На диске молодых исполнителей искали песни «порочащие честь и достоинство президента»

Повышенное внимание брестская милиция оказала прошедшему в городе над Бугом музыкальному фэсту «Гукі вясны», собравшему молодых исполнителей со всего региона. Сотрудники правоохранительных органов изъяли предназначенные для бесплатной раздачи публике диски с композициями принимающих участие в фэсте исполнителей и групп.

Как сообщил «Белорусским новостям» старший лейтенант Московского РОВД Бреста Александр Силкин, в РОВД накануне концерта поступила информация, что диски содержат записи, запрещенные в Республике Беларусь, поэтому их необходимо изъять для проверки. «Дальнейшую судьбу дисков будет решать руководство», — сказал Силкин.
Концерт был приурочен к выходу первого совместного диска музыкантов Брестской области «Права маладых — першы музычны блін», а диск вместил в себя 55 композиций таких исполнителей, как Vinsent, «Дай дарогу», Prana, Amerta, THE Fraiz, Ushuaia, :В:N, Sciana и многих других.
Как сообщил начальник РОВД Валерий Веремейчик, всего было изъято 348 дисков: «Проверку дисков в любом случае провести необходимо было бы, — говорит он. — Во-первых, неизвестно, что собирались раздавать людям. Не важно, бесплатно или платно. Они собирались распространять информацию, наша задача — выяснить какую, поскольку у нас был сигнал, что там есть песни, порочащие честь и достоинство президента Республики Беларусь, и песни, в которых использована матерная лексика».
По его словам, в Беларуси есть открытые списки запрещенных видео-, аудиозаписей и других материалов, и с ними можно ознакомиться.
Валентин Веремейчик также пояснил, что, поскольку милиция идеологией не занимается, из Московского РОВД диски будут переданы в отдел культуры облисполкома.
Начальник управления искусств Министерства культуры Михаил Козлович рассказал, что конкретного списка запрещенных аудиозаписей не существует, есть только информация, которая может быть запрещена: «Любая информация, которая пропагандирует насилие, порнографию и жестокость, — запрещена, — говорит он. — И не важно, аудио-, видео- или печатная продукция ее содержит. Сама по себе музыка запрещена в принципе быть не может. А вот музыку с текстом надо проверить».
Восстанавливая последовательность событий, организатор концерта и инициатор создания диска Павел Белоус говорит: «Сначала в клуб приехали сотрудники по уголовным преступлениям, но как только узнали, что на концерте пресса, ушли. Сразу за ними приехали сотрудники ОБЭП, составили на меня протокол и акт изъятия дисков. Хотя, если честно, я не понимаю, почему дисками занимается отдел по экономическим преступлениям. Мы же без всякой материальной выгоды это делали!»
Павел рассказал, что диск готовил очень долго, потому как хотел собрать на нем как можно больше исполнителей из Брестской области.
«Очень хотелось показать, что мы что-то делаем, — говорит он. — Диск содержит 55 песен, и три месяца я потратил на то, чтобы связаться со всеми исполнителями и спросить, как они относятся к тому, что их песня попадет на диск. Те исполнители, которые даже не имеют собственных альбомов, были несказанно рады, что мы захотели включить их в сборник. Никто из исполнителей не был против использования их песен для записи на диски, которые бесплатно будут раздаваться людям».
По словам Павла, сотрудники милиции рассказали ему, что накануне концерта в Московский РОВД г. Бреста поступил анонимный звонок, в котором некто сообщил о том, что будут распространяться диски с запрещенными записями: «Правда, не знаю, во сколько поступил этот звонок, потому что концерт начался в четыре часа дня, а милиция приехала и ждала уже с двух часов».
Павел также рассказал, что в целом концерту приезд сотрудников милиции не помешал, а обещанные диски, которые публика так и не получила, будут презентованы в Интернете.
«Я выступал первым, после выступления тоже находился почти все время в зале, поэтому могу сказать, что концерту никто не мешал, — говорит рэп-исполнитель Vinsent. — А вот что касается дисков, то изначально мы хотели поставить стол и выставить там не только бесплатные диски, но другие альбомы на продажу. Нам не разрешили, хотя за день до нас здесь выступал «Ляпис», а в клубе продавались не только его диски, но и диски группы «Дай дорогу», и никто не запретил этой торговли».
По словам Игоря Зыщука, заместителя генерального директора развлекательного комплекса «Zio-Peppe», в котором проходил концерт, никакой цели помешать концерту у милиции не было, а была лишь попытка установить, контрафактная ли продукция содержится на дисках.
«Милиции необходимо выяснить, в первую очередь, какие отношения у распространителя этих дисков с правообладателями той интеллектуальной собственности, чьи произведения на них записаны. Не важно, они раздаются или продаются, главное — они уже существуют на носителях и оформлены как компакт-диски, — пояснил он. — Я не хочу, чтобы в моем заведении ущемлялись конституционные права посетителей, но и не хочу, чтобы здесь распространялась контрафактная продукция».
Павел Белоус признался, что, возможно, незнаком со всеми юридическими тонкостями и ему очень жаль, что «в милиции совсем не поняли, что мы хотели показать своими песнями, а посчитали это каким-то контрафактом».
Однако именно эти юридические тонкости могут сыграть злую шутку, считает патентный поверенный Наталья Лушина.
«Тот, кто собирается записать диск, тем более сборник, должен иметь лицензионное соглашение на запись этих песен у авторов этих песен, — говорит она. — Устное разрешение, мол, я тебе разрешаю — не годится. Это не соответствует нашему законодательству».
По словам Натальи Лушиной, если создатель диска не имеет никакого договора (а договоров действительно нет), то это нарушение статьи 9.21 Административного кодекса («О нарушениях авторских и патентных прав»). И, если не выяснится, что печатание дисков осуществлялось по сговору лиц с умыслом, то распространителю и создателю грозит только административная ответственность — от 50 базовых величин.
«Если дисков 348, то явно их записывали не дома, а промышленным путем, — поясняет она. — Сейчас следствие, скорее всего, будет выяснять, какой завод их печатал и на каком основании. При этом совершенно не важно, собирались его продавать или раздавать — никто это учитывать не будет. Я общалась с различными белорусскими группами и знаю, что сегодня у них один состав, завтра — другой. Докажи потом, где чье авторство. Поэтому и договор надо заключать по определенному требованию на законных основаниях».
В этом отношении «Першы музычны блін» вышел комом. Но, согласитесь, вся эта история с большим трудом вписывается в логику защиты интеллектуальных прав. Скорее, этой логикой прикрывается совсем другая цель — показать, что и на вершине творческого Олимпа, и в андеграунде Большой Брат по-прежнему следит за тобой.
 
14:37 24/03/2010




Loading...


загружаются комментарии