Письма Снегирей

В редакцию «Белорусского партизана» друзья передали письмо  бывшего прокурора Минской области Михаила Снегиря, которое он написал президенту Беларуси. Говорят, что Александр Лукашенко держал письмо в руках, но так его и не прочитал, передав главе администрации Макею для рассмотрения.

Письма Снегирей
Не известно, доложил ли Макей  президенту содержание письма арестованного прокурора. Приводим некоторые фрагменты  текста этого письма, орфография автора сохранена.
 
«Глубокоуважаемый Александр Григорьевич!
 
Безмерно веря Вам как гаранту Конституции страны, как человеку, искренне любящему свой народ и радеющему за его спокойствие и благополучие, как честнейшему и справедливейшему руководителю государства, обращаюсь к Вам с просьбой ознакомиться со следующей информацией.
За свою многолетнюю службу в органах прокуратуры (29 лет) я всегда был активным сторонником бескомпромиссной борьбы с опаснейшим для общества явлением – коррупцией. Поэтому в 1993 году совместно с М.Ю.Сазоновым, Ю.Г.Малумовым, Н.М.Куприяновым и другими принял участие в сборе и подготовке материалов для Вашего известного антикоррупционного доклада. Ваша благодарность за эту работу и сегодня является для меня наивысшей наградой. В последующем, будучи депутатом Парламента, заместителем Генерального прокурора, я немало делал для совершенствования антикоррупционного законодательства, а главное, для его практической реализации. Сколько угроз и проклятий за эти годы  мне пришлось услышать и перенести от изобличеснных, и привлеченных мной к ответственности коррупционеров знаю только я, моя семья и некоторые коллеги.
Только за последний год прокуратурой области, несмотря на определенное противодействие, привлечены к уголовной ответственности заместитель начальника УВД облисполкома Пыж, начальник подразделений УВД по борьбе с незаконным оборотом наркотиков и экономической преступностью Тихомиров и Матвеев, руководитель управления облисполкома Закаблуков, другие коррупционеры и взяточники.
Я хорошо в жизни усвоил, что хапуги и рвачи, а также их покровители, ничего не прощают. Особого врага я нажил себе после привлечения к уголовной ответственности директора Слуцкого ООО «Ярок» Ярошевича, оказавшегося племянником Ломатя З.К. …Ломать неоднократно требовал от меня изменить племяннику меру пресечения и «замять» дело, в чем я категорически отказал и дал указания об активизации следственных действий и направлении дела в суд. Ломать мне заявил, что «не решил ты – решат другие».
…После назначения Ломатя З.К. Председателем КГК я почувствовал к себе с его стороны «особое» внимание. В своих выступлениях, Ломать неоднократно безосновательно негативно высказывал обо мне, заявлял, что «походит по прокурорским погонам» и «доберется до меня».
Особый острый конфликт возник из-за директора агрокомбината «Дзержинский» Шапиро С.Б., которого Ломать требовал «немедленно, любой ценой, посадить», а также из-за правовых оценок по многим материалам, связанным с земельными правоотношениями. Я выступал против всяких перегибов госконтролеров, требуя от своих подчиненных принимать решения по материалам проверок исключительно на основе закона.
О намерении Ломатя «свести со мной счеты» я неоднократно докладывал Генеральному прокурору П.П.Миклашевичу, Госсекретарю В.В.Шейману. С целью моей дискредитации, Ломать и его советник Писарик использовали ситуацию, связанную с покупкой мной квартиры. В этом меня убедил факт необоснованного задержания на трое суток сотрудниками КГК полномочного представителя продавца квартиры Баранова, которого принуждали давать показания о том, что я не заплатил за покупку квартиры все деньги. Голословные обвинения «бедного» Сидоровича руководитель КГК представлял за достоверную истину.
Уважаемый Александр Григорьевич! Полагаю,  что Вам, как никому другому, известны те перипетии, которые предшествовали моему назначению на новый срок полномочий.  Три-четыре раза меня вызывали на беседу к Вам, но в самый последний момент возвращали назад, так как всякий раз накануне Ломатем подавалась какая-нибудь впоследствии оказавшаяся недостоверной информация. Даже после всех выводов сделанных Советом безопасности, Администрацией Президента и другими уполномоченными органами об отсутствии препятствий для переназначения на должность, Ломать не согласовал мое переназначение.
Я искренне благодарен Вам за объективную оценку и утверждение моей кандидатуры на новый срок полномочий, будучи поддержан Вами, я старался изо всех сил оправдать Ваше высокое доверие. По основным направлениям прокурорской деятельности мы имели если не лучшие, то близкие к этому показатели, о чем было сказано Генеральным Прокурором  Г.А.Василевичем на подведении итогов работы за первое полугодие.
Все пошло по другому, когда Генпрокуратурой мне было поручено организовать поддержание государственного обвинения по уголовному делу в отношении организованной преступной группы, в состав которой входил зять Ломатя, Рощеня, его близкий знакомый Горощеня, другие лица (я до сих пор не могу понять, почему и из каких соображений это дело было направлено на рассмотрение в Минский областной суд, если преступление совершались в Витебской области и в г. Минске). С этого времени, на меня началось просто неимоверное давление со стороны подчиненных Ломатя. Мне говорили о том, что теперь «некому защищать прокуроров». Что я сам «вишу на волоске», поэтому надо дать команду гособвинителям о том, чтобы они «особо не активничали» в ходе судебного следствия, отказались от квалифицирующего признака «организованная группа», перешли на менее слабую квалификацию и не оглашали показания подсудимых в отношении Ломатя. Все эти «посредники» были отправлены мной «подальше». Но почему-то «подальше» с позором, за несколько дней до прений был уволен я.
Я всегда выполнял, и буду выполнять только команду Президента и Генерального прокурора. Я прошу защитить государственных обвинителей по этому делу от угроз, которые прозвучали в суде в их адрес со стороны зятя Ломатя.
Как могло случиться, что сделанные несколько месяцев назад после многочисленных детальных проверок выводы, в последующем подтвержденные всеми судебными инстанциями, исказили. «Где прокурор взял деньги?» Ведь известно и доказано, что накануне я продал квартиру в Троицком предместье за сумму, эквивалентную 285 тыс. долларов США, получил наследство. Все мои доходы официально задекларированы. Декларации хранятся в личном деле, в том числе и в Администрации Президента.   Я тысячу раз задаю себе вопрос и не нахожу ответа, как Главе государства могли представить для доклада настолько искаженную информацию и каким силам это было выгодно?!
 
Глубокоуважаемый Александр Григорьевич!
 
Полагаю, что при непредвзятом и беспристрастном изучении сложившейся ситуации будут сделаны объективные выводы. Мне, Вашему истинному приверженцу и соратнику, больно осознавать, что я оказался оклеветан в угоду чьих-то личных амбиций и, возможно небескорытсной заинтересованности. Кому-то было необходимо из лица, боровшегося с коррупцией, сделать главного коррупционера страны, обесславить и освободить от занимаемой должности по дискредитирующим основаниям. По тем методам и приемам, которые проявляют отдельные члены оперативно-следственной группы просматриваются и другие цели.
Я очень сожалею, что такая же трагическая участь постигла одного из лучших юристов, честнейшего и также преданного Вам прокурора Куприянова Н.М.
Мне больно слышать издевки торжествующих оппозиционеров: «Ну что дослужились?», но моя вера в Президента незыблема. Я был и остаюсь в Вашем ряду.
 
С глубочайшим уважением,              М.В. Снегирь».
 
В Верховном  суде продолжается процесса над бывшим прокурором. Только внимание к нему со стороны прессы и общественности  ослабло. В первую очередь, потому что семья прокурора как-то странно реагирует на вопросы журналистов. Во-вторых, сейчас идет более скандальный процесс по обвинению в терроризме предпринимателей из Волковысска.
 
Но на этой неделе в зал заседаний «прокурорского» процесса вызвали «скорую». Второму участнику судебного процесса стало плохо. Стоит отметить, что «скорую» в суд экс-директору ОАО «Забудова» Михаилу Куделко вызывают уже не в первый раз…
 
Когда будет вынесен приговор по делу экс-прокурора, пока не ясно. В суде все еще по-прежнему допрашивают свидетелей. Кто эти люди и какие они дают показания – не известно, потому что суд проходит в закрытом режиме.
 
Нет пока ясности и в нашумевшем деле с пятикомнатной квартирой по улице Грибоедова в Минске, которую в мае 2007 года купил Михаил Снегирь. Напомним, что в ноябре 2008 года А.Лукашенко на всю страну заявил: мол, эти хоромы были приобретены по явно заниженной стоимости, а отдельные судьи Центрального района Минска приняли заказное решение в пользу Снегиря. Почти год назад суд Заводского района Минска принял решение о том, что квартира остается в собственности Снегиря. Но в 1999 году эту квартиру на 25 лет арендовал у компании «Шве-Бел» бизнесмен Владимир Сидорович. И поскольку договор об аренде с ним не был расторгнут, то Сидорович, по решению суда, имеет право там проживать вместе с семьей. Ни одну, ни вторую сторону такое решение суда не устроило, была подана кассационная жалоба. Однако она до сих пор не рассмотрена.
 
Адвокат Снегиря Анатолий Шепелевич говорит, что вопрос о квартире Снегиря будет рассматриваться после того, как Верховный суд вынесет приговор по уголовному делу Снегиря. Близкие экс-прокурора не могут понять, почему одно дело увязывают с другим…
 
Кстати, до недавнего времени в квартире Снегиря на улице Грибоедова никто не жил. Год назад Владимир Сидорович сказал журналистам, что «квартира стоит пустая». Кто сейчас оплачивает коммунальные платежи (и оплачивает ли вообще) -- не ясно, сообщает газета «Народная воля».
 
Бандитов, которые вынесли добро из коттеджа, в строительство которого вкладывал свои деньги Михаил Снегирь, так и не нашли. Сын и жена Михаила Снегиря в дом, который находится недалеко от Цнянского водохранилища, принципиально не наведываются…
Жена Снегиря Анна на этой неделе также опубликовала открытое письмо президенту Лукашенко.
- Глядя на ситуацию «таможенного дела», когда виновные освобождались от ответственности за дачу показаний на других, я начинаю понимать почему лица, виновные в махинациях со строительными материалами в нашем деле, представлены Генеральной  прокуратурой  суду в качестве свидетелей.
Уважаемый Александр Григорьевич, еще раз прошу Вас вмешаться в данную ситуацию и не допустить осуждения невиновного человека - Снегиря Михаила Валентиновича, генерала, 30 лет жизни отдавшего борьбе с преступностью, Заслуженного юриста РБ, Депутата ППНС РБ, одного из разработчиков уголовно-процессуального и уголовного Кодексов РБ, не совершившего  вменяемых им Генеральной прокуратурой уголовных преступлений!», - написала в письмо к президенту Анна Снегирь.
 
Справка «БП». Бывший сотрудник спецподразделения МВД Беларуси «Стрела» Олег Рощеня в общей сложности провел за решеткой чуть меньше двух лет. Напомним, что уголовное дело, в котором фигурировал зять председателя Комитета государственного контроля Зенона Ломатя, было засекречено. В прокуратуре воздерживались от каких бы то ни было комментариев. Ни разу не обмолвился на публике о своем зяте и сам Зенон Кузьмич, хотя и его имя всплывало в рамках данного дела...
Когда дело Олега Рощени и компании рассматривали в Минском областном суде, прокурор потребовал для него девять лет лишения свободы. В итоге Минский областной суд назначил Рощене наказание в виде лишения свободы сроком на четыре года с конфискацией имущества. Его признали виновным «в умышленном, вопреки интересам службы, совершении должностным лицом действий с использованием своих служебных полномочий, повлекшее причинение существенного вреда государственным и общественным интересам, злоупотреблении властью или служебными полномочиями, совершенным из корыстной заинтересованности и повлекшим тяжкие последствия».
Майора  Рощеню лишили права занимать должности, связанные с выполнением организационно-распорядительных обязанностей сроком на пять лет. Ему  также необходимо было внести в доход  государства очень приличную сумму. Отбывал наказание Олег Анатольевич в исправительной колонии усиленного режима.
В срок наказания Рощене зачли время  предварительного заключения под стражу: с 11 января 2008 года по 9 января 2009 года. Он вышел на свободу в конце 2009 года.
 
19:58 28/03/2010




Loading...


загружаются комментарии