Профессор Лепин: Белорусы станут заложниками атомной энергии

«Мы надеемся, что  результаты Общественной экологической  экспертизы, какими бы резкими они  ни были, учтут при принятии решения  о строительстве АЭС в Беларуси», - заявила председатель совета общественного объединения «Экодом» Ирина Сухий. Экспертизу проекта строительства АЭС проводили 15 белорусских, российских и украинских специалистов. Комиссия пришла к выводу о неприемлемости реализации проекта по строительству в Беларуси АЭС.

Работа проводилась в соответствии с законом Беларуси «О государственной экологической экспертизе» по заказу общественного объединения «Экодом», пишут Naviny.by.
«Экспертиза показала, что обоснование инвестиций было проведено необъективно, материалы  отчета об оценке воздействия на окружающую среду белоруской АЭС (ОВОС) не содержат действительно независимой оценки воздействия, а фактически являются некритическим воспроизведением рекламных материалов российской атомной промышленности», — сообщил 22 марта председатель комиссии, член-корреспондент Национальной академии наук Иван Никитченко. 
«Сведения об основных характеристиках проектного решения, в том числе технических, а  также по потребляемым природным  ресурсам, объемам отходов, физическим параметрам, используемой технологии, приводимым авторами обоснования инвестиций и отчета об ОВОС, противоречивы и неполны, иногда не достоверны», — заявляют эксперты. 
В частности, в  заключении отмечается, что авторы ОВОС «дезинформируют общественность относительно возможного обращения с отработанным ядерным топливом и игнорируют данные об опасности доля здоровья регулярных разрешенных выбросов и сбросов радионуклидов от АЭС». 
По словам ведущего инженера-технолога дирекции строящейся АЭС Николая Ульянова, предусмотрено, что поступающее из России топливо после отработки в реакторе будет находиться в бассейне выдержки, после чего отправится на долговременное хранение на российские специализированные предприятия. «На территории станции предусмотрены хранилища, куда будут складировать радиоактивные отходы в течение всего срока действия станции, то есть 60 лет. После того, как закончится срок эксплуатации, будет принято решение об утилизации радиоактивных отходов», — отметил Николай Ульянов. 
Юрист, председатель правления Инновационного фонда правовых технологий Елена Тонкачева считает, что проблема как раз в том, что до сих пор не существует этого решения, без которого нельзя судить о воздействии станции на экологию: «Как можно оценивать воздействие на окружающую среду белоруской АЭС, если мы не знаем, что будет с радиоактивными отходами через 60 лет?» 
По данным экспертов, в материалах отчета об ОВОС нет  описания технологии обращения с  радиоактивными отходами, воздействия  возможных аварий на окружающую среду  и здоровье людей, а также воздействия хранилищ и могильников отходов. 
Как считают  общественные эксперты, правительство  необоснованно отвергло менее опасные  и затратные альтернативные источники  энергии. Иван Никитченко, например, убежден, что материалы обоснования инвестиций и отчеты ОВОС должны быть отозваны, а рассмотрение реализации проекта строительства АЭС на их основе — прекращено заказчиком. 
Ответственный секретарь комиссии Татьяна Новикова обратила внимание, что выводы об экономической  целесообразности строились на устаревших данных за 2005 год: «Тенденции мировой энергетики изменились. Например, темпы энергопотребления в мире снижаются. Стремительно будет развиваться альтернативная энергетика, что не учтено в обосновании инвестиций. Кроме этого, доля ядерной энергетики снижается и будет падать в ближайшее десятилетии». 
Татьяна Новикова подчеркнула: по признанию самых  консервативных энергетических агентств, государства будут экономить  энергию. В Беларуси в русле мировой  тенденции отсутствует тенденция  роста энергопотребления. Между тем проектанты белорусской АЭС исходят из того, что в мире будет расти потребление энергии. 
Иван Никитченко считает, если направить усилия на модернизацию технологий, потребность в дополнительной энергии будет значительно меньше: «Пока белорусская экономика пока слишком затратная в смысле энергоемкости. При этом белорусов становится все меньше, что также необходимо учитывать в вопросе строительства АЭС». Так, с момента предыдущей переписи, которая проходила в 1999 году, численность населения страны уменьшилась на 556 тысяч человек (на 5,5%).
Проблема оценки энергоэффективности будущей АЭС  обостряется также в связи  с тем, что в настоящее время не существует точных экономических расчетов на этот счет. Окончательная стоимость станции, выгода от использования ее ресурса будет зависеть от результатов переговоров о размере российского кредита на ее строительство и условий, по которым мы получим кредит. 
Заместитель директора  Института энергетических и ядерных  исследований «Сосны» Академии наук Анатолий Якушев также подчеркнул, что очень многое будет зависеть от того, как будут меняться цены на природный газ. 
«Экономическая  конкуренция атомной энергетике, основанная на использовании природного газа, будет определяться ценностными характеристиками топлива. Если цена на ядерное топливо станет больше цены природного газа или хотя бы сравняется с ней, АЭС будет неэкономична. Однако, по прогнозам, цена на ядерное топливо останется ниже, чем на природный газ, порядка в десять раз. Это предопределяет преимущества ядерной энергетики. Что до ветроэнергетики, для Беларуси — это пустые разговоры, а возобновляемые источники — чепуха», — сказал А.Якушев. 
Профессор, доктор технических наук, активист движения «Ученые за безъядерную Беларусь» Георгий Лепин считает, что и вокруг экологической составляющей строительства АЭС много мифов. Одним из тезисов сторонников строительства атомной станции в Беларуси является то, что она не создает парникового эффекта, не выбрасывает углекислый газ в атмосферу. Однако Георгий Лепин подчеркнул: для обеспечения работы атомной станции существует целое производство. Около 10 объектов работает на атомную станцию, соответственно, ее нельзя рассматривать изолировано от других объектов. Они же, по словам Георгия Лепина, при сегодняшнем уровне качества добываемого топлива выбрасывают углекислый газ (40% относительно тепловых станций). 
«Американские исследователи подчеркивают, — сказал профессор Лепин, — что атомное топливо становится все более и более дефицитным. Во многих странах запрещена добыча ископаемых, которые могут служить этим топливом, в результате чего приходится переходить к добыче обедненных руд. Чем беднее руды, тем больше выброс углекислого газа. По ближайшим прогнозам, эти выбросы окажутся больше количества выбросов, которые поступают с тепловых станций». 
Кроме обычного углекислого газа, атомные станции  выбрасывают изотоп криптона, который, попадая в атмосферу, снижает ее электросопротивление, вызывает дополнительные воздушные потоки. Предприятия, которые производят обогащение урана, используют фреон, способствующий разрушению озонового слоя. Еще одна проблема — выбросы трития. 
Георгий Лепин  подчеркивает, что международный аспект строительства станции также нельзя не учитывать: «Кощунственно строить станцию на границе с другим государством. На мой взгляд, аргумент о том, что в Литве на границе в непосредственной близости с границей Беларуси была станция, теперь размещен радиационный могильник, не является существенным». Он считает, что нельзя поступать плохо только потому, что кто-то уже поступил плохо. Мы не можем строить станцию, исходя из того, что Беларусь окружена электростанциями. 
«И главное  — если что-то произойдет с атомной станцией в будущем, и экспериментальный реактор, которой планируется построить в Беларуси, взорвется, белорусы станут заложниками атомной энергетики. Между тем после аварии на ЧАЭС ученые заявили, что мир не выдержит второго Чернобыля», — подчеркнул он.
10:30 23/03/2010




Loading...


загружаются комментарии