если бы под его ногами периодически не путалось МВД, Скитов, возможно, уже давно вошел бы в правящую элиту страны.
 
Впрочем, правоохранители называют Скитова «легендарной личностью» вовсе не за перечисленные выше заслуги.
 
Свою первую известность Геннадий Скитов получил, имея совсем другую фамилию. Его карьерный рост начинался в совсем других университетах.
 
От «Матвея» к «Зайцу»
Некоронованный вор «Матвей» не успел получить в Беларуси широкую известность, как другие криминальные авторитеты. Между тем именно «Матвей» на заре независимости Беларуси претендовал на одну из ведущих ролей в формировавшемся новом криминальном пространстве. Он сумел подобрать под себя Минскую область и уже хотел расширить свою влияние, как его карьера была прервана конкурентами.
 
В ближайшем окружении «Матвея» находились: еще только поднимавшийся по «служебной лестнице» криминальный авторитет Полищук по кличке «Заяц», тогда еще мало кому известные братья Элькинды, в будущем известный бизнесмен Сманцер и другие лица. В оперативных материалах сохранилось много фотографий, где эти люди запечатлены вместе. Но наиболее интересна, на наш взгляд, та фотография, где один из Элькиндов, Сманцер, сын начальника ГАИ и другие приближенные к «Матвею» лица дают клятву на могиле почившего босса.
После гибели «Матвея» его место тут же занял «Заяц».
Первоначально он исправно чтил воровские традиции, но постепенно, набирая все большую силу и влияние, начал вести самостоятельную игру. Он перестал отчислять деньги в белорусский общак, чем вызвал праведный гнев тогдашнего кассира воровского мира Беларуси Юрия Полшкова по кличке «Борода». Более того, «Заяц» начал беспредельничать, чего в воровском мире никогда не терпели. Рассказывают, например, такой случай. Один из рядовых членов бригады пригнал себе из-за границы автомобиль. Машина приглянулась «Зайцу», и он ее сразу же отобрал, не компенсировав члену своей бригады ни копейки. Понятно, что если так «Заяц» поступал со своими, то чужих он вообще не уважал. В конце концов, терпение у белорусской братвы кончилось, и «Зайца» застрелили в той самой машине. Автомобиль вместе с авторитетом сожгли. Кто это сделал, правоохранительным органам установить так и не удалось.
 
Братья Элькинды
Согласно оперативным данным МВД, основным видом деятельности бригады «Зайца» был жесткий, можно сказать, беспощадный рэкет предпринимателей Борисовского района. «Заяц» пробовал расширить регион своей деятельности, но всякий раз упирался в противодействие конкурирующей братвы.
 
Но перед самой гибелью авторитет сумел все же расширить свой бизнес и подмять по себя некоторые госпредприятия. Не в прямом смысле подмять, а организовать стабильный канал утечки неучтенной продукции с последующей перепродажей через подконтрольных предпринимателей на рынках и в магазинах. Особенно хороший доход начал приносить Борисовский мясокомбинат. В 90-е годы население еще не было избаловано мясными деликатесами, поэтому на ура шел любой продукт.
Несмотря на то что бригада «Зайца» занималась в основном рэкетом предпринимателей, братья Элькинды черными делами себя не запятнали. Согласно оперативным данным МВД, у них была иная задача. Они были чем-то вроде управляющих менеджеров при «Зайце», имея определенные выходы к местной власти. Дело в том, что отец Элькиндов в то время работал в Борисовском исполкоме, заведуя вопросами экологии. Вкупе с сыном начальника ГАИ Борисова, который также входил в круг приближенных «Зайца», связь с властью была более чем надежная и позволяла бригаде не беспокоиться о своем будущем.
 
После убийства «Зайца» его бригада начала распадаться. А раз перестала существовать бригада, то и прикрытие перестало функционировать, ведь платить ему было уже некому. Этим воспользовались оперативники, занимавшиеся борьбой с организованной преступностью. Если раньше у них были связаны руки, то теперь они могли действовать без оглядки на прикрытие «Зайца». Очень скоро по фактам деятельности бригады (рэкет и убийства) было возбуждено уголовное дело. Под подозрение попали более десятка человек, в том числе и братья Элькинды.
 
Жизнь с начала
Уголовное дело до суда так и не дошло. В нынешних оперативных материалах есть данные, как это произошло, но мы пока об этом умолчим. Скажем лишь, что в результате принятия экстраординарных мер дело было не только закрыто, но и уничтожена львиная доля оперативных материалов, собранных по деятельности бригады «Зайца».
Как только дело было прекращено, братья Элькинды начали новую жизнь, можно сказать, с чистого лица. И в этом им помог Николай Домашкевич, который в 1998 году был поставлен руководить Минским облисполкомом. Дело в том, что Домашкевич был хорошо знаком с отцом братьев – Виктором Элькиндом, которого практически сразу взял себе советником. Элькинды начали новую жизнь и обрубили все связи с криминальным миром. Перед ними открывались новые, более увлекательные перспективы.
 
Рождение нового человека
Именно в то время на свет родился новый человек – Геннадий Скитов. Это один из Элькиндов взял фамилию матери и сменил паспорт. Так он смог как бы избавиться от «зайцевского» прошлого и действительно начать жизнь с нового листа.
 
В 1998 году Геннадий Скитов устраивается на тот самый Борисовский мясокомбинат и начинает стремительное восхождение по служебной лестнице. Данные об этом восхождении немного разнятся: кто говорит, что Скитов начинал простым охранником, кто – что рабочим. Но это не имеет особого значения, важно, что уже в 2002 году он становится генеральным директором крупнейшего в Беларуси мясокомбината.
 
Впрочем, еще до знакового назначения Геннадий Скитов предпринял попытку при поддержке папы и Николая Домашкевича войти во властную элиту Беларуси и выставить свою кандидатуру на выборы в Палату представителей Национального собрания. Но, как оказалось, МВД не спало и все это время продолжало следить за судьбой Скитова/Элькинда. Тут же поднимается старое дело по бригаде «Зайца», которое передают на расследование в Следственный комитет МВД. Это было уже серьезно.
 
От себя скажем, что в оперативных материалах МВД есть конкретные данные о том, как во второй раз закрывалось это дело. В них конкретно говорится, кто и какие усилия приложил для этого, кто был подключен из СК МВД. Но об этом пока говорить рано. По данным «Ежедневника», сейчас эти данные МВД проверяет, и не исключено, что им будет дан официальный ход. В общем, дело по деятельности бригады «Зайца» было во второй раз прекращено. В это же время и брат Скитова, тот самый, который давал клятву на могиле «Матвея», устраивается в Миноблисполком на одну из ключевых должностей.
 
Их нравы
Став генеральным директором ОАО «Борисовский мясокомбинат», Геннадий Скитов сделался уважаемым человеком. Он быстро вывел предприятие в число лидеров отрасли и начал одну за другой получать награды.
 
Однако Главное управление по борьбе с организованной преступностью МВД не упускало его из вида. МВД несколько раз через ГУБЭП пыталось подобраться к мясокомбинату, но каждый раз получало отпор. В то время Домашкевич был на коне, дружил с председателем КГБ Сухоренко, поэтому свою вотчину защищал жестко.
 
Казалось, что ситуация изменилась, когда в июне 2007 года Домашкевич был освобожден от должности председателя Миноблисполкома. Но уже через несколько месяцев он был назначен Управляющим делами президента. Поэтому Скитова, у которого Домашкевич вскоре вновь взял под свое крыло, назначив директором «Белрыбы», никто не трогал. Только в прошлом году в сферу деятельности Скитова и Домашкевича попытался, не зная брода, сунуться ДФР КГК. Тот отпор, который они получили, в МВД обсуждают до сих пор.
 
«Не влезай – убьет!»
В феврале 2009 года ДФР КГК провел плановую проверку отдельных вопросов финансово-хозяйственной деятельности ГТПУП «Белрыба». В результате проверки были выявлены определенные нарушения: предоставление подозрительных скидок крупным оптовым покупателям рыбы, нарушения при замене икры с истекшим сроком реализации, хранение на предприятии икры с истекшим сроком реализации.
К тому времени в ДФР КГК сменился практически весь оперативный состав, и новые руководители слабо представляли себе, кто такой Скитов. Поэтому материалы были переданы в УДФР КГК по Минску и Минской области.
 
При рассмотрении материалов проверки у финансовой милиции возникла необходимость произвести выемку некоторых документов на ГТПУП «Белрыба».
 
Согласно объяснительной, которая потом легла на стол Генеральной прокуратуры, двое оперативников прибыли на предприятие, но столкнулись с гендиректором Скитовым. Тот заявил, что сможет представить запрашиваемые документы только через 10 дней, поскольку их еще надо найти и ксерокопировать. Оперативники ошалели и попытались объяснить директору, что намерены произвести выемку сейчас же. Впустую. Тогда оперативники позвонили начальству, которое тут же поспешило на предприятие.
 
В результате для произведения банальной выемки документов на предприятие прибыли: заместитель начальника Управления ДФР КГК по Минску и Минской области Чорный, начальник оперативного управления центрального аппарата ДФР КГК Дюков, заместитель директора ДФР КГК Коваленко и другие важные лица. Все не ниже звания подполковника.
 
В ответ из Управления делами президента явился советник Домашкевича некто Андреев, который высказывал мнение о недопустимости предоставления документов финансовой милиции, давал Скитову рекомендации не подписывать протокол и т.д. Руководители ДФР КГК попытались объяснить советнику Домашкевича, что тот вмешивается в деятельность правоохранительных органов, что недопустимо и может весьма жестко караться. Ничего не помогло. Когда противостояние Скитова и ДФР КГК достигло апогея, на предприятие приехал и сам Домашкевич. Он уединился в кабинете с заместителем директора ДФР КГК Коваленко и начальником оперативного управления ДФР КГК Дюковым. О чем они там говорили, никто не знает. Но победила дружба – Скитова с Домашкевичем.
 
Вся проверка закончилась тем, что было возбуждено уголовное дело по халатности по факту хранения просроченной икры. Дело передали для расследования в прокуратуру, а потом благополучно прекратили. Больше никто никуда лезть не стал.
По сведениям «Ежедневника», сейчас ГУБЭП МВД в рамках расследования уголовного дела собирается истребовать для изучения материалы прошлогодней проверки ДФР КГК и все же изучить вопрос предоставления скидок оптовым покупателям. Чем это закончится, покажет время. Может оказаться и так, что, несмотря на особое отношение МВД к Скитову, он останется совершенно чистым перед законом.
10:50 15/03/2010




Loading...


загружаются комментарии