Об идеологии и демагогии

На республиканском семинаре-совещании "Система идеологической работы в Республике Беларусь: современное состояние и перспективы развития" в Минске представители вертикали власти и рулевые пропагандистской машины искали ответ на вопрос, что такое идеология. Попробуем понять, почему ответ до сих пор не найден.

Об идеологии и демагогии
История вопроса
 
Термин "идеология" ввел в научный оборот французский мыслитель начала 19 века Дестют де Траси. Идеология представлялась ему системой знаний первооснов морали, политики, права. В этом смысле идеи, на которых базируется идеология, проистекают из чувственного восприятия происходящего. А поскольку чувства не всегда постоянны, то и идеология – это не застывшая глыба, а нечто изменяемое.
 
Идеологию нельзя считать наукой, потому что наука анализирует и обобщает, познает мир, базируется на реальности.  Идеология же может быть и утопической, главное для нее – найти отклик в сердцах людей, чтобы они следовали заданному курсу. Наука более точна, а для идеологии важно обобщить, найти струну, чтобы сыграть на ней свою мелодию. Поэтому пропагандистские лозунги так просты, иногда даже наивны. Но они работают!
 
Заблуждением является то, что может быть только одна идеология. На самом деле, все институты власти, все общественные организации, партии транслируют свои идеи, их идеологические системы могут быть не просто разными, а противоположными. И тут уж главный вопрос в том, чья идеология соберет больше сторонников.
 
Какой была идеология
 
Современные белорусы вышли из СССР, где действовала сильная пропагандистская машина. Идеи единения народов еще долго будоражили (и будоражат) умы после распада огромной страны, людям не хватало этого стержня, многие нашли отдушину в идее единения славян. Так русские и украинцы стали нам самыми близкими братьями, мы "держались вместе", пока политика стран-соседок не стала кардинально меняться. Украину лихорадило, она смотрела на Запад, в Москве экономические вопросы выходили на передний план.
 
Несмотря на то, что независимость Беларуси формально была принята за основу государственной идеологии, большинством людей она не воспринималась на эмоциональном уровне. Отсюда и непонимание оппозиционного лозунга "Жыве Беларусь!", который, как ни странно, не противоречил общепринятому.
 
Вторым транслируемым идеологическим постулатом последних лет была духовность, базирующаяся на христианских (читай: православных) ценностях. В свое время это имело смысл, люди и правда потянулись в церковь, однако государство у нас отделено от церкви, и это не может быть основой именно государственной идеологии.
 
27 марта 2003 года Александр Лукашенко выступил на семинаре "руководящих работников республиканских и местных государственных органов по вопросам совершенствования идеологической работы", где был озвучен новый постулат белорусской идеологии: "Россия сегодня перестает быть, к сожалению, духовным и культурным оплотом восточно-евразийской цивилизации <…>, в восточнославянском мире мы остались единственной страной, открыто проповедующей верность нашим традиционным цивилизационным ценностям".
 
И вот, представьте, с 2003 года мы смотрели на отношения со странами-соседками как на отношения братьев-сестер, притом что в Украине и России были заданы совсем другие направления. Не здесь ли кроются причины растерянности, когда нам во многом не уступали на переговорах, когда постепенно одна энергетическая война стала сменять другую?
 
Что сегодня?
 
Идеологический семинар показал только одно: белорусы на распутье.
 
"Честно говоря, я не знаю, что такое идеология", - признался глава Белтелерадиокомпании Александр Зимовский. А ведь именно он руководит важным пропагандистским инструментом!  Далее Зимовский отметил: "Определить некую сущность идеологии Беларуси как научный феномен, я не рискну. Просто есть идеологическая вертикаль, которая работает и ориентируется на базовые принципы и идеи. А эти идеи известны: суверенитет Беларуси, благополучие народа и способность народа выбирать лидера, который гарантировал бы суверенитет и благополучие".
 
И если благополучие народа как базовый принцип народу понятно, то с суверенитетом не все так просто, исходя из того, что этот базовый принцип только сейчас стал эмоционально восприниматься основной массой людей – когда мы стали отдаляться от своих братских народов, становясь, скорее, сотрудничающими в разных планах государствами.
 
Самым цитируемым стало выступление на идеологическом семинаре директора Парка высоких технологий Валерия Цепкало, который сказал, что лозунгом и идеей может стать такой: "Чистота и порядок". Что вызвало повышенное внимание к простому лозунгу, который, в общем, не противоречит тому, как белорусы говорят о себе, что рассказывают о том же Минске ("Приезжайте в наш город – он очень чистый")? Скорее всего, род занятий человека, который этот лозунг предложил. Парк высоких технологий – наша местная Силиконовая долина, на которую все еще возлагаются большие надежды – поставил точку, не выдвинув лозунг, касающийся какого- то прогрессивного движения вперед. Чистота и порядок – и все на этом. Сидели мы в чистоте и порядке – вот и наш потолок. По крайней мере, таким было эмоциональное восприятие слов В.Цепкало, а идеология базируется  - помним - на восприятии. Если бы про чистоту и порядок высказался представитель ЖКХ, например, было бы логично.
 
Другие выступления были смазанными, демагогичными, что-то о единстве с народом, о том, что идеолог должен понимать его нужды… В общем, вода лилась с трибун. Чего и следовало ожидать. Но почему следовало?
 
Потому что…
 
1. Прошлая идеология остается в прошлом: земля и предприятия начинают продаваться (это называется красивым словом "инвестиции"); коррупционеры зачастую могут вернуть деньги в казну и быть освобождены от ответственности; некоторые белорусские товары по-прежнему за рубежом стоят дешевле, чем если покупать их здесь, внутри страны. В общем, мы окунаемся в капитализм – отдельными своими боками.
 
2. Еще не определено, куда мы двигаемся. То мы сближаемся с Западом, то снова "дружим" с Россией, то "суверенно и независимо" ищем выходы на восточные и латиноамериканские рынки... Все эти движения обусловлены экономическим ветром: рыба ищет, где глубже, а Беларусь – где лучше. И такой небольшой, экономически ослабленной стране нужно на кого-то опереться, вступить в альянс, союз и так далее. В этом смысле понятна история с Таможенным союзом. Даже сильные страны сейчас, в кризисные времена, объединяются.
 
3. Противоречия слышны из уст самих идеологов. Например, на идеологическом семинаре министр информации Олег Пролесковский говорил о том, что районные газеты остались во вчерашнем дне. В то же время, ранее первая замглавы президентской администрации Наталья Петкевич обвиняла прессу (скорее, столичную) в "желтизне".  Но светскость и даже "желтизна" – это признаки развития прессы сегодня, так происходит во всем мире – это тенденция. А ведь данные приемы не раз использовались тем же "Первым каналом" в своих репортажах. И даже президент страны дал на днях вполне светское интервью "без галстука", сидя на бразильском пляже. Либо мы двигаемся вместе со всеми, либо мы все жестко контролируем и стоим на месте.
 
4. Единственным четким лозунгом последних лет было знаменитое высказывание о зарплате в 500 долларов. Однако пока экономически это не подтверждается. Также запомнился лозунг "Беларускае - самае маё", построенный на неоднозначном восприятии слов (некоторой "желтизне", не находите?).
 
Что же делать? Стоит вернуться к Конституции. Просто, емко, умно, ничего не нужно придумывать. Основной закон страны, к сожалению, остается формальным, и даже чиновники при упоминании статей Конституции морщат носы. Это и понятно: в ней заложены либеральные идеи о различных свободах, а свободу сложно контролировать.
 
Второй момент: если мы декларируем Беларусь как независимое государство, то стоит вернуться к ярким белорусским образам. Не даром же Александр Лукашенко рассказывал о Беловежской пуще аргентинскому журналисту. Однако здесь не должно быть двойных стандартов: если пуща – то охраняемая, если исторический памятник – то без возможности продажи частному лицу из запредельного государства. Иначе все равно образы не отзовутся в сердцах людей и не станут основой новой идеологии.
 
А пока… "Узок круг этих революционеров. Страшно далеки они от народа".
19:04 25/03/2010




Loading...


загружаются комментарии