Вместо льна – хлопок, малярия – вместо ОРВИ

В результате глобального  потепления Беларусь не превратится  в Оклахому, хотя повышение температуры  уменьшит расходы на коммунальные услуги. На этом благоприятные прогнозы о  возможных изменениях на территории страны в результате глобального потепления заканчиваются. О капризах природы на ближайшие полстолетия и адаптации к ним населения рассказывает профессор Московского государственного университета, климатолог Александр КИСЛОВ.  

Вместо льна – хлопок, малярия – вместо ОРВИ
- Что же все-таки  ждет Землю: потепление или похолодание?
- Большая проблема  в том, что никто из ученых  не может пока стопроцентно  точно утверждать ни первое, ни  второе. Это беда климатологии  как науки, что для изучения  процесса изменения погодных  условий нужно ждать. Лет через  70 мы сможем уверенно говорить, происходит ли глобальное потепление. А от климатологов все время требуют, чтобы они предсказали все сейчас. Народ дергает, правительство упрекает: «Вы зря хлеб едите!».
- И долго  еще ученые будут гадать, а  природа высмеивать несостоятельность их прогнозов такими беспрецедентно холодными и снежными зимами, как нынешняя?
- Один год  - не показатель. Ученые измеряют  климат интервалами в 30 лет.  Внутри него могут быть аномалии. В текущем отрезке были годы, потрясшие удивительным теплом, и вдруг - похолодание. Но это не опровергает прогнозов о потеплении, которое происходит в последние сто лет и является глобальным.
В целом климат становится теплее – это наблюдательный факт. Хотя эта точка зрения и  оспаривается скептиками. Они ссылаются на то, что ныне подавляющее большинство метеостанций по всему миру сосредоточены в крупных городах, где на показатели измерения температуры влияет так называемый «эффект городского потепления» -- повышение температуры на 0,4-0,5 градуса в результате обогрева человеком различных помещений, а также из-за производимой хозяйственной и бытовой деятельности. Когда повышение среднегодовой температуры всего на один градус является доказательством глобальных изменений климата, то даже такая мелочь имеет принципиальное значение. Если влияние "эффекта городского потепления" никак не учитывалось, то это ставит под сомнение достоверность всей базы данных.
К тому же теплеют  в основном континенты, а в мировом  океане этот процесс гораздо менее  выражен. В то же время метеостанции находятся на суше, а учитываются именно их данные.
- Что вы ответите  сейчас скептикам?
- Опровергать  эту точку зрения трудно. Было  бы неплохо проводить «чистые»  исследования, отделив те станции,  на которые влияет местный  антропогенный фактор. Но это сложная задача.
Однако потепление диагностируется не только по приземным  данным. Измерение температуры на высоте одного километра над землей с помощью радиозондов показывает, что тропосфера тоже теплеет, хотя на нее город снизу оказывает очень слабое влияние.
На потепление указывают и другие индикаторы. Горные ледники повсеместно отступают, кроме ледников Норвегии, обращенных к Атлантическому океану, которые, наоборот, прогрессируют. Шапка Килиманджаро тает прямо на глазах - это самый яркий пример потепления.
Растет уровень  мирового океана – этот факт тоже нельзя списывать со счетов. Происходит это  по двум причинам: из-за потепления верхний  слой воды расширяется так значимо, что это выглядит как подъем уровня, А, во-вторых, та вода, которая была накоплена в горных ледниках, потекла в моря.
- И еще один  вопрос: потепление – это природное  явление или результат деятельности  человека?
- Как реконструировано  по индикаторам климата прошлого, причины для колебания климата  были всегда. Был, например, так называемый «маленький ледниковый период» - это XVII-XIX века. Нынешнее потепление началось с середины XIX века, когда еще антропогенного пресса не было. Почему это происходило, ученые опять же лишь строят догадки. Однако в последнее время антропогенное влияние усиливается – это доказывают исследования.
- А вот еще  точка зрения, что глобальное  потепление — это выгодный  миф, придуманный теми, для кого  климат стал объектом мировой  экономики…
- Я все-таки  хотел бы верить в чистоту  науки.
- Тем не менее,  только кризис помешал открыть  Сингапурскую товарную биржу,  где квоты на выбросы углерода  в атмосферу стали бы котироваться  как, например, контракты на валюту или на покупку сырья. По прогнозам аналитиков, объем такого рынка мог бы составить 10-12 трлн долларов, а Беларусь теоретически может заработать не так уж и много -- до 750 млн евро. Что вы на это скажете?
- Как климатолог  скажу лишь, что даже если Беларусь не будет сокращать выбросы углекислого газа, то на мировом балансе это не скажется практически никак, потому что страна занимает небольшую территорию и вклад ее промышленности в парниковый эффект невелик по сравнению со всем миром. Беларусь - не Китай, не Россия и не США.
- На одной  из пресс-конференций вы назвали  любые прогнозы по изменению  климата на 50 лет спекуляцией,  поскольку метеорологические исследования  проводятся пока не столь длительный  период, который позволял бы строить надежные модели изменения климата. Но все равно очень хочется знать: к чему следует готовиться Беларуси?
- Давайте договоримся  сразу, что будем строить прогнозы, учитывая, что это произойдет  в том случае, если будет продолжаться  глобальное потепление по определенному сценарию, который предполагает к 2100 году повышение температуры Земли на 3 градуса. Тогда уже через полстолетия в Беларуси одновременно потеплеет и увеличится количество осадков, снега будет очень мало, изменится режим половодий.
- Это все хорошо или плохо?
- Как сказать.  Например, потепление без увеличения  осадков грозит засухой. А у  вас получается благоприятный  симбиоз и температуры, и осадков.  С другой стороны, осадки из  кучево-дождевых облаков – это  возрастание риска гроз, шквалов, ураганов.
Сельскому хозяйству  нужно задуматься о реструктуризации. У вас возникнут такие природные  условия, при которых можно будет  выращивать более теплолюбивые культуры. По некоторым данным, даже хлопок. Впрочем, изменения температуры мало для  смены характера землепользования. Многие думают: потеплеет, пальмы у нас будут расти, и мы будем бананы с них снимать. Ничего подобного - бананы просто так не вырастут. Нужно вкладывать деньги, особенно на первом этапе, чтобы дать старт новому земледелию.
Потепление, конечно же, предполагает уменьшение затрат на отопление. Отопительный сезон станет короче на 30 дней. Это большая экономия для страны.
Теперь неприятную вещь скажу. С потеплением возрастает риск случаев такого заболевания, как  малярия. Это сигнал для системы здравоохранения. Как и опасность распространения клещевого энцефалита, которое тоже связывают с глобальным потеплением.
Водность рек  упадет, поэтому перспективы малой  гидроэнергетики в Беларуси туманны. Нужно думать и об искусственных  трассах на ваших горнолыжных центрах, потому что снежных зим будет все меньше.
- На климат  какой страны будет похож климат  Беларуси через полстолетия?
- На ту страну, где среднегодовая температура  выше на 3 градуса и где осадков  больше примерно на 15-20%. Наверное, это нынешняя Молдова. Может быть, даже южнее – Румыния. Со всеми вытекающими последствиями: с частыми грозами и ураганами. Но все-таки это будет не Оклахома, что уже радует.
26 марта экологическое  товарищество "Зеленая сеть" проводит  в Минске научно-практическую конференцию "Модернизация экономики Беларуси в целях снижения выбросов парниковых газов и адаптации к последствиям изменения климата".
В рамках конференции  профессор Московского государственного университета Александр Кислов представит свое исследование "Прогноз климатической ресурсообеспеченности в условиях потепления 21 века". В выступлении будет идти разговор о тех отраслях экономики, которые напрямую зависят от состояния климата: агропромышленный комплекс, топливный, энергетический. О том, как учитывать изменения в строительстве, эксплуатации транспортных сетей, туризме.
Национальный  менеджер климатической программы  «Зеленой сети» Марина Богданович отмечает, что в связи с отсутствием  высокого уровня экспертов, которые  занимались бы оценкой последствий климатических изменений, «мы до сих пор не имеем полноценных моделей влияния изменения климата на природные ресурсы Беларуси и, соответственно, на ее экономику. В этой связи сложно выстраивать и предлагать обществу какие-то стратегии по адаптации к климатическим изменениям».
16:21 26/03/2010




Loading...


загружаются комментарии